Эта статья была подготовлена мной лет пять назад для Википедии, но до сих пор не была опубликована там из-за возникших дискуссий со сторонниками «официальной» советской версии. Теперь публикую её здесь.
Частично материалы данной статьи имеются в действующей статье Википедии «Ликбез», но есть и существенные отличия (которые и вызвали дискуссии в Википедии).

ГРАМОТНОСТЬ В ЦАРСКОЙ РОССИИ к 1917 году.

Подробно я писал об этом в отдельной статье «Грамотность и образование в царской России» – здесь коротко суммирую основные данные.
Оценки среднего уровня грамотности населения в России в целом к 1914-1915 гг году достаточно сильно разнятся: от 35-38 % к 1915 году[108][109] до 43% в 1917, но применительно только к европейской части собственно России, исключая детей, не достигших 10 лет[18]. Бывший министр просвещения П.Н. Игнатьев в своей статье приводил оценку в 56% грамотных от всего населения России (на 1916 год).[110] По данным исследования Института этнологии и антропологии РАН под руководством д.и.н., профессора М.


Громыко[111] реальная грамотность крестьян была заметно выше данных официальной статистики, поскольку многие (особенно старообрядцы) не считали нужным записывать при обследованиях свою грамотность, и по ряду других причин [112](c.59-60). Отмечается также, что тяга крестьян к грамоте, интерес к книгам и периодическим изданиям постоянно росли[113], особенно быстро после 1906 года [114].
Развитие начального школьного образования значительно ускорилось с конца 1907 года. В течение 1908-1915 гг. кредит на постоянные нужды начального образования увеличивался следующим образом: в 1908 — на 6 900 000 р., в 1909 — на 6 000 000 р., в 1910 — на 10 000 000 р., в 1911 — на 7 000 000р., в 1912 — на 9 000 000 р., в 1913 — на 10 000 000 р., в 1914 — на 3 000 000 р., в 1915 — на 3 000 000 р.[115](с.144) — как видно, кредит на нужды начального образования увеличивался даже во время ПМВ. Не только финансирование, но все мероприятия по развитию начального образования (в том числе увеличение числа школ и их доступности в радиусе не более 3 верст) проводились неуклонно вплоть до 1917 года[39]. Тем не менее, уровень грамотности взрослого населения и развитие школьного образования в регионах с преимущественно инородческим населением (особенно в Средней Азии) к 1917 году был еще очень низок.
По состоянию на 1914 г. в разных уездах и городах РИ (всего в РИ было 441 уездных земств): «осуществлено всеобщее обучение в 15 земствах; совсем близки к осуществлению 31 земство» [116](с.146) (то есть более чем в 10% земств).

м же указано также, что в 1914 году 88% земств осуществляли (переход) к всеобщему образованию по согласованию с МНП, причем «62% земств предстояло менее 5 лет до всеобщего обучения, 30% — от 5 до 10 лет, и лишь в 8% — свыше 10 лет». Ожидалось, что всеобщее начальное образование на территории европейской России будет достигнуто между 1919 и 1925 годами (более чем в 90% земств всеобщее обучение могло быть введено к 1924 году).
Имевшие место в России в 1896-1917 гг неуклонный рост грамотности населения, быстрый рост числа начальных и средних школ и учащихся (см. Грамотность), средних и высших учебных заведений и числа студентов, а также техников, инженеров, специалистов во всех областях хозяйства и учёных ( см. Образование в Российской империи), – эти процессы, лишь замедлившиеся в годы Первой мировой войны[117][118](с.59) прервались и обрушились в годы Гражданской войны и массового голода начала 1920-х годов.[119][120][121](с. 71)[122](с.803).

25 декабря 2017            Ликвидация безграмотности в СССР

НАЧАЛО и ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ОСНОВА ЛИКБЕЗА

Одну из главных проблем, вследствие Гражданской войны и массового голода начала 1920-х годов, представляли беспризорники. По разным данным, в 1921-1923 гг их было от 4.5 до 9 миллионов[123].[72]. Число неграмотных постоянно пополнялось за счёт беспризорных подростков.
Практические шаги к решению проблемы возраставшей при большевиках безграмотности (как среди взрослых, так и, особенно, среди детей и подростков) начались в 1920 году.


1920 Совет народных комиссаров принимает декрет об учреждении Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности (ВЧК ликбез), постановления которой имеют обязательный характер. Она образуется для выполнения принятого в 1919 году декрета о ликвидации безграмотности и будет в 1920—1930 руководить обучением неграмотных и малограмотных. Ведал делами этой комиссии нарком просвещения Анатолий Луначарский[124].
1-й Всероссийский съезд по ликвидации неграмотности (1922) признал необходимым первоочередное обучение грамоте рабочих промышленных предприятий и совхозов, членов профсоюзов и других трудящихся в возрасте 18—30 лет. Срок обучения на ликпункте устанавливался в 7 месяцев (6-8 часов еженедельно).
14 августа 1923 вышел декрет Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности», дополняющий декрет от 26 декабря и устанавливающий количество инструктивных школ 1072 (574 ликвидационных пункта и 498 школ для малограмотных). Осенью 1923 года было создано Всероссийское добровольное общество «Долой неграмотность».
27 января 1921 года была создана «Деткомиссия ВЦИК» (Комиссия по улучшению жизни детей) во главе с Феликсом Дзержинским. Главным, после обеспечения жилья, мероприятием, осуществляемым в ходе борьбы с беспризорностью, стало обучение беспризорников грамоте.

мимо Наркомата просвещения этими проблемами занимались и общественные организации, в т.ч. «Фонд имени В. И. Ленина для оказания помощи беспризорным детям». В 1925 году в СССР была создана общественная организация «Друзья детей»[125]. К началу 1928 года по всему СССР насчитывалось около 300 тысяч беспризорных[72], но в начале 1930-х гг их число вновь возросло, и говорилось о 2-2.5 миллионах беспризорниках.[126](с.928), появившихся вследствие нового массового голода («голодомора») начала 1930-х годов . Только 31 мая 1935 года в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» было заявлено, что массовая беспризорность в стране ликвидирована. В ходе борьбы с беспризорностью, сочетающейся с одновременным обучением детей грамоте, а затем и другим дисциплинам, проявился талант крупнейшего советского педагога А. С. Макаренко, автора «Педагогической поэмы».
Большой проблемой в 1920-х гг. как для развития школьного образования, так и для организации ликвидации безграмотности была катастрофическая нехватка средств. Д.Сапрыкин пишет: «По самым оптимистичным оценкам при Советской власти в середине 20-х годов «образовательные» статьи расходов в советских бюджетах составляли около 3% и в абсолютных цифрах упали более чем в 10 раз по сравнению с дореволюционным».[127]

ЛИКПУНКТЫ И ШКОЛЫ ГРАМОТНОСТИ

Каждый населённый пункт с числом неграмотных свыше 15-ти должен был иметь школу грамоты (ликпункт).


ок обучения в такой школе составлял 3-4 месяца. Программа обучения включала чтение, письмо, счёт. В начале 1920-х годов было уточнено, что занятия на ликпункте имеют своей целью научить читать ясный печатный и письменный шрифты; делать краткие записи, необходимые в жизни и служебных делах; читать и записывать целые и дробные числа, проценты, разбираться в диаграммах и схемах; учащимся объяснялись основные вопросы строительства советского государства. Для взрослых учащихся сокращался рабочий день с сохранением заработной платы, предусматривалось первоочередное снабжение ликпунктов учебными пособиями, письменными принадлежностями.
Учебная программа потребовала широкой организованной подготовки учителей и других педагогических работников. К осени 1920 года только органами ВЧК ликбез в 26 губерниях были созданы курсы учителей — ликвидаторов неграмотности.
Качество общеобразовательной подготовки в 1920-е и в начале 1930-х гг, в условиях ликбеза, было гораздо ниже, чем в дореволюционной России – обучение часто проводили культармейцы, не имевшие специального педагогического образования. [128]. Задачу ликвидации неграмотности формально упрощало то, что для ее решения не требовались кадры, обладающие специальными познаниями в сфере образования (квалифицированные учителя); считалось, что грамоте могли обучать и те, кто сам был просто грамотен. Фактически об этом говорилось в п. 3 Декрета Совнаркома РСФСР «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» (от 26 декабря 1919 ): «Народному Комиссариату Просвещения и его местным органам предоставляется право привлекать к обучению неграмотных в порядке трудовой повинности все грамотное население страны…»[129] В 1921 г.

всех школьных и воспитательных учреждениях насчитывалось 351 тыс. преподавателей — в основном в начальной школе (высшее и неоконченное высшее образование из них имели 7,5%, среднее — 62%, специальную педагогическую подготовку имели лишь 12% против 51,5% в 1915 г.)[130](Глава3, ч.1.).
Численность учащихся, достигнутая в Российской империи к 1917 году, была восстановлена в СССР только к 1930 году [77]. 25 июля 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О всеобщем обязательном начальном обучении». Как считалось в СССР, полностью оно было закончено в 1934 году. Но профессиональных учителей при этом по прежнему сильно не хватало. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1930 г. «О льготах квалифицированным работникам в сельских местностях и рабочих поселках», наряду с некоторыми льготами, были предусмотрены ограничения в их перемещении и свободе выбора места работы – эти вопросы решали местные исполкомы, а не сами учителя. Еще и в 1932 году на педагогическую работу были мобилизованы 20 тыс. комсомольцев. [131]

УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ БАЗА ЛИКБЕЗА

В 1920—1924 годах вышли два издания первого советского массового букваря для взрослых Д. Элькиной, Н. Бугославской, А. Курской (2-е издание — под названием «Долой неграмотность» — включало ставшую широко известной фразу для обучения чтению — «Мы — не рабы, рабы — не мы», а также стихотворения В.


Брюсова и Н. А. Некрасова). В те же годы появились «Рабоче-крестьянский букварь для взрослых» В. В. Смушкова, «Букварь для рабочих» Е. Я. Голанта. Часть пособий была напечатана за рубежом с оплатой из валютных фондов республики. Было налажено издание массовых букварей и других начальных пособий для взрослых на украинском, белорусском, киргизском, татарском, чувашском, узбекском и других языках (всего около 40).
В 1925/26 уч.г. в программы ликбеза в качестве обязательного был введён курс политграмоты: идеологическая борьба, в том числе, внутри партии, была в самом разгаре.

ИТОГИ ЛИКБЕЗА

Всего в 1917—27 годах было обучено грамоте до 10 млн взрослых, в том числе в РСФСР 5,5 млн. Стартовый уровень (от начала введения Ликбеза в 1920 г.) был достаточно низок. Так, по данным переписи 1 ноября 1920г (Народное образование по основному обследованию 1920г)[132] в школах учились всего около 7.3 миллионов учеников (в школах первой ступени — 6 860 328 детей, и в школах второй ступени — 399 825), причем школы в европейской части советской России посещали менее 59% детей в возрасте 8-12 лет (старше 12 лет — еще и много меньше).
В годы нэпа темпы снижения неграмотности также были далеки от желаемых. Взрослое население, занятое в частном секторе, не имело социальных гарантий, позволявших сочетать учёбу с трудом. В целом СССР к 1926 г. занимал по уровню грамотности лишь 19-е место среди стран Европы, уступая таким странам, как Турция и Португалия.


хранились значительные различия в уровне грамотности городского и сельского населения (в 1926 г. — соответственно 80,9 и 50,6 %), мужчин и женщин (в городе — 88,6 и 73,9 %, в селе — 67,3 и 35,4 %).
В 1928 году по инициативе ВЛКСМ был начат так называемый культпоход. Его опорными центрами стали Москва, Саратов, Самара и Воронеж, где основная часть неграмотных были обучены силами общественности. К середине 1930 года число культ-армейцев достигло 1 млн, а число учащихся только в учтенных школах грамоты — 10 млн.
Введение всеобщего начального обучения в 1930 г. создавало известные гарантии распространения грамотности. Ликвидация неграмотности возлагалась теперь на соответствующие секции при местных Советах. Одновременно пересматривались программы школ ликбеза, рассчитанные на 330 учебных занятий (10 месяцев в городе и 7 месяцев на селе). Актуальной задачей считалась теперь борьба с малограмотностью.
К 1936 году было обучено около 40 млн неграмотных. В 1933—1937 годах только в учтенных школах ликбеза занимались свыше 20 млн неграмотных и около 20 млн малограмотных.

ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ 1937 года

Тем не менее, по переписи населения 1937 года в целом по СССР четвертая часть населения в возрасте 10 лет и старше не умела читать, хотя говорилось о всеобщей грамотности. 30 % женщин не умели читать по слогам и подписывать свою фамилию (таков был по переписи критерий грамотности).


нные переписи были немедленно изъяты и уничтожены. Ее организаторов репрессировали. [133][134][135]. «Усилия советской власти по борьбе с безграмотностью позволили только отчасти преодолеть последствия гражданской войны, в частности, массовой детской беспризорности, бывшей в России невиданным до того явлением»[136](с.60).
Полностью преодолеть все негативные последствия Гражданской войны и беспризорничества 1920-х и начала 1930-х гг., а также огромные потери высоко образованных людей царской России, выключенных из общественной и социальной жизни через ограничения их прав («лишенцы»), «чистки» и репрессии 1920-х и начала 1930-х гг. в сфере образования удалось в СССР лишь после восстановления народного хозяйства после Великой Отечественной войны. Тогда же, с начала 1950-х гг., была окончательно выстроена действительно эффективная и одна из лучших в мире система образования, как школьная, так и высшая. Тем не менее, по данным Российской педагогической энциклопедии[137](статья «Грамотность»):
«В конце 30-х годов достигнут уровень грамотности населения свыше 80 %. Ликвидация массовой неграмотности в СССР завершена после Великой Отечественной войны. Процесс становления полной грамотности завершался в конце 60-х и в 70-е годы: удельный вес лиц с образованием ниже законченного начального (в том числе и лиц без образования) составлял среди населения СССР в возрасте 10 лет и старше в 1959—32,9%, в 1970 — 22,4%, в 1979 — 11,3%».

ЛИТЕРАТУРА и ПРИМЕЧАНИЯ


108. ; В. А. Мельянцев «Россия за три века: экономический рост в контексте мирового развития»
109. ; Примечание: в некоторых источниках приводятся и более низкие оценки, но они сомнительны. Так А.И.Уткин в своей книге «Первая мировая война». М.:Алгоритм, 2001 в разделе «Экономический подъем России»(Уткин. ПМВ Глава 1) приводит цифру 30%, но в той же главе в разделе «Позиция противостояния с Германией» он пишет: «В России лишь 20% населения были грамотными». А в главе 2 читаем: «Слабые стороны русской армии обнаружились довольно быстро. Прежде всего они отражали факт бедности основной массы населения России, неграмотность половины ее населения» (Уткин ПМВ, Глава 2) — так 20%, или 30%, или 50% были грамотными? Соответственно, 80%, или 70%, или 50% были неграмотными? В шестой главе А.И.Уткин пишет о «трех четвертях неграмотного населения» (к 1917 году). — Вероятно, заслуженно уважаемый автор просто не изучал вопрос грамотности в РИ, поскольку для его книги этот вопрос был на периферии его внимания
110. ; Malevsky—Malevitch P. Russia. USSR. Complete handbook. Publisher: William Farquhar Payson, 1933.
111. ; Громыко М.М. Мир русской деревни. М. «Молодая гвардия», 1991
112. ; Громыко М.М. Мир русской деревни. М. «Молодая гвардия», 1991
113. ; Громыко М.М. Мир русской деревни. М. «Молодая гвардия», 1991
114. ; «Вестник Псковского губернского земства» № 12 от 27 марта 1916 г.
115. ; Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 — Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон» — Т.28 — стр. 123-149
116. ; Начальное народное образование // Новый энциклопедический словарь: Пг., 1916 — Издание АО «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон» — Т.28 — стр. 123-149
117. ; НЭС. Петроград: изд-во бывшее Брокгауз-Эфрон, 1916. Т.28, Начальное образование. с. 123-149
118. ; Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009
119. ; Культурное строительство СССР. Статистический сборник. / М.-Л.: Госпланиздат. 1940. С. 39, таблица 1
120. ; Труды ЦСУ, т.12, выпуск 1, Народное образование по основному обследованию 1920 года (на 1 ноября 1920 года) . М.: 1922. С. 10-14
121. ; Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009
122. ; История России. Век XX. 1894-1939\\ под ред. А.Б.Зубова. М.: АСТ-Астрель, 2010
123. ; Рожков А. Ю. Борьба с беспризорностью в первое советское десятилетие // Вопросы истории, 2000. № 11. С. 134.
124. ; Что такое ЛикБез? — LikBez.by — ликвидация безграмотности — Белорусский книжный интернет магазин
125. ; Общество «Друзья Детей» // Бурят-Монгольская правда. № 261 (653) 13 ноября 1925 года. стр.6
126. ; История России. Век XX. 1894-1939\\ под ред. А.Б.Зубова. М.: АСТ-Астрель, 2010
127. ; Конечно, в дальнейшем в абсолютных цифрах расходы на образование в СССР быстро росли, но, как отмечает тот же Д.Сапрыкин, «доли в 8-9% от имперского бюджета и в 15-17% от консолидированного бюджета, имевшие место накануне Первой мировой войны никогда не достигались ни в СССР, ни в Российской Федерации» [Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009, с.71].
128. ; Павлова Л. В. Ликвидация неграмотности взрослого населения. 1897-1939 гг.: На материалах Оренбуржья (автореферат канд. ист. Наук). Оренбург, 2006 215 с. РГБ ОД, 61:06-7/628.
129. ; Ковалевский М.А. Льготы сельских учителей в жилищно-коммунальной сфере: историко-правовой и конституционно-правовой аспекты // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 2. 2007. С. 128–165.
130. ; Волков С.В. Интеллектуальный слой в советском обществе
131. ; Ковалевский М.А. Льготы сельских учителей в жилищно-коммунальной сфере: историко-правовой и конституционно-правовой аспекты // Ежегодник российского образовательного законодательства. Том 2. 2007. С. 128–165.
132. ; Труды ЦСУ, т.12, вып.1, М., 1922, (стр.11-12)
133. ; Перепись населения 1937 года: вымыслы и правда. А.Г. Волков. – Перепись населения СССР 1937 года. История и материалы. /Экспресс-информация. Серия «История статистики». Выпуск 3-5 (часть II). М., 1990
134. ; Всесоюзная перепись населения 1937 г. М.: изд-во ИРИ РАН, 1991
135. ; Поляков Ю.А., Жиромская В.Б., Киселев И.Н., Полвека под грифом «секретно. – М.: Наука, 1996
136. ; Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. М.: ИИЕТ РАН, 2009
137. ; Российская педагогическая энциклопедия. М.: Большая Российская энциклопедия, 1993

tutchev

Небезизвестная всем на Конте особа под ником Прихожанка опубликовала на днях , статью о об образовании в царской России.

Уж каким там она выставила благодетелем царя-тряпку Николу Кровавого это надо прочитать, это вызывает только смех. https://cont.ws/@prikhojanka/9…А все заслуги Советской власти,в этом направлений приписала царской России ,в которой на самом деле 90% населения были неграмотными и вместо подписи ставили крест.

Короче в ее опусе все как всегда,черное сделали белым , а белое черным.Публикуя эту статью,я хочу немного развеять ту ложь которую она пропагандирует здесь на Конте.

Ликвидация безграмотности в СССР

Борьба с безграмотностью

Весной 1918 года, после заключения мира с немцами, в Москву приехал посол Германии граф Мирбах. Как полагается, он прибыл в Кремль, чтобы представиться главе правительства. Часовой около кабинета Владимира Ильича сидел и что-то читал, да с таким увлечением, что не только не встал, но и глаз не поднял на посла. Уходя, дипломат увидел ту же картину. На этот раз он остановился возле часового, взял у него книгу и попросил переводчика назвать ее заглавие. Это был труд Бебеля «Женщина и социализм». Мирбах молча вернул книгу.

Разумеется, в поведении часового — ничего похвального, и некоторые иностранцы не упускали случая поиронизировать над подобными сценками. Но критикам, Мирбаху в частности, не понять было одного: жажды знаний, которая охватила народ, впервые получивший доступ к книге, образованию.

Безграмотность населения царской России

Да, наша страна дала человечеству Ломоносова и Пушкина, Толстого и Достоевского, Менделеева и Павлова, Глинку и Чайковского, Репина и Шаляпина… Но чьим достоянием был их гений, кто знал их на Родине? Ничтожное меньшинство. Высокие достижения духа и разума соседствовали с вопиющим бескультурьем масс

В канун революции в России был всего 91 вуз. Зато процветало 78 790 церквей и монастырей. На всю страну 112 тысяч человек с высшим образованием — и 211 540 попов и монахов. Одна библиотечная книга — на пятнадцать человек. Газету получал один из сорока.

Да и кому было читать? В последней перед Октябрем переписи населения вопрос «Где получил образование?» содержал красноречивые подпункты: «а) дома, б) у причетчика, в) в церковноприходской школе, г) у солдата». Три четверти России расписывалось крестиком.

Политический поворот к социализму повлек за собой не только экономическую, но и культурную революцию.

Ленин провозгласил: все завоевания человеческого ума — образование, наука, техника, искусство — трудящимся! Все для них, все, в чем их обкрадывали столетиями!

Это тоже было программой партии и правительства.Тут, как ни в каком другом случае, буквально применимо расхожее выражение: «начинали с азов».

Декрет о ликвидации безграмотности

В конце фронтового девятнадцатого года правительство издает знаменитый декрет о ликвидации неграмотности, объявляет политической задачей первостепенной важности: научить читать и писать все население в возрасте от 8 до 50 лет.

Для проведения декрета учреждается как знамение времени Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности и ее местные отделения — от губерний до волостей. Попозже возникает массовое общество «Долой неграмотность» во главе с М. И. Калининым.

Бой за грамотность

Наркомпросу предоставлялось право в порядке трудовой повинности привлекать для обучения безграмотных все более или менее образованное население. В движение «за ликбез» включились все организации трудящихся: партячейки, профсоюзы, комсомол, женские комиссии, вливались широкие круги народной интеллигенции, видные деятели социалистической культуры, начиная с Горького; многотысячную армию культармейцев составляли студенты и школьники старших классов, учителя, врачи и инженеры, служащие и рабочие различных предприятий и учреждений, армейский политсостав, — все грамотные считали себя мобилизованными на бой за грамотность.

Учителя есть; народ валом валит на пункты ликбеза. Но нет букварей, наглядных пособий, и в ход идут все подручные, самодельные средства, особенно на селе. Вырезают буквы, цифры из газет, старых книг, составляют алфавит. Пишет «Советскую азбуку» Маяковский, на каждую букву — двустишие такого рода: «Д. Деникин было взял Воронеж. Дяденька, брось, а то уронишь!» Нет тетрадей — пишут на старых обоях, на оберточной бумаге, на деревянной доске. Вместо чернил — разведенная в воде печная сажа, свекольный отвар, ягодный настой… Перья — гусиные, заостренная лучинка, кусок древесного угля.

Школа грамоты была создана и для младшего обслуживающего персонала правительственных подсобных служб. Владимир Ильич высказал пожелание, чтобы безграмотность ликвидировать в первую очередь на территории Кремля. В школу дружно записались все, кто в ней нуждался: рабочие комендатуры и хозчасти, подавальщицы столовой, сиделки больницы, прачки, курьеры. На открытие занятий пришел Ленин.

В 1906 году журнал «Вестник воспитания» высчитал, что полностью разделаться с неграмотностью в России можно в такие сроки: среди мужчин — за 180 лет, среди женщин — за 300 лет, у народов национальных окраин — за 4600 лет. Советская власть скорректировала это. Уже в 1920 году ликбезы охватили 3 миллиона человек, а всего за последующие двадцать лет было обучено 50 миллионов неграмотных и 30 миллионов малограмотных мужчин и женщин, русских и многих других национальностей. К 1940 году СССР стал практически страной сплошной грамотности.

В первое время, когда лист бумаги и перо представляли всеобщую ценность — от пункта ликбеза до Председателя Совнаркома, — нелегко было и обычной, детской школе. В 1921 году на одного ученика приходилось в среднем на год 6 листиков бумаги, одно перо на 10 учеников, один карандаш и одна тетрадь — на 20 учеников. Однако не только скудная учебная база волновала и учащихся, и учащих.

Школьное образование в СССР

Школа как социальный институт была на большом переломе. Кого учить — ясно: всех надо учить! Но чему и как учить — тут мнения сталкивались. Много думал об этом и Владимир Ильич.

Комсомольский работник Е. Логинова рассказывает, как в 1919 году ее пригласила Надежда Константиновна. Они сидели в самой теплой комнате квартиры — на кухне и пили чай из сушеной моркови. Крупская попросила показать план работы Московского комитета союза молодежи и заметила, что нельзя ограничиваться рабочей средой, пора поактивнее помогать воспитанию и школьной молодежи.

— Со школой мы дело исправим, — ответила Логинова, — вот ведь трудовое воспитание пошло в школе живее, учащиеся под влиянием комсомольцев берутся сами убирать помещения, моют полы, стали заботиться о ремонте пособий. Конечно, барчуков в школе много, они здорово мешают работе.

Школьное образование в СССР

Тут пришел Ленин. Он подсел к столу, вначале слушал, а потом вмешался в беседу.

— Воспитание в школе, — сказал он, обращаясь к гостье, — архиважный вопрос, и правильно делаете, что начали заниматься им, хотя что-то долго размахиваетесь. Конечно, барству и барчукам, которые раздражают вас, надо объявить в школе беспощадную войну. Но главного-то еще в школе нет. Школьнику не дают понимания роли электричества в современной передовой индустрии, а это наш завтрашний день! А заводской процесс в целом? Незнание его равно технической безграмотности. А ведь сегодняшний школьник — это в своей массе завтра рабочий, техник, инженер.

Владимир Ильич не согласился и с мнением тех комсомольцев, которые считали, что центром внимания надо сделать заводскую школу рабочей молодежи, так как она дает хорошую профессиональную подготовку.

— Подумайте, — сказал он, — можно ли» все свести к профессиональному обучению? А общее образование всей молодежи забросить, что ли? А знаете ли вы, что это подозрительно близко к буржуазной практике: трудовому люду дают только минимальную профессиональную подготовку и только «мажут по губам» общим образованием?

Как бы в развитие этой беседы Ленин в двадцатом году сформулировал решение Пленума ЦК партии:

«Признать в принципе необходимым слияние школ 2-ой ступени (или их высших классов) с профессионально-техническим образованием при 2-х непременных условиях:

1) обязательное расширение в профессионально-технических школах предметов общего образования и коммунизма;

2) обеспечение тотчас и на деле перехода к политехническому образованию, используя для этого всякую электрическую станцию и всякий подходящий завод».

Высшее образование в СССР

Одновременно с налаживанием средней школы, общего образования республике нужно приступать к подготовке специалистов высшей квалификации для социалистического народного хозяйства, создавать свою, народную интеллигенцию.

В августе восемнадцатого года Совнарком утвердил правила приема в высшие учебные заведения. Они отменяли все реакционные препятствия и рогатки трудящимся. Теперь каждый достигший 16 лет без различия национальности, сословия и пола имел право поступить в любой вуз и учиться бесплатно; лиц из среды пролетариата и беднейшего крестьянства надо принимать в первую очередь и обеспечивать стипендией.

Однако радикальной демократизации высшей школы оказалось недостаточно. Исполнение декрета натолкнулось на серьезное препятствие. Сразу же, на очередном осеннем приеме в вузы, выяснилось, что от рабочих, а тем более жителей села поступило сравнительно немного заявлений — по простой причине.

Молодые пролетарии всей душой были преданы идеям коммунизма, отличались храбростью и самопожертвованием на войне и в тылу, но редко кто имел образование выше начального.

Заполняя анкету делегата III съезда комсомола, 20-летниий Петр Смородин отвечал: член комсомола — с августа 1917 года; основное занятие — учился на заводе и работал слесарем; военная подготовка — 2,5 года на фронте, 2 года комиссаром полка. А в графе «образование» написал: «сельский церковноприходский университет».

Рабфак при институте

Вот эти-то окаянные «университеты» и держали большинство юношей и девушек. А те, что рискнули сесть на студенческую скамью, стали отсеиваться, бросать учебу, так как оказались не готовы к лекциям действительно на университетском уровне.

И тут к входившим в широкое обращение словам «ликбез», «культармия», «всеобуч», «фабзавуч» прибавилось новое — рабочий факультет, рабфак. Это оказалось замечательным, подсказанным самой жизнью открытием. При вузах начали действовать особые студенческие факультеты, состоящие полностью из детей пролетариата, которые наверстывали здесь по особой программе то, чего им не хватало для успешного перехода на основной курс.

Организация рабочих факультетов быстро приобрела массовый характер. В феврале 1919 года в Москве состоялось торжественное открытие первого рабфака при нынешнем институте народного хозяйства имени Г. В. Плеханова, а к концу года их насчитывалось уже 14; в двадцать первом — 59 в 33 городах, в двух третях высших учебных заведений страны.

Около миллиона заводского и сельского юношества прошло «путь наверх» за 8—10 лет напористой учебы в рабфаке — институте. Инженеры, экономисты, агрономы, врачи, учителя, деятели искусств, научные работники, кадры партии и органов управления, они стали началом, костяком славной тридцатимиллионной советской интеллигенции.

по мат.history-doc.

25 декабря 2017 Ликвидация безграмотности в СССР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector