75
2 13 32 18 8 2
РЕНИЙ
186,207
5d56s2

История элемента №75, подобно истории многих других элементов, начинается с 1869 г., года открытия периодического закона.


Недостающие элементы VII группы Менделеев называл «экамарганцем» и «двимарганцем» (от санскритских «эка» – один и «дви» – два). Правда, в отличие от экабора (скандия), экаалюминия (галлия) и экасилиция (германия), эти элементы не были описаны подробно. Впрочем, сообщений, авторы которых претендовали на открытие двимарганца, вскоре появилось довольно много. Так, в 1877 г. русский ученый С. Керн сообщил об открытии элемента дэвия, который мог бы занять место двимарганца в менделеевской таблице. Сообщение Керна не приняли всерьез, потому что повторить его опыты не удалось. Однако открытая Керном качественная реакция на этот элемент (через роданидный комплекс) остается основой аналитического метода определения рения…

Систематические поиски неоткрытых аналогов марганца начали в 1922 г. немецкие химики Вальтер Ноддак и Ида Такке, ставшая позже супругой Ноддака. Они отлично представляли себе, что найти элемент №75 будет нелегко: в природе элементы с нечетными атомными номерами распространены всегда меньше, чем их соседи слева и справа. А здесь и четные соседи – элементы №74 и 76, вольфрам и осмий, – достаточно редки. Распространенность осмия составляет величину порядка 10–6%, поэтому для элемента №75 следовало ожидать величины еще меньшей, примерно 10–7%. Так, кстати, и оказалось… Первоначально для поисков нового элемента были избраны платиновые руды, а также редкоземельные минералы – колумбит, гадолинит.


платиновых руд вскоре пришлось отказаться – они были слишком дороги. Все внимание исследователи – супруги Ноддак и их помощник Берг – сосредоточили на более доступных минералах, и им пришлось проделать поистине титаническую работу. Выделение препаратов нового элемента в количестве, доступном для рентгеноскопического исследования, потребовало многократного повторения однообразных и долгих операций: растворение, выпаривание, выщелачивание, перекристаллизация. В общей сложности за три года было переработано более 1600 образцов. Лишь после этого в рентгеновском спектре одной из фракций колумбита были обнаружены пять новых линий, принадлежащих элементу №75. Новый элемент назвали рением – в честь Рейнской провинции, родины Иды Ноддак.

5 сентября 1925 г. в собрании немецких химиков в Нюрнберге Ида Ноддак сообщила об открытии рения. В следующем году та же группа ученых выделила из минерала молибденита MoS2 первые 2 мг рения.

Через несколько месяцев после этого открытия чешский химик Друце н англичанин Лоринг сообщили о том, что они обнаружили элемент №75 в марганцевом минерале пиролюзите MnO2. Таким образом, число ученых, открывших рений, увеличилось до пяти. Позже почетный член Чехословацкой академии наук И. Друце не раз писал, что, кроме них с Лорингом, супругов Ноддак и Берга, честь открытия рения должны бы разделить еще два ученых – Гейровский и Долейжек.


Выдающийся изобретатель Я. Гейровский первым в мире ввел в практику химических исследований новый прибор – полярограф. Одним из первых открытий, сделанных с помощью полярографа, было обнаружение следов двимарганца в неочищенных марганцевых соединениях, В. Долейжек подтвердил присутствие нового элемента в препаратах Гейровского и Друце рентгеноспектральными исследованиями [1]. Этот видный ученый погиб в фашистском концлагере в Терезине в начале 1945 г.

Минералы

Первый грамм сравнительно чистого металлического рения получен супругами Ноддак в 1928 г. Чтобы получить этот грамм, им пришлось переработать более 600 кг норвежского молибденита. Позже были установлены новые закономерности распространения рения в различных рудных месторождениях, выявлены условия, благоприятные для накопления этого редкого и рассеянного элемента. Вернее даже будет сказать – крайне редкого. По подсчетам академика А.П. Виноградова, содержание рения в земной коре не превышает 7·10–8%. Это значит, что в природе его в 5 раз меньше, чем золота, в 100 раз меньше, чем серебра, в 1000 раз меньше, чем вольфрама, в 900 тыс. раз меньше, чем марганца, и в 51 млн раз меньше, чем железа.

О рассеянности рения можно судить по таким фактам. В природе он практически всегда встречается лишь в виде изоморфной примеси в минералах других элементов. Его обнаружили в десятках минералов: от повсеместно распространенного пирита до редких платиновых руд. Следы его находят даже в бурых углях.


В джезказганских медных и медно-свинцово-цинковых рудах найден в виде тонких прожилков длиной не больше 0,1 мм минерал джезказганит, единственный пока изученный собственно рениевый минерал. Исследования советских ученых показали, что этот минерал содержит сульфид рения, а также сульфиды молибдена и свинца. Ориентировочная формула джезказганита Pb4Re3Mo3S16.

Редкий и рассеянный рений мигрирует в земной коре. В подземных водах растворены вещества, способные воздействовать на ренийсодержащие минералы. Под влиянием этих веществ заключенный в них рений окисляется до Re2O7 (высший окисел, который образует сильную одноосновную кислоту HReO4). Этот окисел в свою очередь может реагировать с окислами и карбонатами щелочных металлов. При этом образуются водорастворимые соли – перренаты.

Такими процессами объясняют отсутствие рения в окисленных рудах цветных металлов и присутствие его в водах шахт и карьеров, где добывают руды многих металлов. В воде артезианских скважин и естественных водоемов, расположенных близ ренийсодержащих рудных месторождений, тоже находят следы этого элемента.

Казалось бы, в соответствии с положением элемента №75 в таблице Менделеева, он должен накапливаться прежде всего в минералах своего аналога – марганца. Но, вопреки ожиданиям, в марганцевых рудах рений есть далеко не всегда, а если и есть, то в очень незначительных количествах. Во всяком случае, промышленного интереса – как источник рения – марганцевые руды пока не представляют. Самым богатым промышленным ренийсодержащим минералом остается молибденит MoS2, в котором находят до 1,88% рения.


Во многих рудных месторождениях обнаружен элемент №75, но не известно ни одного месторождения, промышленную ценность которого определял бы только рений. Этот металл есть в медистых песчаниках, медно-молибденовых и полиметаллических рудах, в колчеданах. И почти всегда рения в них очень мало – от миллиграммов до нескольких граммов на тонну. Нетрудно подсчитать, какое огромное количество руды надо переработать, чтобы получить хотя бы килограмм рения. При этом не следует забывать о неизбежности потерь металла в процессе переработки руды. Не случайно же рениевый потенциал всех месторождений капиталистических стран, вместе взятых, еще недавно определялся всего в тысячу тонн.

Получение рения

Итак, любое ренийсодержащее сырье – это комплексное сырье, и не рений его главное богатство. Естественно поэтому, что способы извлечения рения во многом зависят от специфики технологии производства основных металлов. Отсюда – разные технологические схемы и большие потери: далеко не весь содержащийся в руде элемент №75 превращается в рениевую продукцию. Так, при флотационном обогащении молибденовых и медно-молибденовых руд от 40 до 80% бывшего в руде рения переходят в молибденовый концентрат, а в рениевые слитки в конечном счете превращается лишь незначительная часть этого металла. По американским данным, из всех молибденовых концентратов в 1965 г. было извлечено лишь 6% содержавшегося в них рения.


Самые большие потери происходят при обжиге концентратов и в процессе плавки. По нынешней технологии молибденовые концентраты обязательно подвергают окислительному обжигу при 550…650°C. Окисляется и рений, в основном до Re2O7. А семиокись рения летуча (температура кипения – всего 362,4°C). В итоге много рения уходит в трубу с отходящими газами.

Степень возгонки рения зависит от условий обжига и конструкции печи: в многоподовых печах она составляет 50…60%, в печах кипящего слоя – до 96%. Таким образом, чтобы получить рений на молибденовых предприятиях, нужно прежде всего уловить его из газов. Для этого на заводах устанавливают сложные системы циклонов, скрубберров, электрофильтров.

Рений может быть извлечен и из другого полупродукта молибденового производства – из растворов, получаемых при выщелачивании молибденового огарка.

При всем многообразии применяемых технологических схем переработки ренийсодержащих полупродуктов на металлургических заводах можно выделить две основные стадии получения рения: перевод его соединений в растворы и выделение из них металла. В зависимости от состава эти полупродукты (чаще всего пылевидные) выщелачивают растворами щелочей, кислот или солей, а иногда и просто горячей водой. Из полученных при этом растворов рений извлекают методами адсорбции, ионного обмена, экстракции, электролиза или же осаждают малорастворимые соединения элемента №75, например перренаты и сульфиды рения.


Для получения рениевого порошка перренат аммония восстанавливают водородом в трубчатых печах при 800°C. Этот порошок превращают затем в компактный металл – в основном методами порошковой металлургии, реже зонной плавкой и плавкой в электронно-лучевых печах. В последние десятилетия разработаны новые способы гидрометаллургической переработки ренийсодержащих концентратов. Эти способы более перспективны прежде всего потому, что нет тех огромных потерь рения, которые неизбежны в пирометаллургии. Рений извлекают из концентратов различными растворами – в зависимости от состава концентрата, а из этих растворов – жидкими экстрагентами или в ионнобменных колоннах.

Первое промышленное производство рения было организовано в Германии в 30-х годах. Скромное по масштабам (мощность установки составляла лишь 120 кг в год), оно полностью удовлетворяло мировую потребность в этом металле. После начала второй мировой войны американцы начали извлекать рений из молибденовых концентратов и в 1943 г. получили 4,5 кг своего рения. С тех пор число стран – производителей рения значительно выросло. Помимо США, этот металл из минерального сырья извлекают в СССР, ГДР, ФРГ, Англии, Франции, Бельгии и Швеции.


Но и в наши дни мировое производство рения невелико – всего лишь несколько тонн металла в год. Использование – тоже. В 1969 г. все капиталистические страны Западной Европы вместе с США израсходовали лишь около тонны рения.

Рений – очень дорогой металл. В том же 1969 г. килограмм порошкообразного рения стоил в США около 1320 долларов – в 20 раз дороже танталового и в 170 раз – молибденового порошка.

Тем не менее число исследований элемента №75, его соединений и сплавов год от года растет, разрабатываются новые технологические схемы его получения, вовлекаются в производство новые виды ренийсодержащего сырья. И средств на это, судя по всему, не жалеют. Попробуем разобраться в причинах повышенного интереса к рению.

Свойства

В полном соответствии с положением в таблице Менделеева рений во многом похож па марганец. Однако он намного тяжелее и, если можно так выразиться, благороднее своего более распространенного аналога. По устойчивости к действию большинства химических реагентов рений приближается к своим соседям справа – платиновым металлам, а по физическим свойствам – к тугоплавким металлам VI группы – вольфраму и молибдену. С молибденом его роднит и близость атомного и ионных радиусов. Например, радиусы ионов Re4+ и Мо4+ отличаются всего на 0,04 Ǻ. Сульфиды MoS2 и ReS2 образуют к тому же однотипные кристаллические решетки. Именно этими причинами объясняют геохимическую связь рения с молибденом.


Рений – один из самых тугоплавких металлов. По температуре плавления (3170°C) и кипения (5870°C) он уступает лишь вольфраму (3410 и 6690°C). Рений немного тяжелее вольфрама (при 20°C плотность соответственно 21,02 и 19,32 г/см3). Но рений намного пластичнее вольфрама. Его можно прокатывать, ковать, вытягивать в проволоку при обычных условиях. Заметим тут же, что пластичность рения сильно зависит от чистоты.

Еще одно важное свойство – высокая жаропрочность рения. При температуре до 2000°C рений лучше сохраняет прочность, нежели молибден, вольфрам, ниобий. Да и прочность у него (в интервале от 500 до 2000°C) больше, чем у этих тугоплавких металлов. В то же время элемент №75 обладает высокой коррозионной стойкостью: в обычных условиях он почти не растворяется в соляной, плавиковой и серной кислотах. Это одна из черт, роднящих рений с платиной.

Компактный рений – серебристый металл. При невысокой температуре он годами совершенно не тускнеет на воздухе. Лишь при 300°C можно наблюдать заметное окисление этого металла; интенсивно оно идет лишь при температуре выше 600°C. Это значит, что рений лучше противостоит окислению, чем молибден и вольфрам; к тому же он совершенно не реагирует с азотом и водородом.


На редкость благоприятное сочетание физических и химических свойств (и плюс хорошая свариваемость) определило интерес к рению со стороны тех областей науки и техники, которые могут позволить себе большие затраты ради достижения нужных свойств. Правда, и эти отрасли ищут пути наиболее рационального использования рения. Рений в основном идет в сплавы, более дешевые, чем он сам, а из чистого рения делают лишь особо ответственные малогабаритные детали. И, конечно, рением покрывают другие металлы.

Сплавы

Известно, что в 1968 г. почти две трети рения, проданного в США, пошли на изготовление тугоплавких сплавов. Это в основном сплавы рения с вольфрамом и молибденом. В 1955 г. в Англии был обнаружен так называемый «рениевый эффект»: как выяснилось, рений повышает одновременно и прочность, и пластичность молибдена и вольфрама.

В нашей стране используются сплавы вольфрама с 5, 20 или 27% рения (ВР-5, ВР-20, ВР-27ВП) и молибдена – с 8, 20 и 47% рения, а также молибден-вольфрам-рениевые сплавы. Эти сплавы высокопрочны, пластичны (и, следовательно, технологичны), хорошо свариваются. Изделия из них сохраняют свои свойства и форму в самых трудных условиях эксплуатации. Рений работает на морских судах и самолетах, в космических кораблях и в полярных экспедициях. Он стал важным материалом для электронной и электротехнической промышленности. Именно здесь наиболее полно используется комплекс выдающихся свойств рения и его сплавов. Из них делают нити накала, сетки, подогреватели катодов. Детали из сплавов рения есть в электронно-лучевых трубках, приемно-усилительных и генераторных лампах, в термоионных генераторах, в масс-спектрометрах и других приборах.

Элемент №75 стал важен для приборостроения: из ренийсодержащих сплавов делают, в частности, керны измерительных приборов высших классов точности. Керн – это опора, на которой вращается рамка прибора. Материалы для кернов должны быть немагнитны, коррозионностойки, тверды. И еще они должны как можно медленнее изнашиваться в процессе эксплуатации. Таким условиям отвечает многокомпонентный сплав на кобальтовой основе 40-КНХМР, легированный 7% рения. Этот же сплав используют для производства упругих элементов крутильных весов и гироскопических приборов.

В геодезическо-маркшейдерских приборах очень важна работа стабилизирующих устройств – оптических или механических узлов, закрепленных на тонких металлических подвесах. Такие подвесы есть в нивелирах, теодолитах, гиротеодолитах. В лучших из них подвесами служат тонкие проволочки и ленточки из рениевых сплавов.

Термопары, в которых работают сплавы рения и вольфрама, служат для измерения высокой температуры (до 2600°C), Такие термопары значительно превосходят применяемые в промышленности стандартные термопары из вольфрама и молибдена.

Для атомной техники сплавы, содержащие рений, – перспективный конструкционный материал. Еще в 1963 г. стали делать цельнотянутые трубки из сплава вольфрама с 26% рения. Их назначение – стать оболочками тепловыделяющих элементов и некоторых других деталей, работающих в реакторах при температуре от 1650 до 3000°C.

С каждым годом рений и его сплавы все шире (и все разнообразнее) применяют в авиационной и космической технике. В частности, сплав тантала с 2,5% рения и 8% вольфрама предназначен для изготовления теплозащитных экранов аппаратов, возвращающихся из космоса в атмосферу Земли.

Катализ

В течение многих лет мировая рениевая промышленность находилась в состоянии относительного покоя. Производство этого металла (в капиталистических странах) держалось в пределах одной-двух тонн в год, цены оставались на одном и том же уровне, а поскольку этот уровень очень высок, спрос на металл был даже ниже предложения. Расход рения на изготовление миниатюрных изделий (детали электронных ламп, термопары и т.д.) весьма незначителен, и даже бурный рост этих производств мало сказывался на масштабах производства рения. Чтобы в рениевой промышленности произошли существенные перемены, были нужны новые, более крупные потребители этого редкого металла.

И такой потребитель появился. В 1969…1970 гг. нефтеперерабатывающая промышленность начала промышленное освоение новых катализаторов. Появление рениево-платиновых катализаторов позволило намного увеличить выход бензинов с высоким октановым числом. Более того, использование этих катализаторов вместо платиновых позволяет на 40…45% увеличить пропускную способность установок. К тому же срок службы новых катализаторов в среднем в четыре раза больше, чем старых.

Массовое внедрение рениевых катализаторов вызвало резкий скачок в спросе на рений во многих капиталистических странах. И хотя цены на него тут же подскочили втрое, рений по-прежнему дешевле платины. Новые катализаторы быстро перекроили рениевые балансы многих стран. Если в конце 60-х годов большая часть производимого рения шла в сплавы, то в 1971 г. три четверти проданного в США рения было израсходовано на изготовление катализаторов. Известно и другое; в 1971 г. в США было продано примерно в три раза больше рения, чем в 1968 г.

Таким образом, будущее элемента №75 теперь связывают не только с жаропрочными сплавами, но и нефтеперерабатывающей промышленностью. И с нефтехимией.

Изотопы рения и возраст минералов

Известны всего два природных изотопа рения: 185Re и 187Re. Тяжелого изотопа на Земле почти вдвое больше, чем легкого (62,9 и 37,1% соответственно). Рений-187 радиоактивен, период полураспада – 5·1010…1011 лет. Испуская бета-лучи, рений-187 превращается в осмий. Существует рений-осмиевый метод определения возраста минералов. С помощью этого метода был определен возраст молибденитов из месторождений Норвегии и Чили. Оказалось, что норвежские молибдениты в большинстве случаев образовались примерно 700…900 млн лет назад. Молибдениты Чили (из месторождения Сан-Антонио) намного моложе: их возраст всего 25 млн лет.

Сопротивление водному циклу

У многих перегоревших ламп – и радиоламп, и обычных осветительных – внутри на стекле появляется темный налет. Это результат действия так называемого водного цикла. Смысл этого термина объяснить несложно: как бы тщательно мы ни откачивали воздух из ламп, некоторое количество водяных паров всегда остается; при высокой температуре вода диссоциирует па водород и кислород; последний взаимодействует с нагретым вольфрамом; окись вольфрама испаряется, а присутствующий там же водород ее восстанавливает. В результате мельчайшие частицы вольфрама перелетают с нити накаливания на стекло, образуя темное пятно, а сама нить становится тоньше и в конце концов обрывается. Лампа выходит из строя. Рений при 1300°C вдвое, а при 1750°C в 8 раз устойчивее к водному циклу, нежели вольфрам. Следовательно, сплавы вольфрама с рением – значительно лучший материал для изготовления нитей накаливания, чем чистый вольфрам.

Самоочищение

Электротехнику рений интересует и как материал для контактов. У рениевых контактов есть очень ценное свойство – способность к самоочищению. Обычно контакты выходят из строя оттого, что их поверхность покрывается слоем окисной пленки, препятствующей току, или же контакты свариваются. Рений, как и другие металлы, окисляется, когда между контактами возникает электрическая дуга, но семиокись рения Re2O7 летуча – в процессе естественного саморазогрева контактов она испаряется, и толщина окисной пленки остается минимальной. Эта пленка практически не увеличивает сопротивления контактов, но препятствует их свариванию. Самоочищение рениевых контактов гарантирует надежную работу многих электротехнических устройств на Земле и в космосе.

Самый богатый минерал? Возможно, «самый» – слишком сильно сказано

Минералы, богатые рением, до открытия джезказганита вообще не были известны. Тем не менее еще в 1932 г. финский ученый Артоваара опубликовал статью, в которой доказывал, что ему известен самый богатый рениевый минерал в мире. Этот минерал – финский гадолинит, представляющий собой силикат бериллия, двухвалентного железа и редкоземельных элементов, прежде всего иттрия. Более поздние исследования подтвердили несколько повышенное содержание рения в гадолините из Финляндии, однако оно не так велико, чтобы рений включили в принятую формулу минерала. Как и прежде, ее пишут так: Y2FeBe2Si2O10.

Биологические свойства

О биологических свойствах семьдесят пятого элемента известно очень мало. Возможно, данный факт связан с поздним открытием этого металла, и в дальнейшем человечество сможет сказать нечто более определенное по поводу биологической роли рения в живых организмах. Сейчас утверждается, что участие рения в биохимических процессах маловероятно.

Весьма слабо изучена токсичность рения и его соединений, известно лишь, что растворимые соединения рения мало токсичны. Пыль металлического рения не вызывает интоксикации, а при введении через органы дыхания приводит к слабо текущему фиброзу. Семиокись рения Re2O7 более токсична, чем металлическая пыль рения. При концентрации ее в воздухе 20 мг/м3 однократное действие вызывает острый процесс в легких; при концентрации 6 мг/м3 (при постоянном действии) появляется слабо выраженная интоксикация. Во всяком случае, при работе с соединениями рения следует быть осторожным. Экспериментальному токсикологическому изучению подвергались лишь перренаты калия и натрия и некоторые хлористые соединения рения. При этом, введенный в организм рений спустя 1—1,5 часа обнаруживается в органах, накапливаясь (подобно элементам VII группы) в щитовидной железе. Тем не менее, рений быстро выводится из организма: через сутки выводится 9,2 % от всего поступившего, спустя 16 суток — 99 %. Перренат калия не оказал токсического действия при внутрибрюшном введении лабораторным белым мышам в количестве 0,05—0,3 мг. Внутрибрюшное введение NaReO4 в количестве 900—1000 мг/кг вызывало смерть лабораторных крыс. У собак при внутривенном введении 62—86 мг NaReO4 наблюдалось кратковременное повышение артериального давления. Определенно большей токсичностью обладают хлориды рения.

На фоне этих скудных исследований токсикологии рения и его соединений куда важнее выглядят другие научные изыскания, связанные с семьдесят пятым элементом. Речь идет о разработках новейших технологий получения различных медицинских изотопов. Ведь уже известно, что достижения в области ядерной медицины позволяют не только осуществлять уникальную диагностику, но и излечивать тяжелые заболевания.

В этой связи особого внимания заслуживает рений-188. Этот изотоп относится к числу так называемых «волшебных пуль». Препараты на его основе, позволяют осуществлять радионуклидную диагностику новообразований скелета, метастаз опухолей различной локализации в кости, воспалительных заболеваний опорно-двигательного аппарата. Этот радионуклид имеет очень хорошие характеристики для терапии: период полураспада семнадцать часов, β-излучение с пробегом в ткани около 0,5 см, а наличие γ-излучения с энергией 155 кэВ позволяет с использованием γ-камер осуществлять «слежение» за радиофармпрепаратом. Весьма существенно, что помимо терапевтического действия радиофармпрепараты с рением-188 значительно уменьшают болевые синдромы при метастазах в скелете. Более того, применение терапевтических препаратов на основе рения-188 позволяет препятствовать тромбообразованию. И что самое главное — рений-188 не имеет аналогов за рубежом, является научной разработкой российских ученых, а следовательно, он более доступен.

Препарат получают в Радиевом институте имени В. Г. Хлопина с использованием генератора, где в качестве исходного радиоизотопа применяется 188W с периодом полураспада 69 дней. Вольфрам-188 образуется при облучении нейтронами изотопа вольфрама-186. Работы по созданию централизованного генератора 188Re на основе центробежного экстрактора в Радиевом институте были начаты в 1999 г. совместно с НИКИМТ. Исследования, проведенные на высокоактивных растворах, показали хорошие перспективы создания экстракционного генератора 188Re: выход рения составляет более 85 %; радиохимическая чистота более 99 %.

Интересные факты

Своим именем семьдесят пятый элемент обязан реке Рейн (стоит отметить, что ни одной другой реке нашей планеты химики и физики не оказали столь высокой чести) и Рейнской области — родине Иды Ноддак (Такке). Впрочем, здесь же сам рений впервые и увидел свет — промышленное производство нового металла развернулось в начале 30-х годов в Германии, где были найдены молибденовые руды с высоким содержанием рения — сто грамм на тонну. Что касается якобы открытого супругами Ноддак сорок третьего элемента — «мазурия», то, считается, что своё имя он получил в честь Мазурской области — родины Вальтера Ноддака (на самом деле, Ноддак родился в Берлине, учился и работал в Берлинском университете). Открытие «мазурия» не было подтверждено, а в последствии этот элемент был синтезирован искусственно и получил название «технеций».

Возможно выбор имен совпадение, однако некоторые историки химии считают, что оба названия содержат большую долю национализма: рейнская область и мазурские озера оказались во время первой мировой войны местами крупных удачных для германских войск сражений. Вполне вероятно, что несуществующий элемент был назван в честь победы немецких войск в 1914 году над русской армией генерала Самсонова у Мазурских болот.

Известно, что существует рений-осмиевый метод определения возраста минералов. С его помощью был определен возраст молибденитов из месторождений Норвегии и Чили. Оказалось, что норвежские молибдениты в большинстве случаев образовались примерно 700—900 миллионов лет назад. Молибдениты Чили (из месторождения Сан-Антонио) намного моложе: их возраст всего 25 миллионов лет.

Нам хорошо известны такие способы борьбы с коррозией, как хромирование, никелирование, цинкование, однако, вы наверняка не слышали о ренировании, ведь процесс этот сравнительно новый, однако весьма действенный — тончайшие рениевые покрытия по стойкости не знают себе равных. Они надежно защищают различные детали от действия кислот, щелочей, морской воды, сернистых соединений и многих других опасных для металла веществ. Цистерны и баки, изготовленные из ренированных стальных листов, применяют, например, для перевозки соляной кислоты.

Ренирование позволяет в несколько раз продлить срок службы вольфрамовых нитей в электролампах, электронных трубках, электровакуумных приборах. После откачки воздуха в полости электролампы неизбежно остаются следы кислорода и водяных паров; они же всегда присутствуют и в газонаполненных лампах. На вольфрам эти нежелательные примеси действуют разрушающе, но если покрыть нити рениевой «рубашкой», то водород и пары воды уже не в силах причинить вольфраму вред. При этом расход рения совсем невелик: из одного грамма можно получить сотни метров ренированной вольфрамовой нити.

Особый интерес металлургов и металловедов вызывает «рениевый эффект» — благотворное влияние рения на свойства вольфрама и молибдена (Re повышает одновременно и прочность, и пластичность Mo и W). Данное явление было открыто в Англии в 1955 году, тем не менее, природа «рениевого эффекта» еще недостаточно изучена. Предполагается, что в процессе производства в вольфрам и молибден иногда проникает «инфекция» углерода. Поскольку в твердом состоянии эти металлы совершенно не растворяют углерод, ему ничего не остается, как расположиться в виде тончайших карбидных пленок по границам кристаллов. Именно эти пленки и делают металл хрупким. У рения же с углеродом иные «взаимоотношения»: если его добавить к вольфраму или молибдену, то ему удается удалить углерод с пограничных участков и перевести в твердый раствор, где тот практически безвреден.

Нашей стране уже известны истории попыток «сравнительно честного» отъёма ценных ресурсов. Не обошли стороной и столь редкий элемент, как рений. В 1929 году крупная западная фирма обратилась к директору одного из металлургических заводов Сибири с выгодным, как казалось, предложением — продать ей отвалы пустой породы, скопившиеся около заводской территории. Заподозрив подвох, директор завода распорядился провести экспертизу якобы пустой породы. И действительно, оказалось, что отвалы содержат редчайший металл рений, открытый за несколько лет до описываемых событий. Поскольку мировое производство рения измерялось в то время буквально граммами, цена на него была поистине фантастической!

Другой пример попыток подобного «изъятия» происходит в наше время — в 1992 году сотрудники Института экспериментальной минералогии и Института геологии рудных месторождений, производя режимное наблюдение на вулканах Южнокурильской гряды и на вершине вулкана Кудрявый на острове Итуруп в местах выхода вулканического газа, обнаружили новый минерал — рениит. Напоминающий молибденит, сульфид рения содержит до 80 % редкого металла, а ведь это уже заявка на возможность промышленного использования рениита для получения рения! И хотя сульфида рения в самом вулкане накопилось немного (10—15 тонн), однако учеными подсчитано, что ежегодно с газами вулкан выбрасывает в атмосферу до 20 тонн рения, а уж как уловить ценный металл из этих газов наука знает давно. Не связано ли это с новой волной территориальных претензий Японии?

История

Открытие периодического закона позволило предположить существование элементов, ранее не обнаруженных, но которые просто «должны» были существовать и занимать отведенные им места в таблице. Некоторые из таких элементов даже были подробно описаны: «экабор» (скандий), «экаалюминий» (галлий) и «экасилиций» (германий). Что касается недостающих элементов VII группы — аналогов марганца, то их существование в 1871 году предположил сам автор периодической системы — Д.И. Менделеев. Дмитрий Иванович назвал отсутствующие элементы № 43 и № 75 подгруппы марганца «экамарганцем» и «двимарганцем» (от санскритских «эка» — один и «дви» — два). Сообщения об открытии этих элементов (уралий, люций, плюраний, ильмений, ниппоний, дэвий) стали появляться довольно скоро, однако ни одно не подтверждалось на деле. Единственным исключением можно назвать дэвий, открытый русским ученым С. Керном и названный в честь знаменитого английского химика Г. Дэви. Этот элемент давал реакцию, которую и в наше время используют в аналитической химии для определения рения. Однако сообщение С. Керна не приняли всерьез, потому что повторить его опыты не удалось…

Период неопределенности продолжался довольно долго, пока поиском марганцевых эквивалентов не занялись немецкие ученые-химики Вальтер Ноддак и Ида Такке, ставшая позже супругой Ноддака. Прекрасно зная законы периодической системы, немецкие химики удостоверились в том, что найти элемент под номером 75 будет нелегко, ведь в природе элементы с нечетными атомными номерами распространены всегда меньше, чем их соседи слева и справа. Так как элементы № 74 и № 76 (вольфрам и осмий) довольно редки, то, следовало предположить, что элемент № 75 распространен еще меньше. Зная, что содержание осмия в земной коре составляет величину порядка 10-6 %, Вальтер и Ида Ноддак предположили, что для элемента № 75 следовало ожидать величины еще меньшей, примерно 10-7 %.

Поиски столь редкого элемента начались с изучения платиновых руд, а также редкоземельных минералов — колумбита и гадолинита. Правда, от платиновых руд вскоре пришлось отказаться — слишком дорогой материал для изучения, однако работы это не убавило — более доступных руд для исследования хватало. Супруги Ноддак и их помощник Отто Берг работали, не покладая рук: изо дня в день им приходилось выделять из каждого нового элемента доступные для рентгеноскопического исследования препараты, что требовало многократного повторения однообразных и долгих операций — растворения, выпаривания, выщелачивания, перекристаллизации. Три года тяжелой кропотливой работы, более 1 600 проверенных образцов, и вот, наконец, в рентгеновском спектре одной из фракций колумбита были обнаружены пять новых линий, принадлежащих элементу № 75! Новый элемент получил имя «рений» — в честь реки Рейн и Рейнской провинции, родины Иды Ноддак. Об открытии «двимарганца» группа немецких ученых во главе с Идой и Вальтером Ноддак сообщила в Нюрнберге в собрании немецких химиков 5 сентября 1925 года, а уже в следующем году они выделили из минерала молибденита MoS2 первые два миллиграмма рения.

Несколько месяцев спустя вслед за открытием супругов Ноддак чешский химик И. Друце и англичанин Ф. Лоринг сообщили об открытии элемента № 75 в марганцевом минерале пиролюзите МnO2. Кроме того, чешские ученые Я. Гейровский и В. Долейжек установили наличие следов рения в неочищенных марганцевых препаратах с помощью изобретенного Я. Гейровским полярографа, позже Долейжек подтвердил наличие нового элемента рентгенографическими исследованиями.

Таким образом, рений стал последним элементом, обнаруженным в природных минералах — в дальнейшем пустые клетки периодической системы заполнялись искусственно полученными элементами (с помощью ядерных реакций).

Нахождение в природе

Рений — редчайший и весьма сильно рассеянный элемент, по современным оценкам (по версии академика А.П. Виноградова) его кларк (среднее содержание в природе) в земной коре равен 7•10–8 % (по массе), что еще меньше, чем предполагалось ранее (1•10–7 %). Кларк рения меньше, чем кларк любого металла из группы платиноидов или лантаноидов, считающихся одними из самых редких. На самом деле, если не принимать во внимание кларки инертных газов в земной коре, то можно назвать рений самым редким из элементов со стабильными изотопами. Чтобы понять насколько этот элемент редкий лучше всего сравнить его с другими металлами, например, золота в природе в 5 раз больше, серебра в 100 раз больше, чем рения; вольфрам в 1 000 раз распространеннее семьдесят пятого элемента, а марганец в 900 000 раз!

Рений (за редкими исключениями) не образует собственных минералов, а лишь сопутствует минералам различных элементов — от повсеместно распространенного пирита до редких платиновых руд. Следы его находят даже в бурых углях. Собственные минералы рения (к примеру, джезказганит, Pb4Re3Mo3S16) настолько редки, что представляют не промышленный, а скорее научный интерес. Джезказганит был обнаружен в джезказганских медных и медно-свинцово-цинковых рудах, разрабатываемых вблизи казахского города Джезказган (современное название — Жезказган). Минерал представляет собой тонкие прожилки (вкрапления в породу) длиной не больше 0,1 мм; исследования советских ученых установили, что джезказганит содержит сульфид рения, а также сульфиды молибдена и свинца.

Самым богатым промышленным рений содержащим минералом является молибденит MoS2, в котором находят до 1,88 % рения, это легко объясняется ярко выраженным геохимическим сходством рения и молибдена: оба металла проявляют одинаково высокое сродство к сере, высшие галогениды молибдена и рения обладают повышенной летучестью и близкой реакционной способностью. Кроме того, ионные радиусы четырехзарядных ионов Re4+ и Mo4+ практически одинаковы. Однако молибденит не единственный минерал, содержащий семьдесят пятый элемент — довольно велико содержание рения в минералах гранитных пегматитов (цирконе, альвите, колумбите, танталите, гадолините и других), в которых рений заключен в виде тонко рассеянных сульфидов. Этот металл есть в медистых песчаниках (группа месторождений Джезказганского региона в Казахстане), медно-молибденовых и полиметаллических рудах, в колчеданах, он обнаружен и в минералах платины и вольфрама. Отмечается накопление рения, наряду с другими тяжелыми металлами, в битуминозных остатках.

Относительно велико содержание рения в метеоритном железе — 0,01 г/т, что значительно превышает кларк рения в земной коре. Зато в минералах своего аналога — марганца, рений почти не содержится! Причиной такого отсутствия является, скорее всего, заметное различие в радиусах ионов Mn2+, Mn3+ и Re4+. Казалось бы — рений находят во многих рудных месторождениях — следовательно, не так уж и редок этот элемент, однако еще не известно ни одного месторождения, промышленную ценность которого определял бы только рений. Почти всегда рения в таких рудах очень мало — от миллиграммов до нескольких граммов на тонну. Его повсеместное присутствие объясняется миграцией в земной коре. В подземных водах содержатся вещества, имеющие воздействие на минералы содержащие рений. Под влиянием этих веществ заключенный в них рений окисляется до Re2O7 (высший окисел, который образует сильную одноосновную кислоту HReO4). Этот оксид в свою очередь реагирует с оксидами и карбонатами щелочных металлов, вследствие чего образуются водорастворимые соли — перренаты. Вот почему рений отсутствует в окисленных рудах цветных металлов и присутствует в водах шахт и карьеров, где добывают руды многих металлов. В воде артезианских скважин и естественных водоемов, расположенных близ ренийсодержащих рудных месторождений, тоже находят следы этого элемента.

По предположению академика А. Е. Ферсмана, для рения характерно «тяготение» к тем зонам земного шара, которые прилегают к его ядру. Поэтому в будущем возможно открытие богатейшего рениевого месторождения где-нибудь в недрах нашей Земли. Считается, что первое место по запасам рения занимают США (62 % мировых запасов), второе место принадлежит Казахстану.

Применение

Вплоть до начала семидесятых годов двадцатого века спрос на рений был ниже предложения. Цены на этот металл из года в год оставались на одном уровне, а государства, производящие семьдесят пятый элемент не видели смысла в повышении производительности и продолжали выплавку рения на старом уровне — тонна, две в год. Мировая рениевая промышленность находилась в относительном покое, до тех самых пор, пока не началось освоение новых катализаторов нефтеперерабатывающей промышленностью. Опытные образцы рениево-платиновых катализаторов позволили намного увеличить выход бензинов с высоким октановым числом. Дальнейшие же исследования показали, что использование этих катализаторов вместо устаревших платиновых позволяет на 40—45 % увеличить пропускную способность установок. К тому же срок службы новых катализаторов в среднем в четыре раза больше, чем старых. С тех пор примерно 65 % производимого в мире рения идет на получение платинорениевых катализаторов для нефтеперерабатывающей промышленности (получение бензина с высоким октановым числом). Такой бурный всплеск потребности и интерес к редкому металлу вызвал рост цен и спрос на него в разы. Поскольку платина и рений весьма дороги, эти катализаторы регулярно, через 3—5 лет, подлежат восстановлению для вторичного использования. При этом потери металла не превышают 10 %.

Другая обширная область применения рения, некогда использовавшая большую долю производимого в мире металла — металлургия. Благодаря своим уникальным свойствам (очень высокая температура плавления, устойчивость к химическим реагентам и прочие) семьдесят пятый элемент частый компонент жаропрочных сплавов на основе вольфрама и молибдена, а также сплавов на основе никеля, хрома, титана и других элементов. Причем сплавы рения с другими тугоплавкими металлами (такими как вольфрам, молибден или тантал) имеющие высокие жаропрочные характеристики используются при изготовлении деталей сверхзвуковых самолетов и ракет.

Наиболее используемые сплавы вольфрама с 5, 20 или 27 % рения (ВР-5, ВР-20, ВР-27ВП) и молибдена — с 8, 20 и 47 % рения, а также молибден-вольфрам-рениевые сплавы. Такие сплавы высокопрочны, пластичны (и, следовательно, технологичны), хорошо свариваются. Изделия из них сохраняют свои свойства и формы в самых трудных условиях эксплуатации. Рений работает на морских судах и самолетах, в космических кораблях (сплав тантала с 2,5 % рения и 8 % вольфрама предназначен для изготовления теплозащитных экранов аппаратов, возвращающихся из космоса в атмосферу Земли) и в полярных экспедициях. Сплав никеля с рением, называемый «монокристаллическим», используется для изготовления деталей газовых турбин. Ведь именно такой сплав обладает большой стойкостью к высоким температурам и резким температурным перепадам, он выдерживает температуру до 1 200 °С, поэтому в турбине можно поддерживать стабильно высокую температуру, полностью сжигая горючее, так что при этом с выхлопными газами выбрасывается меньше токсичных веществ и сохраняется высокий КПД турбины. В настоящее время ни одна газовая турбина не изготавляется без использования ренийсодержащего жаропрочного сплава. Для атомной техники сплавы, содержащие рений (сплав вольфрама с 26 % рения) — перспективный конструкционный материал (оболочки ТВЭЛов и прочих деталей, работающих в реакторах при температурах от 1 650 до 3 000 °С).

Семьдесят пятый элемент стал важным материалом для электронной и электронно-вакуумной промышленности. Именно данные области полностью раскрывают потенциал этого металла и его сплавов. Особенно широко в этих отраслях использует рений Япония (65—75 % своего потребления). Из рения и сплавов на его основе делают нити накала, сетки, подогреватели катодов. Детали из сплавов рения есть в электронно-лучевых трубках, приемно-усилительных и генераторных лампах, в термоионных генераторах, в масс-спектрометрах и других приборах. Из сплавов содержащих рений делают, в частности, керны (опора, на которой вращается рамка прибора) измерительных приборов высших классов точности. Материал таких опор должен отвечать ряду строгих условий: высокая твердость, немагнитность, высокая коррозионная стойкость, малый износ в процессе эксплуатации. Всем этим условиям отвечает многокомпонентный сплав на кобальтовой основе 40 КНХМР, легированный 7 % рения. Этот же сплав используют для производства упругих элементов крутильных весов и гироскопических приборов.

Рений используют при изготовлении вольфрам-рениевых термопар, позволяющих измерять температуры до 2 600 °C. Такие термопары значительно превосходят применяемые в промышленности стандартные термопары из вольфрама и молибдена. Кроме того, рений является прекрасным материалом для электрических контактов, покрытий, рентгеновских трубок, ламп-вспышек и вакуумных ламп. Наконец, на реакции β-распада 187Re основан рений-осмиевый метод определения возраста горных пород и метеоритов.

Производство

Производственное освоение рения началось в Германии в 1929 году, тогда «мировое производство» этого металла составляло всего 3 г! Однако уже к 1940 году Германия обладала запасами в 200 кг рения, чего вполне хватало для мирового потребления тех лет. После начала второй мировой войны американцы начали извлекать рений из молибденовых концентратов и в 1943 году получили 4,5 кг собственного семьдесят пятого элемента. После окончания второй мировой войны число стран производителей рения резко возросло — к Германии и США добавились СССР, Англия, Франция, Бельгия и Швеция. Тем не менее, даже в наши дни производство рения значительно уступает производству многих редких металлов — добыча подобных распыленных элементов представляет даже при нынешнем уровне знания и при разнообразии приемов достаточно сложную задачу.

Любое рудное сырье, содержащее семьдесят пятый элемент — это комплексное сырье, в котором далеко не рений главное богатство, с чем, собственно, и связаны большие потери и без того скудного элемента рения. Основные сырьевые источники семьдесят пятого элемента рения — молибденитовые концентраты (содержание рения 0,01—0,04 %), медные концентраты некоторых месторождений (0,002—0,003 % рения), отходы от переработки медистых сланцев (например, свинцово-цинковые пыли, содержащие 0,04 % рения), а также сбросные воды гидрометаллургической переработки бедных молибденитовых концентратов (10-50 мг/л рения).

Дело в том, что способы извлечения рения во многом зависят от специфики технологии производства основных металлов, а чаще всего технологические схемы извлечения основных металлов и рения не совпадают, что приводит к потерям семьдесят пятого элемента. Так, при флотационном обогащении молибденовых и медно-молибденовых руд от 40 до 80 % бывшего в руде рения переходят в молибденовый концентрат, а в рениевые слитки, в конечном счете, превращается лишь незначительная часть этого металла, добываемая из уже переработанных отвалов. По подсчетам американских ученых из молибденовых концентратов богатых рением извлекается всего 6 % этого металла от общего содержания. Но и при флотационном обогащении медно-молибденовых руд рений не теряется, а всего лишь переходит в молибденовый концентрат, потери начинаются дальше — при обжиге концентратов и в процессе плавки.

Технология обработки молибденовых концентратов включает обязательный окислительный обжиг при 550…650° C, а при таких температурах, как мы хорошо знаем, активно начинает окисляться и рений, в основном до Re2O7 — рениевый ангидрид летуч, получается, что большое количество семьдесят пятого элемента просто «вылетает в трубу». На различных стадиях производства черновой меди рений также удаляется с отходящими газами. Получается, чтобы получить рений на молибденовых предприятиях необходимо, прежде всего, уловить его из уходящих газов. Для этого на заводах устанавливают сложные системы циклонов, скрубберров, электрофильтров. В итоге рений концентрируется в шламовых растворах, образующихся при очистке пылеуловительных систем. Если печные газы направляются на производство H2SO4, рений концентрируется в промывной кислоте электрофильтров.

Для извлечения рения из пыли и шламов применяют выщелачивание слабой серной кислотой или теплой водой с добавкой окислителя (МnО2). В случае неполной возгонки рения (в многоподовых печах она составляет всего 50…60 %, в печах кипящего слоя — почти 96 %) при обжиге молибденитовых концентратов, часть его остается в металлическом огарке и затем переходит в аммиачные или содовые растворы выщелачивания огарков. Таким образом, источниками получения рения при переработке молибденитовых концентратов могут служить сернокислотные растворы мокрых систем пылеулавливания и маточные растворы после гидрометаллургической переработки огарков.

Из растворов рений извлекают в основном сорбционными (с применением слабо- и сильноосновных ионитов) и экстракционными (экстр-агентами выступают триалкиламин, трибутилфосфат и прочие соединения) методами. В результате десорбции или реэкстракции растворами NH3 образуется NH4ReO4, восстановлением которого водородом получают порошок рения:

2NH4ReO4 + 7H2 → 2Re + 2NH3 + 8H2O

Восстановление осуществляют в две стадии: первая протекает при 300—350 °С, вторая — при 700—800 °С. Полученный порошок прессуют в штабики, которые спекают при 1 200—1 300 °С, а затем при 2 700—2 850 °С в токе водорода. Спеченные штабики уплотняют ковкой или прокаткой на холоду с промежуточными отжигами. Для получения компактного рения применяют также плавку в электроннолучевых печах.

В последнее время разрабатываются новые способы гидрометаллургической переработки концентратов содержащих рений. Такие методы более перспективны в основном потому, что нет тех огромных потерь рения, которые неизбежны в пирометаллургии. Уже сейчас семьдесят пятый элемент извлекают из концентратов различными растворами — в зависимости от состава концентрата, а из этих растворов — жидкими экстр-агентами или в ионнобменных колоннах.

Физические свойства

Рений — серебристо-серый металл, своим внешним видом напоминающий сталь или платину. Порошок металла — чёрного или темно-серого цвета в зависимости от дисперсности. Рений кристаллизуется в гексагональной плотноупакованной решетке с параметрами а = 2,760 A, с = 4,458 A, z = 2. Атомный радиус 1,373 A, ионный радиус Re7+ 0,56 A. В полном соответствии с положением в таблице Менделеева, рений во многом похож на марганец. В основном эта схожесть на уровне строения атомов — имея в наружном электронном слое атома всего два электрона, марганец и его аналоги не способны присоединять электроны и, в отличие от галогенов, соединений с водородом не образуют. Однако у семьдесят пятого элемента больше отличий — рений четвёртый в списке элементов с наибольшей плотностью в твёрдом состоянии (21,02 г/см3), то есть тяжелее этого элемента только осмий (22,5 г/см3), иридий (22,4 г/см3) и платина (21,5 г/см3).

Вообще по своим физическим свойствам рений схож с тугоплавкими металлами VI группы вольфрамом и молибденом, а также с металлами платиновой группы. Кроме близости ряда физических характеристик с молибденом его роднит и близость атомного и ионных радиусов. Например, радиусы ионов Re4+ и Мо4+ отличаются всего на 0,04 ангстрема. Сульфиды MoS2 и ReS2 образуют к тому же однотипные кристаллические решетки. Именно этими причинами объясняют геохимическую связь рения с молибденом. Рений лишь немного тяжелее вольфрама, плотность которого 19,32 г/см3, по температуре плавления (3 180 °С) он уступает вольфраму (3 400 °С), однако температуры кипения обоих металлов настолько высоки, что их не могли с точностью определить долгое время — для рения она порядка 5 870 °С, для вольфрама 5 900 °С. Однако существует и немаловажное различие — рений гораздо пластичнее вольфрама: его можно прокатывать, ковать, вытягивать в проволоку при обычных условиях.

Рений пластичен в литом и рекристаллизованном состоянии и деформируется на холоде. Только вот пластичность рения, как и многих других металлов, во многом зависит от чистоты. Известно, что примеси кальция, железа, никеля, алюминия и других элементов снижают пластичность рения. Модуль упругости семьдесят пятого элемента 470 Гн/м2, или 47 000 кгс/мм2 (выше, чем у других металлов, за исключением осмия и иридия), что обуславливает высокое сопротивление деформации и быстрый наклеп при обработке давлением. Для восстановления пластичности и снятия наклепа рений отжигают в водороде, инертном газе или вакууме.

Еще одно важное свойство рения — высокая жаропрочность. Рений отличается высокой длительной прочностью при температурах 500—2 000 °С, он выдерживает многократные нагревы и охлаждения без потери прочностных показателей. Его прочность при температуре до 2 000 °C выше, чем у вольфрама, и значительно превосходит прочность молибдена и ниобия. Твердость по Виккерсу отожженного рения 2 450 МПа, деформированного — 7 840 МПа. Удельное объемное электросопротивление рения при температуре 20 °С составляет 19,3•10-6 ом•см, что в четыре раза больше, чем у вольфрама и молибдена. Термический коэффициент линейного расширения для рения равен 6,7•10-6 (в интервале температур от 20 до 500° С); удельная теплоемкость рения 153 дж/(кг•К) или 0,03653 кал/(г•град) (при температурах от 0 до 1 200 °С); теплопроводность 48,0 Вт/(м•К) при температуре 25° С и 46,6 Вт/(м•К) при температуре 100° С. Температура перехода рения в состояние сверхпроводимости 1,699 К; работа выхода электрона 4,80 эВ. Рений парамагнитен, удельная магнитная восприимчивость этого элемента составляет +0,368•10-6 (при температуре 20,2° С).

Химические свойства

У атома рения семь внешних электронов; конфигурация высших энергетических уровней 5d56s2. По своим химическим свойствам — особенно стойкости к агрессивным средам — рений напоминает металлы платиновой группы. В компактном состоянии (в виде слитков, прессованных штабиков) рений устойчив на воздухе при обычных температурах. При неизменности благоприятных условий металл может годами не тускнеть на воздухе, таким же «результатом» могут похвастать лишь некоторые благородные металлы: золото и платина. При температурах выше 300° C начинает наблюдаться окисление металла с образованием оксидов (ReO3, Re2O7), интенсивно этот процесс протекает при температурах выше 600 °C, а в атмосфере кислорода при нагревании свыше 400 °С металл сгорает. Появление при этом белого дыма свидетельствует об образовании семиокиси рения Re2O7, которая очень летуча. Порошкообразный рений окисляется во влажном воздухе до рениевой кислоты HReO4:

4Re + 7O2 + 2H2O → 4HReO4

Рений более устойчив к окислению, чем вольфрам и молибден, ведь он не реагирует непосредственно с азотом и водородом; порошок рения лишь адсорбирует водород. Семьдесят пятый элемент не растворяется в соляной и плавиковой кислотах любых концентраций на холоде и при нагревании до 100° С и выше. В азотной кислоте, горячей концентрированной серной кислоте, в пероксиде водорода металл растворяется во всех случаях с образованием рениевой кислоты:

3Re + 7HNO3 → 3HReO4 + 7NO + 2H2O

2Re + 7H2SO4 → 2HReO4 + 7SO2 + 6H2O

2Re + 7H2O2 → 2HReO4 + 6H2O

В растворах щелочей при нагревании рений медленно корродирует, расплавленные щелочи растворяют его быстро (особенно в присутствии окислителей — Na2O2, KNO2 и даже O2), давая метаперренаты (VII) MReO4.

Рений энергично взаимодействует с галогенами, причем сила взаимодействия уменьшается от фтора к брому. При этом не образуется соединений рения высшей валентности. При нагревании металлический рений взаимодействует с фтором, хлором, серой, селеном, бромом:

Re + 3F2 → ReF6

2Re + 5Cl2 → 2ReCl5

Re + 2S → ReS2

С фтором при нагревании образуется смесь ReF5, ReF6 и ReF7, с хлором — ReCl5 и ReCl4, с бромом — ReBr5, с йодом рений не реагирует. Кроме того, даже при повышенной температуре компактный рений не реагирует с оксидом углерода (II), метаном и углеродом (взаимодействие порошков рения и графита происходит при 1 000 °С и давлении 920 кПа, в итоге получается карбид ReC). С фосфором выше 750—800 °С рений образует фосфиды ReP3, ReP2, ReP и Re2P, с мышьяком — арсенид ReAs2,1-2,3, с кремнием при спекании — силициды ReSi, Re3Si, Re2Si, а также ReSi2 (полупроводник). Пары серы при 700—800 °С дают с рением сульфид ReS2. Аналогично сульфидам получают селениды Re2Se7 и ReSe2.

Для рения известны все валентные состояния от +7 до -1, что обусловливает многочисленность и разнообразие его соединений. Известно относительно небольшое число соединений одно, двух, трех, пяти и шестивалентного рения, все они малоустойчивы. Наиболее устойчивы соединения четырех- и семивалентного рения. К наиболее важным из них стоит отнести диоксид рения, ReO2, нелетучий коричнево-черный кристаллический порошок с металлическим типом проводимости, устойчивый на воздухе при комнатной температуре. ReO2 является промежуточным продуктом при получении рения. Триоксид рения, ReO3, кристаллы темно-красного цвета с металлическим блеском. Оксид рения Re2O7, или рениевый ангидрид, светло-желтые, буроватые кристаллы. Хорошо растворяется в воде, спирте, ацетоне. При растворении в воде дает бесцветный раствор рениевой кислоты. HReO4 — сильная кислота, в свободном виде не выделена.

Рений — Секрет старых отвалов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector