Крейсер "Москва" поднимает якорь

В истории современного российского военно-морского флота есть корабли, которые не только олицетворяют собой морскую мощь государства, но и своими именем украшают боевой состав действующих флотов. Флагман Черноморского флота ракетный крейсер проекта 1164 «Москва» является именно таким кораблем. Крейсер по праву можно назвать становым хребтом военно-морской силы России на Черноморском театре.

Причины появления крейсеров проекта 1164

Появление в 70-х годах на океанских просторах крупных авианосных соединений американского флота поставили Высшее военно-морское командование СССР в трудное положение. Итоги вьетнамской войны показали насколько возросла роль морской авиации в современных военных конфликтах. Авианосные группы ВМС США и стран НАТО могли свободно блокировать любое побережье, одновременно с этим нанося удары по объектам, находящимся в глубине территории противника. Морские границы СССР в такой ситуации оказались практически беззащитными в тактическом плане. Стратегически вероятный противник мог полностью парализовать судоходство не только на океанских просторах, но и во внутренних морях.


Схема крейсера

Черноморский флот, как и Балтийский не имели в своем составе корабли, способные противостоять ударной мощи авианосцев. Практически оголенным был восточный фланг рубежей Советского Союза. На Тихом океане в составе ТОФ не было ни одно корабля, способного устранить угрозу со стороны ударных сил флотов иностранных государств. В срочном порядке требовалось ждать адекватный военно-технический ответ возросшей угрозе на море. Это и стало основным мотивом для разработки и последующего строительства на советских верфях ракетных крейсеров проекта 1164.

С момента появления кораблей этого класса в составе ВМФ СССР ситуация на море кардинальным образом изменилась. Военно-морскому командованию Советского Союза удалось нейтрализовать мощь американских авиационных соединений, действующих в акватории внутренних морей. Благодаря своему вооружению и тактико-техническим данным новые корабли заслужили лестное прозвище «убийца авианосцев», поставив под сомнение военную мощь авианосцев. Они получили шифр «Атлант», а в классификации НАТО советские крейсера — код Slava. С этого момента потенциальные противники вынуждены были считаться с возросшей мощностью ВМФ СССР. Действия авианосных ударных групп ВМС США и стран НАТО вблизи морских рубежей Советского Союза стали осторожными и не носили вызывающий характер.


После распада СССР ракетные крейсера типа «Атлант» составили костяк российского флота, укрепив позиции России на Черном море, на Балтике и на Тихом океане. Первенец серии, ракетный крейсер проекта 1164 «Москва» сегодня продолжает нести боевую службу в составе Черноморского флота, контролируя не только весь черноморский театр, но и районы восточного Средиземноморья.

Основные конструктивные особенности крейсера «Москва»

По техническому заданию, которое поступило от руководства флота, новые корабли должны были стать газотурбинными ударными крейсерами. Начало разработки технической документации по проекту 1164 приходилось на весну 1972 года. Решение о начале проектирования новых крейсеров принималось на самом высоком уровне. Военная комиссия при Совете Министров СССР обозначила разработчиком эскизного проекта кораблей типа «Атлант» Северное ПКБ, расположенное в Ленинграде. На счету этого коллектива имелось на тот момент немало готовых проектов боевых судов, среди которых стоит особо выделить БПК проекта 61 и сторожевики типа «Буревестник».


Ракеты на вооружении крейсера "Москва"

Ставка в проекте делалась на газотурбинные двигательные установки, наиболее дешевые в сравнении с двигателями на ядерном топливе. По водоизмещению новые корабли должны были стать полноценными океанскими судами, оснащенные мощным ракетным вооружением. Крейсера планировалось вооружить противокорабельными крылатыми ракетами «Базальт».

Первый корабль новой серии заложили в 1976 году на Николаевском судостроительном заводе им. 51 коммунаров. Крейсер получил заводской номер 2008 и имя «Слава». Название корабля было выбрано неслучайно. Корабли с этим именем имели в истории российского флота особый статус. Начиная с эпохи парусных судов и заканчивая тяжелыми броненосцами, корабли с именем «Слава» всегда были гордостью русского флота. Несмотря на острую потребность в подобных судах, первый крейсер строился почти 6 лет. Только под занавес 1982 года корабль был сдан приемной комиссии, после чего был отправлен на ходовые испытания. Новый ракетный крейсер вступил в строй уже на следующий год, став полноценной боевой единицей Черноморского флота и войдя в состав 150 ударной бригады надводных кораблей.


Длина крейсера составляла 186 метров, что делало его на тот момент одним из самых крупных военных судов на Черном море. Полное водоизмещение корабля составляло 11380 тонн. Несмотря на превышение проектного водоизмещения более чем на тысячу тонн, крейсер от этого ничего не утратил. Максимальная скорость хода судна составляла 32 узла. Дальность плавания на экономичном ходу в 18 узлов составляла 6000 миль. Без дозаправки и обеспечения корабль мог находиться в автономном плавании до 30 суток. Экипаж крейсера составлял 510 человек.

Реализация проекта 1164 предусматривала постройку 10 однотипных кораблей. Однако ввиду начала строительства атомных ракетных крейсеров типа «Орлан» программу строительства крейсеров «Атлант» сократили до 6 кораблей. Результатом стала закладка 4 судов этого типа, из которых в строй сумели войти только 3 корабля.

Крейсер "Москва" на пирсе

Сегодня все три корабля ГРКР «Москва» (бывший «Слава») являются флагманами Черноморского флота. Брат-близнец ракетный крейсер «Варяг» входит в состав Тихоокеанского флота. Третий крейсер — проект 1164 «Маршал Устинов» — до недавно времени проходил капитальный ремонт в Северодвинске и снова вошел в состав ударной группировки Северного флота.

Корпус корабля и силовая установка


Изначально корабль строился как альтернатива ударным кораблям с атомной силовой установкой проекта 1144, более крупных и дорогостоящих в строительстве судов.

По своей конструкции крейсер являлся длиннопалубным двухмачтовым судном с развитой трехостровной надстройкой. Корабль имел улучшенные мореходные качества за счет использования в судовом наборе шпангоуты большего развала и наклоненного форштевня. Основная часть корпуса была выполнена из корабельной стали, однако внутри корпуса переборки и выгородки сделаны из прочных алюминиевых сплавов. Аналогичным образом были сконструированы палубные надстройки, которые в местах пуска боевых ракет усилены стальными листами. Весь такелаж на крейсере, включая дымовые трубы, был сделан так же из алюминиевых сплавов. Применение легкого металла в конструкции корабля позволило разработчикам проекта вместиться в расчетное водоизмещение.

Под топливными цистернами имелось двойное дно. Погреба боезапаса находились в разных частях корабля и были разделены между собой прочными переборками. Все внутренние помещения корабля оборудовались системой пожаротушения и орошения. Все эти меры существенно повысили живучесть корабля. Даже при затоплении трех смежных отсеков корабль должен был оставаться на плаву, не теряя своей боеспособности.


Особого внимания заслуживала энергетическая установка крейсера. В проекте сохранилась тенденция разделение двигателей на две группы, маршевые и форсажные. Основной ход кораблю обеспечивали 2 газотурбинные установки М21 мощностью 110 тыс. л.с. Для увеличения скорости хода крейсера в работу включались газотурбинные двигатели М70, мощность которых составляла 20 тыс. л.с. Двигательные группы былирассредоточены по кораблю, обеспечивая тем самым независимое энергообеспечение судна.

Вооружение крейсера

Боевой корабль по проекту 1164 изначально создавался специально под новые противокорабельные ракеты П-500 «Базальт», обладающие большой разрушительной силой. Пусковые контейнеры устанавливались попарно, по четыре спаренные установки с каждого борта. Боезапас крейсера составлял 16 ракет. Каждая ракета П-500 имела длину 12 метров и весила до 5 тонн в снаряженном состоянии. Скорость полета ракеты у поверхности достигала 1800 км/ч. Ракета могла нести фугасно-осколочный или фугасно-кумулятивный заряд весом до 1000 кг на расстояние 250-350 миль. При необходимости ракета «Базальт» могла нести и ядерный заряд.

Вооружение флагмана Черноморского флота

Гвардейский ракетный крейсер проекта 1164 «Москва» был впоследствие перевооружен на более мощные противокорабельные ракеты П-1000 «Вулкан». Новое оружие значительно повысило огневую мощь корабля. За счет уменьшение массы боевой части ракета получила значительно увеличенный боевой радиус, который составляет 1000 км.


Это оружие и стало той самой «красной тряпкой» для американского военного командования, которое увидело реальную возможность потерять свои драгоценные авианосцы в один момент. Благодаря установке на крейсера проекта 1164 ПРК «Базальт» эти корабли и получили свое громкое прозвище — «убийцы авианосцев».

Помимо ударного вооружения корабли проекта 1164 были хорошо оснащены средствами ПВО. На вооружении крейсера «Москва» стояли 8 пусковых установок ЗРК С300Ф «Форт», шесть ЗАК АК -630 и два зенитно-ракетных комплекса «Оса-МА». Для борьбы с подводными лодками на крейсерах этого проекта устанавливались боевые комплексы «Водопад» и реактивные бомбометы РБУ-6000.

Ракетный крейсер «Москва» несмотря на то, что имел ограниченное водоизмещений, по огневой мощи практически не уступал своим более крупным собратьям, атомным крейсерам проекта 1144 типа «Орлан». Если сравнивать тактико-технические характеристики крейсера проекта 1164 с кораблями иностранных флотов, то по многим параметрам отечественные ракетные крейсера схожи с американскими кораблями типа «Тикондерога» и японскими эсминцами «Атаго».


Несмотря на свой почтенный возраст, корабль находится в строю почти 25 лет, крейсер «Москва» продолжает оставаться и сегодня самым крупным и самым мощным кораблем на всем черноморском морском театре.

Тяжёлые крейсера

Первое поколение тяжёлых крейсеров

Появление тяжёлых крейсеров стало результатом Вашингтонской морской конференции. В ходе дебатов о крейсерских силах возникло предложение о качественном ограничении вновь построенных кораблей этого класса. Британцам, незадолго до этого достроившим сильнейшие в мире крейсера типа «Хокинс»[9], было крайне нежелательно пускать на слом эти весьма дорогие корабли и они, при благожелательном отношении США и Японии, настояли на принятии ограничительных характеристик близких к «Хокинсам»[10]. Таким образом, будущие крейсера должны были иметь водоизмещение не более 10 000 тонн, а калибр артиллерии не должен был превышать 203 мм[10].

Поскольку решения той же конференции предусматривали мораторий на строительство линкоров, в основных морских державах началась крейсерская гонка вооружений[10]. При этом каждая страна полагала, что строить корабли, не достигающие потолка ограничений бесполезно, и приступили к созданию крейсеров с максимально допустимым водоизмещением и бронированием. Вплоть до 1930 года эти крейсера именовались «вашингтонскими».


Великобритания, нуждавшаяся в очень больших крейсерских силах для защиты океанских коммуникаций, выработала тип крейсера, отличавшегося превосходной мореходностью, значительной автономностью, солидным вооружением и достойной скоростью. Однако на бронирование тоннажа уже не хватило, и защита новых крейсеров оказалась крайне слабой[11]. В 1927-1930 годах британский флот получил 13 крейсеров типов «Кент», «Лондон» и «Норфолк», близких между собой по характеристикам и собирательно именовавшихся типом «Каунти»[12].

Ещё более слабое бронирование получили первые «вашингтонские» крейсера Франции типа «Дюкень», построенные в двух экземплярах. Их защита ограничивалась тонкой броней артиллерийских погребов, зато скорость и мореходность соответствовали самым высоким стандартам. Следующий тип французских крейсеров типа «Сюффрен» получил заметно более мощное бронирование, причём оно усиливалось от корабля к кораблю. В итоге все 4 единицы получились достаточно разными.

Итальянский флот традиционно делал главную ставку на скорость, пренебрегая мореходностью, дальностью и отчасти бронированием[13]. Пара крейсеров типа «Тренто» формально считалась самыми быстроходными «вашингтонцами» в мире, хотя в реальной эксплуатации их рекордная скорость не подтверждалась[14].


Флот США после долгих колебаний между проектами защитников торговли и эскадренного крейсера выбрал нечто среднее[15]. По вооружению они даже несколько превосходили зарубежные аналоги, имели высокую скорость и большую дальность плавания, но неудовлетворительную защиту. К тому же крейсера типов «Пенсакола» и «Нортхэмптон» из-за просчётов проектировщиков оказались недогруженными[16]. Полностью договорное водоизмещение было использовано лишь следующим типом — «Портленд», имевшим усиленное бронирование[16]. Всего американский флот получил 10 тяжёлых крейсеров первого поколения.

Японский флот, рассматривавший тяжёлые крейсера как мощные эскадренные разведчики, стремился получить солидные корабли, но минимально возможных размеров. В результате 4 крейсера типов «Фурутака» и «Аоба» страдали от значительной перегрузки[17], были вооружены слабее, чем любой иностранный корабль аналогичного класса, имели слабое бронирование, но весьма мощное торпедное вооружение.

Итоги развития тяжёлых крейсеров первого поколения были неутешительны для военных моряков. Не имея достаточного опыта, кораблестроители всех стран не смогли создать сбалансированные боевые единицы. Общим недостатком всех кораблей стало слабое бронирование. В результате, крейсера были непригодны для участия в бою главных сил, но для борьбы на коммуникациях избыточно вооружены и слишком дороги.

Ещё одним неприятным сюрпризом стало появление германских «броненосцев» типа «Дойчланд», часто именовавшихся «карманными» линкорами. Связанная лишь ограничениями Версальского договора, но не подписывавшая Вашингтонский[18], Германия смогла создать в пределах близких к 10 000 тонн боевые единицы, уступавшие «вашингтонцам» в скорости, но имевшие огромное превосходство в огневой мощи за счёт установки 283-мм орудий[19].

Второе поколение тяжёлых крейсеров

Между тем, активная дипломатическая борьба ведущих держав за морское доминирование привела к заключению в 1930 году Лондонского морского договора. По его решениям, количество крейсеров с 203-мм артиллерией, отныне именуемых тяжёлыми, было ограничено для США цифрой 18 единиц, для Великобритании 15 и для Японии 12[20]. Франция и Италия Лондонский договор не подписали, но спустя год заключили Римский пакт, ограничивший количество тяжёлых крейсеров 7 единицами для каждого из флотов[20]. В 1936 году был подписан новый Лондонский договор, при участии США, Великобритании и Франции. Он запрещал строительство тяжёлых крейсеров до 1942 года[21].

Великобритания, уже имевшая в строю 13 тяжёлых крейсеров, ограничилась достройкой пары кораблей типа «Йорк». От «Каунти» их отличало уменьшенное водоизмещение, ослабленное вооружение, но и сокращённая стоимость. От закладки усовершенствованных крейсеров типа «Суррей» пришлось отказаться.

Французский флот имел возможность построить лишь один тяжёлый крейсер. Им стал «Альжери», считавшийся наиболее совершенным европейским кораблём этого класса[22]. Его главными особенностями стали солидное бронирование и отличная противоторпедная защита[23].

Хорошей защитой отличались и 4 итальянских крейсера типа «Зара». Уступая крейсерам других стран в мореходности и дальности и имея невыдающуюся скорость, эти корабли считались наиболее защищёнными крейсерами довоенной постройки[24]. Впрочем, боевые качества «Зар» резко снижались из-за неудовлетворительной артиллерии[25]. Ещё одним тяжёлым крейсером итальянского флота стал «Больцано», в целом повторявший тип «Тренто»[26]. На испытаниях ему удалось установить абсолютный рекорд скорости для тяжёлых крейсеров — 36,81 узла[14]. В реальной эксплуатации скорость оказалась гораздо меньше[27].

Флот США получил 7 крейсеров типа «Нью-Орлеан». На этих кораблях была, наконец, резко усилена защита[28], в силу чего американского командование считало их своими первыми полноценными крейсерами. Дальнейшим развитием класса стал крейсер «Уичита», построенный в единственном экземпляре в силу ограничений Лондонского договора[29]. Уже после начала войны в Европе, американское руководство заказало серию «Балтимор». Разработанные на базе «Уичиты», но без ограничения водоизмещения, эти крейсера имели мощное бронирование, а также отличались резко усиленной зенитной артиллерией[30]. В строй они начали вступать уже в ходе Второй мировой войны.

Японское морское руководство после неудачи с ранними типами тяжёлых крейсеров, приняло решение строить максимально сильные корабли[31]. 4 крейсера типа «Мёко» и последовавшие за ними 4 крейсера типа «Такао» были очень сильно вооружены, обладали высокой скоростью и сравнительно надёжной броневой защитой, но их фактическое водоизмещение было значительно больше договорного. На этом количественный лимит тяжёлых крейсеров был для японцев исчерпан, но при строительстве лёгких крейсеров типа «Могами» была изначально предусмотрена возможность замены 155-мм орудий на 203-мм[32], что и было сделано перед началом войны. Последние японские тяжёлые крейсера типа «Тонэ» также закладывались как лёгкие, но в строй вошли уже с 203-мм артиллерией[33]. Их особенностью стало размещение всех тяжёлых орудий в носу, что позволило освободить кормовую часть для гидросамолётов.

Во второй половине 1930-х годов классическими тяжёлыми крейсерами пожелала обзавестись и нацистская Германия. Всего Кригсмарине пополнили 3 крейсера типа «Адмирал Хиппер», а ещё один в недостроенном виде продан СССР[34]. Эти корабли имели водоизмещение заметно больше 10 000 тонн, но не выделялись в лучшую сторону с точки зрения артиллерийского вооружения и броневой защиты[35]. К достоинствам проекта относилась совершенная система управления огнём[36], но имелись и крупные недостатки — ненадёжность энергетической установки и ограниченная дальность плавания, не позволявшая эффективно использовать крейсера в качестве рейдеров[37].

Кроме великих морских держав, тяжёлыми крейсерами обзавелись Испания и Аргентина, по две единицы каждая. Испанские крейсера типа «Канариас» в целом повторяли британский «Кент»[38], аргентинские «Альмиранте Браун» были уменьшенной версией итальянских «Тренто»[39].

Попытку построить тяжёлые крейсера предпринял и СССР. В итоговом варианте крейсера типа «Кронштадт» являлись скорее линейными, чем тяжёлыми[40]. Огромные корабли должны были нести артиллерию калибра 305 мм и мощное бронирование[41]. В 1939 году было заложено 2 таких корабля, но с началом Великой отечественной войны их строительство прекратили[42].

В целом тяжёлые крейсера второго поколения оказались заметно более сбалансированными боевыми единицами, чем их предшественники. Особенное улучшение претерпела защита, но это достигалось либо путём снижения других характеристик, либо методом негласного нарушения международных договоров.

Лёгкие крейсера

Лёгкие крейсера 1920-х годов

В первое послевоенное десятилетие строительству лёгких крейсеров уделялось сравнительно мало внимания, так как усилия ведущих морских держав были сосредоточены на тяжёлых крейсерах. В результате поступления лёгких крейсеров во флоты были ограничены.

Великобритания ограничилась достройкой заложенных ещё в ходе войны крейсеров типа «D» и «E». Французский флот, вообще не имевший современных крейсеров национальной постройки, получил в 1926 году три лёгких крейсера типа «Дюгэ Труэн»[43]. Корабли оказались отличными ходоками и стали первыми в мире крейсерами, оснащёнными артиллерией главного калибра, размещённой в башнях по линейно-возвышенной схеме. Вместе с тем, броневая защита была лишь символической[44].

США, также не имевшие современных лёгких крейсеров, построили в первой половине 1920-х годов 10 единиц типа «Омаха». Эти весьма быстроходные корабли были плохо защищены, а их формально мощная артиллерия размещалась по уже устаревшей схеме[45].

Японский флот развивал весьма специфический тип крейсера — лидера флотилий эсминцев. Японские лёгкие крейсера 1920-х годов отличались высокой скоростью, но слабым вооружением и бронированием. В 1920-1925 годах было построено 14 близких по характеристикам крейсеров типов «Кума», «Нагара» и «Сэндай».

Германия, скованная Версальскими ограничениями, была вынуждена строить крейсера водоизмещением не более 6000 тонн и с орудиями не более 150 мм[46]. Первый немецкий лёгкий крейсер послевоенной постройки «Эмден» был лишь слегка усовершенствованным вариантом проекта Первой мировой войны[47]. В дальнейшем Рейхсмарине получили 3 крейсера типа «K». Оснащённые башенной артиллерией, они были слишком слабо защищены, а главное, отличались крайне низкой мореходностью.

Итальянский флот в конце 1920-х годов приступил к программе нейтрализации многочисленных французских лидеров. Были заложены 4 крейсера типа «Альберико да Барбиано», в литературе часто именуемые «Кондоттьери А»[48]. Оснащение 152-мм артиллерией должно было дать им огневое преимущество над противником, но броневая защита этих небольших крейсеров оказалась очень слабой[49]. Чрезвычайное значение придавалось скорости — головной крейсер развил на испытаниях 42,05 узла, установив мировой рекорд для класса крейсеров, но реальная скорость в эксплуатации у всех кораблей серии была гораздо ниже[50].

Определённую активность проявляли и второстепенные морские державы. Нидерланды достроили заложенные ещё в ходе Первой мировой войны 2 крейсера типа «Ява», которые устарели ещё при вступление в строй.

Испания вела строительство лёгких крейсеров с британской помощью. В результате, крейсер «Наварра» стал вариантом британского «Бирмингема»[51], 2 крейсера типа «Мендес Нуньес» в целом повторяли британский «Каледон»[52], а 3 корабля типа «Принсипе Альфонсо» — британский тип «E»[53].

Советский флот в 1920-х годах лишь восстанавливался после разрухи. Поэтому советские военморы ограничились лишь достройкой крейсеров типа «Светлана», заложенных ещё до начала Первой мировой войны[54]. В 1927-1928 годах в строй вступили «Червона Украина» и «Профинтерн»[54]. Третий крейсер этого типа «Красный Кавказ» был достроен по значительно изменённому проекту, с перевооружением на 4 180-мм орудия главного калибра[55]. В целом проект оценивался невысоко и устарел ещё до ввода в состав флота.

Лёгкие крейсера 1930-х годов

Резкое повышение интереса военных моряков к лёгким крейсерам в начале 1930-х годов объяснялось двумя обстоятельствами. Во-первых, опыт строительства тяжёлых крейсеров первого поколения показал, что создать сбалансированный крейсер с 203-мм орудиями в рамках договорного водоизмещения очень сложно. К тому же, эти корабли получались весьма дорогостоящими. Во-вторых, в развитие морского кораблестроения вновь вмешалась политика. Лондонский договор выделил крейсера с артиллерией не более 6’1 дюйма (155 мм) в особый класс «А» и установил ограничения тоннажа крейсеров этого типа для США, Великобритании и Японии[20]. Лондонский морской договор 1936 года ограничивал максимальное водоизмещение крейсеров класса «А» 8000 тонн[21].

Британское Адмиралтейство подошло к проектированию лёгких крейсеров нового поколения, начатому ещё до подписания Лондонского договора, в условиях жестких бюджетных ограничений[56]. Новые крейсера типа «Линдер» и их усовершенствованная версия «Сидней» должны были иметь умеренные характеристики при столь же умеренной цене. Основное внимание уделялось мореходности и автономности, вооружение включало лишь 8 152-мм орудий главного калибра, а бронирование было ограниченным[57]. Ещё меньшими, но и менее дорогими оказались крейсера типа «Аретьюза», на которых число орудий главного калибра сократилось на четверть[58]. Эти маленькие крейсера предназначались для службы при эскадрах[59]. Всего британский флот получил 5 крейсеров типа «Линдер»[46], 3 типа «Сидней» и 4 типа «Аретьюза».

Известие о закладке в Японии крейсеров типа «Могами» с вооружением из 15 155-мм орудий вынудило англичан резко поднять боевые качества новых крейсеров. В 1934 году было начато строительство серии 5 кораблей типа «Саутгемптон» — крупных крейсеров с вооружением из 12 152-мм орудий. Их усовершенствованной версий стали крейсера типа «Манчестер», построенные в количестве 3 единиц. Венцом развития класса в Королевском флоте стала пара крейсеров типа «Белфаст». При том же вооружении они были хорошо защищены и имели усиленную зенитную артиллерию. Однако и стоимость крейсеров оказалась очень высокой[60].

Ограничения Второго Лондонского договора вынудили ужать удачный проект. Так появились крейсера типа «Фиджи» (Colony series 1). При стандартном водоизмещении около 8000 тонн, пришлось ослабить бронирование и ограничиться 9-ю 152-мм орудиями. В строй они начали вступать уже в ходе войны[61].

США под влиянием новостей из Японии начали строить крейсера типа «Бруклин», также вооружённые 15 152-мм орудиями[62]. Всего американский флот получил 9 крейсеров этого типа. Уже в 1940 году приступили к строительству крейсеров типа «Кливленд», заказанных в рекордном количестве — 52 единицы, хотя всего построили 29[63]. К тому времени договорные ограничения потеряли силу, но для экономии времени проект основывался на «Бруклине» с сокращением орудий главного калибра в пользу универсальных и зенитных[64].

Итальянский флот продолжал развивать серию «Кондоттьери». От типа к типу росло водоизмещение, усиливалось бронирование и вооружение. Последние «Кондоттьери» типа «Джузеппе Гарибальди» вполне соответствовали лучшим зарубежным образцам, но их артиллерия по прежнему имела серьёзные недостатки[65]. Перед началом войны в итальянском флоте возродилась идея крейсера-скаута. В 1939 году была заложена большая серия крейсеров типа «Капитани Романи» — небольших, слабо вооружённых и практически небронированных, но со скоростью до 40 узлов.

Французы в 1930-х годах отошли от практики постройки единичных лёгких крейсеров и ввели в строй 5 кораблей типа «Ла Галиссоньер». По предвоенным меркам они считались почти идеальными лёгкими крейсерами по критерию стоимость/эффективность[66]. Лишь недостаток зенитных орудий портил хороший проект[67].

Руководство Кригсмарине больше увлекалось тяжёлыми крейсерами[68]. В 1930-х годах было построено лишь 2 крейсера этого класса, «Лейпциг» и «Нюрнберг». По своим характеристикам они в целом не превосходили крейсера типа «К». Особенно плохо обстояло с мореходностью.

Японский флот не придавал большого значения лёгким крейсерам. Перед войной заложили лишь три малые серии узкоспециализированных крейсеров типа «Агано», «Оёдо», а также учебных типа «Катори». Их боевая мощь была весьма ограниченной.

Рядом небольших крейсеров пополнились флоты Нидерландов и Швеции, причём шведский крейсер-авиатранспорт «Готланд» оказался ещё и весьма оригинальным, хотя и неудачным лёгким крейсером[69]. Голландский флот получил единичный крейсер «Де Рёйтер» и пару малых крейсеров типа «Тромп».

ВМФ СССР получал крейсера проектов 26 и 26-бис. Спроектированные с итальянской помощью, они отличались мощным вооружением (9 180-мм орудий), высокой скоростью хода, но слабым бронированием, низкой мореходностью и малой дальностью плавания. До начала Великой отечественной войны флот получил 4 корабля этих типов. В 1940 году приступили к строительству крейсеров проекта 68 с артиллерией калибра 152 мм, но заметно более защищённых и мореходных. С началом войны их строительство было законсервировано.

Крейсера-минные заградители

Во флотах Великобритании и Франции получил некоторое развитие класс крейсеров-минных заградителей. Интерес к этим кораблям был связан с удачными действиями во время Первой мировой войны немецких кораблей этого класса типа «Бруммер».

Британцы сначала построили в 1920-х годах экспериментальный крейсер-минзаг «Эдвенчур». Сравнительно крупный корабль имел небольшую для крейсера скорость, но зато стал первым кораблём Королевского флота, оснащённым частично электрической энергетической установкой[70]. В 1939 году британцы приступили к строительству серии «Эбдиел», всего 6 единиц[71]. Небольшие корабли были вооружены лишь универсальной артиллерией, но брали на борт до 156 мин и отличались необычной для британских кораблей ставкой на максимально возможную скорость — более 39 узлов[71].

Похожую эволюцию претерпели и аналогичные проекты французского флота. Сначала флот получил относительно тихоходный корабль типа «Плутон», хотя и превосходивший в скорости свой британский аналог[72]. Затем, в 1935 году был введён в строй крейсер-минзаг «Эмиль Бертин». Легкобронированный корабль, способный принять до 200 мин, имел полноценное вооружение крейсера из 9 152-мм орудий и развил на испытаниях скорость более 30 узлов[73].

Флоты других стран специализированных крейсеров-минных заградителей не строили, но нередко предусматривали возможность размещения мин на кораблях обычных типов.

Гордость отечественного флота — нестареющий и легендарный ракетный крейсер «Москва»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector