Не имевшие до XVIII века своей письменности и никогда не ведавшие собственной государственности, но сильные и сплочённые марийцы – возможно, самый  загадочный народ России. В начале ХХ века один царский чиновников так характеризовал мари: «Эта забытая всеми народность, почти поголовно безграмотная, замкнувшаяся в заколдованном кругу своих суеверий, но, тем не менее, очень симпатичная по своим национальным чертам характера». Кто же они, черемисы-мари?

«…Мурома язык свой, и черемиси язык свой»

Предки марийцев – племена финно-угорской языковой группы – появились в Марийском Поволжье в VI веке. Затем, двигаясь на север, они в основном расселились между Ветлугой и Вяткой, вытеснив и частично ассимилировав местное население. К VII-VIII столетиям прекращается тесное взаимодействие марийцев с другими финно-угорскими племенами, за исключением мордвы и удмуртов, а новыми соседями мари стали: на юге и востоке тюрки – хазары, волжские болгары, а позднее монголо-татары, на западе – восточные славяне.


Карта

Не имея собственной письменности (до XVIII века), марийцы вынуждают нас доверять своим соседям. Достоверно известное первое упоминание о марийцах содержится в письме хазарского кагана Иосифа (960 год), который назвал «цармис» среди народов, плативших ему дань. В русских летописях черемисы впервые упомянуты в начале XII века: «На Белеозере седять весь, а на Ростовьском озере меря, а на Клещине озере меря же. А по Оце реце, где втечеть в Волгу, мурома язык свой, и черемиси свой язык, мордва свой язык». Так, за марийцами закрепляется название черемисы, которое, впрочем, также активно применялось и к чувашам.

Этимология слова «черемис» до сих пор остается предметом научных споров. Ученые считают установленным вторую часть слова «мис» – человек, но расходятся во мнении «Какой человек?». При этом самоназвание народа всегда было «мари», что также восходит к изначальному значению «человек».

Между тюрками и славянами

Оказавшись на стыке двух экспансий – болгаро-тюркской и славяно-русской, – марийцы были вынуждены приспосабливаться, сотрудничать то с одними, то с другими. Такое положение позволяло сохранять собственную социальную верхушку и столь чтимое ими язычество. Это же отчасти способствовало формированию двух групп марийцев – горных, живших в основном на правом берегу Волги, и луговых – занимавших Волго-Вятское междуречье, ориентировавшихся сначала на Волжскую Болгарию, а позднее вошедших в состав Казанского ханства.


Марийцы. История этноса

Марийская традиционная религия по-марийски называется Марий Юмын йÿла.

Известно, что уже к началу XII века некоторые марийские земли были данниками русских князей. В «Слове о погибели Русской земли» говорится, что «черемисы… бортьничаху на князя великого Владимира». Однако, это вовсе не означает данничества всех марийцев. Более того, активность русских князей обоснованно вызывала сопротивление марийцев, которые находили поддержку в Волжской Болгарии. Как итог, в начале XIII столетия между Северо-Восточной Русью и Волжской Болгарией идут многочисленные войны, которые заканчиваются победой русских княжеств и снижением влияния болгар в Среднем Поволжье. В этом споре, как оказалось впоследствии, проиграли все: болгары и славяне не заметили приближения новой беды – монголо-татар, а марийцы страдали от набегов и тех и других.

Придя в Среднее Поволжье в VI веке, марийцы вскоре оказались на перекрестке мощных экспансий. Неспособное им противостоять, марийское население по возможности пыталось извлекать максимально возможные выгоды из этой «войны всех против всех».


В Золотой Орде не так уж плохо

В середине XIII века марийцы, как и другие народы Среднего Поволжья, были включены в состав Золотой Орды. Но здесь марийцам повезло больше, чем другим. Во-первых, письменные источники не сообщают о разорительном вторжении монголо-татар на ту территорию, где жили марийцы. Во-вторых, жившие в лесной полосе и вдалеке от степной зоны, марийцы имели естественную защиту от монгольской конницы. Хуже пришлось тем марийцам, которые жили на Правобережье Волги и примыкавших к Болгарии левобережных землях. Их монголы не пощадили.

Раз северные границы Золотой Орды не фиксировались прочно, марийцы пользовались некоторой «автономией», а «иго» ограничивалось в основном сбором дани руками местной родоплеменной знати. Лишь в Правобережье Волги – экономически привлекательном и стратегически значимом районе – существовал относительно заметный контроль.

Монгольское иго не сильно приостановило продвижение русских княжеств на северо-восток. Теперь у них было куда больше возможностей, хотя и меньше ресурсов: Волжская Болгария, главный соперник, канула в Лету. Даже периодические «одёргивания» со стороны Золотой Орды не могли остановить русской экспансии. Особое значение имело продвижение на восток и северо-восток Костромского, Галичского и Нижегородского княжеств, которые не только развивали торговые и военные связи с марийцами, но даже включали в свой состав земли, населённые марийцами. В 1372 году нижегородский князь Борис Константинович основал на левом берегу Суры крепость Курмыш, установив контроль над местным населением и открыв путь на восток.


Настойчивость русских князей встречала отпор со стороны некоторой части марийской элиты. Дело в том, что зависимость марийцев от Золотой Орды ограничивалась формальной уплатой дани, которую собирала марийская знать, и выполнением ряда повинностей. Монголы не претендовали на контроль над населением и территорией. Фактически власть находились в руках марийской знати. Кто готов добровольно отказаться от этого? Марийцам серьёзно досаждали новгородские ушкуйники (вольные люди, занимавшиеся торговлей и набегами), грабившие и разорявшие марийские селения вдоль Вятки, Камы, Волги и Ветлуги. В этот же период начинаются попытки христианизации марийского населения.

Эти факторы объясняют участие марийцев в неудачном походе Мамая на Русь в 1380 году. Несмотря на то, что хан Тохтамыш в 1382-м несколько «вразумил» русские княжества, напомнив о силе Золотой Орды, ему удалось лишь на время приостановить их движение на восток. Слабеющая Орда уже не могла сдерживать натиск растущего Московского княжества.

Ордынское «иго» затронуло лишь часть марийцев. Остальные же, проживая на лесных окраинах улуса, чувствовали себя относительно спокойно, хотя и вынуждены были регулярно уплачивать дань.


На обломках империи

После распада Золотой Орды большая часть марийской территории вошла в состав Казанского ханства, что было радостно воспринято болгарами и черемисами, считавшими, что сильная власть способна защитить их русских ушкуйников и бесконтрольных татарских (кочевых) отрядов: «… и начя збиратися в Казань срачини и черемисы, развие по улусам казанским. И ради ему быть изо оставшихся от плена худыя болгары. И молиша его казанцы были ему заступника бедам их, и помощника от насилия, воевания русскаго» — говорится в Казанском летописце.

Подчинение Казанскому хану никак не изменило положения марийцев, которым было всё равно, кому платить дань, булгарским, золотоордынским представителям власти, или Казани. Помня о желании Москвы двигаться дальше на восток, марийцы поддерживали Казань в её противостоянии с Русским государством, за что в итоге поплатились.

Зимой 1468-1469 годов было организовано два похода «на черемису», в результате которых «рать князя… много зла учиниша земле той: люди изсекоша, а иных в плен поведоша, а иных изжогша». Таковы были реалии того времени: марийцы тоже не отличались дружелюбием и были готовы в любой момент поддержать противников Московского царства. Тем не менее, с 1467 года инициатива в борьбе с Казанским ханством окончательно перешла к Москве, а марийцы разделили судьбу чувашей, оказавшись в противостоянии двух государств (Московского и Казанского) «между молотом и наковальней». Сами марийцы раскололись на тех, кто поддерживал казанскую власть (луговые марийцы) и сторонников Москвы (горные марийцы). Последние и стали первыми подданными русского царя.


«Воюючи и жгучи»

Для поддержки русской экспансии на восток ещё в 1523 г. в устье реки Суры был построен Васильсурск, а близлежащие марийцы стали подданными России. Однако уже на следующий год черемисы выступили против русских войск, осадивших Казань, опустошили все окрестности и перекрыли все дороги, не давая возможности войскам пополнить свои продовольственные запасы. Кроме того, возвращаясь назад, русские войска попали в засаду марийцев и чувашей. Так закончился первый короткий период марийского подданства.

Лишь спустя почти четверть века, устрашённые и измученные походами Ивана IV, марийцы вновь обратились к Москве. В декабре 1546 года было направлено посольство горных черемисов во главе с сотником Тугаем с просьбой принять их в русское подданство. По мнению ряда историков, фактором, подтолкнувшим горных марийцев принять подданство русского царя, стало обещание крымского ставленника на казанском престоле Сафа-Гирея передать ногайцам Горную сторону, если те поддержат Казань в борьбе с Москвой.

Собственно говоря, вхождение горных марийцев произошло во время строительства Свияжска в 1551 года. На третий день после возведения крепостных стен к воеводам начали прибывать «старейшины и сотники горныя черемисы» и просить, «чтобы государь их пожяловал, гнев им свой отдал, а велел бы им у Свияжского города и воевать их не велел».


куда такая покорность марийцев? Свою роль сыграло строительство крепости с многочисленным гарнизоном, сказалась усталость от постоянных вторжений русских и казанских войск, которые одинаково разоряли марийские земли. В итоге, марийцы выбрали более сильного. В ответ Иван IV на три года освободил марийцев от уплаты ясака и «дал им грамоту жаловалную со златою печятью».

Свияжск

К началу 50-х годов XVI века судьба Казанского ханства была почти предопределена. Длительный период междоусобицы, бегство подданных к великому князю оставляли Казани мало надежд. 2 октября 1552 года Казань пала, а по улусам разослали жалованные грамоты Ивана IV: «Чтобы шли ко государю, не бояся ничего; а хто лихо чинил тем бог мстил. А их государь пожалует, а они бы ясаки платили, якоже и прежним царям».

Взятие Казани привело к принятию российского подданства теми луговыми марийцами, которые проживали рядом с Казанью, остальные уже в декабре 1552-го восстали против нового правителя, начав одно из самых мощных и длительных восстаний покоренных народов – «Черемисские войны».

С распадом Золотой Орды закончился относительно спокойный период жизни марийцев. Теперь они вновь оказались между двух враждующих государств, каждое из которых «кнутом и пряником» загоняло марийцев к себе в подданство. В итоге, пряники Российского государства оказались куда слаще, но и кнут русские цари также держали крепко.


Продолжение следует

 

Литература

Свечников С.К. Присоединение Марийского края к Русскому государству. Йошкар-Ола; Казань, 2014.

Марийцы. М., 2009.

Сануков К.Н. Этно-политическое развитие марийцев между тюрками и славянами // Запад-Восток. 2009. № 2.

 

Марийцы. История этносаЛица России. «Жить вместе, оставаясь разными»

Мультимедийный проект «Лица России» существует с 2006 года, рассказывая о российской цивилизации, важнейшей особенностью которой является способность жить вместе, оставаясь разными — такой девиз особенно актуален для стран всего постсоветского пространства. С 2006 по 2012 в рамках проекта мы создали 60 документальных фильмов о представителях разных российских этносов. Также создано 2 цикла радиопередач «Музыка и песни народов России» — более 40 передач. В поддержку первых серий фильмов выпущены иллюстрированные альманахи. Сейчас мы – на полпути к созданию уникальной мультимедийной энциклопедии народов нашей страны, снимка, который позволит жителям России самим узнать себя и для потомков оставить в наследство картину того, какими они были. ©


Марийцы. История этносаОбщие сведения

МАР‘ИЙЦЫ, мари, марий (самоназвание — "человек", "мужчина", "муж"), черемисы (устаревшее русское название), народ в России. Численность 644 тыс. человек. Марийцы — коренное население Республики Марий Эл (324,4 тыс. человек (290,8 тысяч человек по переписи 2010 года)). Марийцы живут также в соседних областях Поволжья и Урала. Компактно живут в Башкирии (105,7 тыс. человек), Татарии (19,5 тыс. человек), Удмуртии (9,5 тыс. человек), Нижегородской, Кировской, Свердловской и Пермской областях. Живут также в Казахстане (12 тыс.), на Украине (7 тыс.), в Узбекистане (3 тыс.). Общая численность 671 тыс. человек.

По данным Переписи населения 2002 года численность марийцев, проживающих на территории России, составляет 605 тысяч человек, по данным переписи 2010г. — 547 тыс. 605 человек.

Подразделяются на 3 основные субэтнические группы: горные, луговые и восточные. Горные Марийцы населяют правобережье Волги, луговые — Ветлужско-Вятское междуречье, восточные Марийцы живут к востоку от реки Вятка, главным образом на территории Башкирии, куда переселились в 16-18 веках. Говорят на марийском языке финно-угорской группы уральской семьи. Выделяются наречия: горное, луговое, восточное и северо-западное. Письменность на основе русского алфавита. Около 464 тысяч (или 77 %) марийцев владеют марийским языком, большинство (97 %) владеют русским языком. Широко распространено марийско-русское двуязычие. Письменность у марийцев — на основе кириллицы.


Верующие — преимущественно православные и приверженцы "марийской веры" (марла вера), сочетающие христианство с традиционными верованиями. Восточные Марийцы в основном придерживаются традиционных верований.

Первое письменное упоминание о марийцах (черемисах) встречается у готского историка Иордана в VI веке. Упоминаются они и в «Повести временных лет». Ядром формировавшегося в 1-м тысячелетии нашей эры в Волго-Вятском междуречье древне-марийского этноса были финно-угорские племена. Большую роль в становлении и развитии этноса играли тесные этнокультурные связи с тюркскими народами (волжско-камскими болгарами, чувашами, татарами). Особенно заметно культурно-бытовое сходство с чувашами.

Формирование древнемарийской народности произошло в V-X веках. Интенсивные связи с русскими, особенно после вхождения Марийцев в состав Русского государства (1551-52), оказали значительное влияние на материальную культуру Марийцев. Массовая христианизация Марийцев в 18-19 веках повлияла на усвоение некоторых форм духовной культуры и празднично-семейных обрядов, характерных для православия и русского населения. Однако восточные и часть луговых марийцев христианства не приняли, у них и до нынешних дней сохранялись дохристианские верования, особенно культ предков. В 1920 была создана Марийская автономная область (с 1936 — Марийская АССР). С 1992 Республика Марий Эл.

Основное традиционное занятие — пашенное земледелие. Главные полевые культуры — рожь, овёс, ячмень, просо, полба, гречиха, конопля, лён; огородные — лук, капуста, редька, морковь, хмель, картофель. Репу сеяли в поле. Подсобное значение имели разведение лошадей, крупного рогатого скота и овец, охота, лесные промыслы (заготовка и сплав леса, смолокурение и др.), бортничество (позднее пасечное пчеловодство), рыболовство. Художественные ремёсла — вышивка, резьба по дереву, ювелирное (серебряные женские украшения). Существовало отходничество на предприятия лесообрабатывающей промышленности.

Разбросанная планировка селений во 2-й половине 19 века стала сменяться уличной: стал преобладать северно-великорусский тип планировки. Жилище — срубная изба с двускатной крышей, двухраздельная (изба-сени) или трёхраздельная (изба-сени-клеть, изба-сени-изба). У русской печи часто устраивалась небольшая плита с вмазанным котлом, кухня отделялась перегородками, вдоль передней и боковой стен помещались лавки, в переднем углу — стол с деревянным стулом главы семьи, полки для икон и посуды, сбоку от входной двери — деревянная кровать или нары, над окнами — вышитые полотенца. У восточных Марийцев, особенно в Прикамье, интерьер приближался к татарскому (широкие нары у передней стены, занавеси вместо перегородок и др.).

В летнее время Марийцы переходили жить в летнюю кухню (кудо) — срубную постройку с земляным полом, без потолка, с двускатной или односкатной крышей, в которой оставлялись щели для выхода дыма. Посреди кудо размещался открытый очаг с подвесным котлом. Усадьба включала также клеть, погреб, хлев, сарай, каретник, баню. Характерны двухэтажные кладовые с галереей-балконом на втором этаже.

Традиционная одежда — рубаха туникообразного покроя, штаны, распашной летний кафтан, поясное полотенце из конопляного холста, пояс. Мужские головные уборы — войлочная шляпа с небольшими полями и шапка; для охоты, работы в лесу использовался убор типа накомарника. Обувь — лапти, кожаные сапоги, валенки. Для работ в болотистых местах к обуви прикрепляли деревянные платформы.

Для женского костюма характерны передник, поясные подвески, нагрудные, шейные, ушные украшения из бисера, раковин каури, блёсток, монет, серебряные застёжки, браслеты, кольца. Существовали 3 вида головных уборов замужних женщин: шымакш — конусовидный колпак с затылочной лопастью, надеваемый на берестяной каркас; сорока, заимствованная у русских, и шарпан — головное полотенце с очельем. Высокий женский головной убор — шурка (на берестяном каркасе, напоминающий мордовский и удмуртский уборы) вышел из употребления в 19 веке. Верхней одеждой были прямые и отрезные на сборке кафтаны из чёрного или белого сукна и шубы.

Традиционные виды одежды частично бытуют среди старшего поколения, используются в свадебной обрядности. Широко распространены модернизированные виды национальной одежды — рубаха из белой и передник из разноцветной ткани, украшенные вышивкой и лентами, тканные из разноцветных ниток пояса, кафтаны из чёрной и зелёной ткани.

Основная традиционная пища — суп с клёцками, вареники с начинкой из мяса или творога, варёная колбаса из сала или крови с крупой, вяленая колбаса из конины, слоёные блины, сырники, отварные лепёшки, печёные лепёшки. Пили пиво, пахту, крепкий медовый напиток. Для национальной кухни характерны также специфические блюда из мяса белки, ястреба, филина, ежа, ужа, гадюки, из муки сушёной рыбы, конопляного семени. Существовал запрет на охоту на диких гусей, лебедей и голубей, в некоторых местностях — на журавлей.

Сельские общины обычно включали несколько селений. Существовали этнически смешанные, главным образом марийско-русские, марийско-чувашские общины. Семьи были преимущественно малыми, моногамными. Встречались и большие неразделённые семьи. Брак патрилокальный. При заключении брака родителям невесты платили выкуп, а они отдавали за дочерью приданое (включая скот). Современная семья малая. В свадебной обрядности оживают традиционные черты (песни, национальные костюмы с украшениями, свадебный поезд, присутствие всех желающих).

У Марийцев была развита традиционная медицина, основанная на представлениях о космической жизненной силе, воле богов, порче, сглазе, злых духах, душах умерших. В "марийской вере" и язычестве существуют культы предков и богов (верховного бога Кугу Юмо, богов неба, матери жизни, матери воды и пр.).

Архаичными особенностями культа предков являлись погребение в зимней одежде (в зимней шапке и рукавицах), отвоз тела на кладбище в санях (даже в летнее время). В традиционном погребении отражались представления о загробном мире: с покойным захоранивались ногти, собранные в течение жизни (при переходе на тот свет они нужны для того, чтобы преодолевать горы, цепляясь за скалы), ветки шиповника (чтобы отогнать змей и собаку, сторожащую вход в царство мёртвых), кусок холста (по которому как по мосту душа через пропасть попадает в загробный мир) и т.п.

Праздников у марийцев много, как у всякого народа, имеющего многовековую историю. Есть, например, старинный обрядовый праздник, который называется «Овечья нога» (Шорыкйол). Его начинают отмечать в день зимнего солнцестояния ( 22 декабря) после нарождения новой луны. Во время праздника совершается магическое действие: дергание овец за ноги,чтобы в новом году овец народилось больше. К первому дню этого праздника был приурочен и целый свод примет и поверий. По погоде первого дня судили о том, какими будут весна и лето, делались предсказания об урожае.

"Марийская вера" и традиционные верования в последние годы возрождаются. В рамках общественной организации "Ошмари-Чимари", претендующей на роль марийского национального религиозного объединения, начали проводиться моления в рощах, в городе Йошкар-Ола ей принадлежит "Дубовая роща". Секта Кугу Сорта (Большая свеча), активно действовавшая в 19 — начале 20 века, в настоящее время слилась с "марийской верой".

Развитию национального самосознания и политической активности Марийцев способствуют Марийская национальная общественная организация "Марий Ушем" (была создана как Марийский союз в 1917, запрещена в 1918, возобновила деятельность в 1990).

Очерки

Дорого топорище потерянного топора

Как люди становятся мудрыми? Благодаря жизненному опыту. Ну, это очень долго. А если надо быстро-быстро набраться ума-разума? Ну, тогда надо послушать-почитатькакие-нибудь народные пословицы. Например, марийские.

Но сначала краткие сведения. Марийцы – это народ, живущий в России. Коренное население Республики Марий Эл – 312 тысяч человек. Марийцы живут также в соседних областях Поволжья и Урала. Всего в Российской Федерации 604 тысячи марийцев (данные переписи 2002 года). Марийцы делятся на три территориальные группы: горные, луговые (лесные) и восточные. Горные марийцы живут на правом берегу Волги, луговые – на левом, восточные – в Башкирии и Свердловской области. Говорят они на марийском языке, который входит в волжскую подгруппу финской группы угро-финской семьи языков. Есть у марийцев письменность – на основе кириллицы. Вера – православная, но есть и своя, марийская, вера (марла вера) – это сочетание христианства с традиционными верованиями.

Что касается марийской народной мудрости, то она старательно собрана в пословицы и поговорки.

Дорого топорище потерянного топора.

На первый взгляд странная пословица. Если уж жалеть о потерянном топоре, то целиком, а не о его отдельных частях. Но народная мудрость – материя тонкая, не всегда сразу уловимая. Да, конечно, топор тоже жалко, но топорище жальче. Потому оночто роднее, мы его рукой берем. Рука к нему привыкает. Вот поэтому оно и дороже. А выводы из этой пословицы сделать легко. И лучше самостоятельно.

Вот еще несколько интересных марийских пословиц, подкрепленных многовековым народным опытом.

Молодое дерево под старым деревом вырасти не может.

Слово слово родит, песня слезы родит.

Лес есть – медведь есть, деревня есть – злой человек есть.

Много будешь говорить, мысль расползется. (Очень полезный совет!)

А теперь, набравшись немного марийской мудрости, послушаем марийскую сказку. Точнее говоря, сказку-небылицу. Она называется:

Сорок одна небылица

Три брата рубили в лесу дрова. Пришло время обедать. Стали братья обед варить: набрали воды в котелок, сложили костер, а разжечь костер нечем. Как на грех, ни один не взял с собой из дому ни кремня, ни спичек. Посмотрели вокруг и видят: горит за деревьями костер и сидит возле огня старик.

Старший брат пошел к старику и попросил:

— Дедушка, дай огоньку!

— Расскажи сорок одну небылицу — дам, — ответил старик.

Постоял, постоял старший брат, ни одной небылицы не придумал. Так и вернулся ни с чем. Пошел к старику средний брат.

— Дай огоньку, дедушка!

— Дам, если расскажешь сорок одну небылицу, — ответил старик.

Средний брат почесал в затылке — ни одной небылицы не придумал и тоже вернулся к братьям без огня. Пошел к старику младший брат.

— Дедушка, — говорит младший брат старику, — собрались мы с братьями обед варить, да огня нет. Дай нам огня.

— Если расскажешь сорок одну небылицу, — говорит старик, — дам тебе огня и еще вдобавок котел и жирную утку, что варится в котле.

— Ладно, — согласился младший брат, — расскажу я тебе сорок одну небылицу. Только, чур, не сердись.

— Да кто же на небылицы сердится!

— Ну ладно, слушай. Родилось нас у отца-матери трое братьев. Умирали мы один за другим, и осталось нас всего семь человек. На семерых братьев один был глухой, другой — слепой, третий — хромой, четвертый — безрукий. А пятый — голый, ни клочка одежды на нем не было.

Однажды собрались мы и пошли ловить зайцев. Опутали одну рощу нитками, а глухой брат уже услышал.

«Вон, вон, там шуршит!» — закричал глухой.

А тут слепой зайца увидел: «Ловите! Он в овраг побежал!»

Побежал хромой вдогонку за зайцем — вот-вот поймает… Только безрукий уже схватил зайца.

Положил голый брат зайца в подол и принес домой.

Зарезали мы зайца и натопили из него пуд сала.

Была у нас на всех одна пара отцовских сапог. И стал я тем салом отцовские сапоги смазывать. Мазал-мазал — хватило сала только на один сапог. Рассердился несмазанный сапог и убежал от меня. Сапог бежит, я — за ним. Прыгнул сапог в какую-то дыру под землю. Свил я веревку из мякины и за сапогом спустился. Тут и догнал его!

Стал я назад вылезать, да веревка оборвалась, и свалился я опять под землю. Сижу я, сижу в дыре, а тут весна наступила. Свил себе журавль гнездо, вывел журавлят. Повадилась за журавлятами лиса лазить: сегодня одного утащит, завтра — другого, послезавтра за третьим приходит. Подкрался я однажды к лисе — и хвать ее за хвост!

Побежала лиса и меня за собой потащила. У выхода я застрял, а лиса рванулась — и хвост оторвался.

Принес я домой лисий хвост, распорол его, а внутри лежит бумажка. Развернул я бумажку, а там написано: «Старик, который варит сейчас жирную утку и слушает небылицы, должен твоему отцу десять пудов ржи».

— Вранье! — рассердился старик. — Небылица!

— А ты и спрашивал небылицы, — ответил младший брат.

Нечего делать старику, пришлось отдать и котел, и утку.

Замечательная небылица! И заметьте, не вранье, не ложь, а именно рассказ о том, чего не было.

А теперь о том, что было, но в глубинах истории.

Первое письменное упоминание о марийцах (черемисах) встречается у готского историка Иордана в веке. Упоминаются они и в «Повести временных лет». Большую роль в развитии марийского этноса играли тесные связи с тюркскими народами.

Формирование древнемарийской народности происходит в – веках.

В – веках марийцы находились под экономическим и культурным влиянием Волжско-Камской Булгарии. В 1230-х годах их территория была захвачена монголо-татарами. С века приволжские марийцы входили в Казанское ханство, северо-западные — поветлужские марийцы — в состав северо-восточных русских княжеств.

Культ предков сохранился

В 1551–52 годах после разгрома Казанского ханства марийцы вошли в состав Русского государства. В веке началась христианизация марийцев. Однако восточные и часть луговых марийцев христианства не приняли, у них до века сохранялись дохристианские верования, особенно культ предков. С конца века началось переселение марийцев в Предуралье, усилившееся в –XVIII веках. Марийцы участвовали в крестьянских войнах под предводительством Степана Разина и Емельяна Пугачева.

Основным занятием марийцев было пашенное земледелие. Подсобное значение имели огородничество, разведение скота, охота, лесные промыслы, пчеловодство, рыболовство.

Традиционная одежда у марийцев: богато вышитая рубаха, распашной летний кафтан, поясное полотенце из конопляного холста, пояс, войлочная шляпа, лапти с онучами, кожаные сапоги, валенки. Для женского костюма характерны передник, кафтаны из сукна, шубы, головные уборы – конусовидные колпачки и обилие украшений из бисера, блёсток, монет, серебряных застежек-сюльганов.

Традиционная марийская кухня – вареники с начинкой из мяса или творога, слоёные блины, сырники, напитки – пиво, пахта, крепкая медовуха. Семьи у марийцев преимущественно малые. Женщина в семье пользовалась хозяйственной и правовой самостоятельностью.

В народном искусстве практикуется резьба по дереву, вышивка, узорное ткачество, плетение из бересты.

Богатством форм и мелодичностью отличается марийская музыка. К народным инструментам относятся: кусле (гусли), шувыр (волынка), тумыр (барабан), шиялтыш (свирель), ковыж (двухструнная скрипка), шушпык (свисток). Исполняются на народных инструментах главным образом плясовые наигрыши. Из фольклорных жанров выделяются песни, особенно «песни печали», а также сказки, предания.

Пришло время рассказать еще одну марийскую сказку. Если так можно сказать, волшебно-музыкальную.

Волынщик на свадьбе

Один веселый волынщик гулял на празднике. Да так загулялся, что до дому не дошел — подкосил хмель его резвые ножки. Свалился он под березку и заснул. Так и проспал до полуночи.

Вдруг слышит сквозь сон, кто-то будит его: — Вставай, вставай, Тойдемар! Свадьба в разгаре, а играть некому. Выручай, голубчик.

Протер волынщик глаза: перед ним мужчина в богатом кафтане, в шляпе, мягких козловых сапожках. А рядом буланый жеребец, запряженный в черную лаковую коляску.

Сели. Свистнул, гикнул мужчина — понеслись. А вот и свадьба: большая, богатая, гостей видимо-невидимо. Да гости-то все резвые, веселые — только играй, волынщик!

Вспотел Тойдемар от такой игры, просит дружку: — Подай, савуш, вон то полотенце, что на стене висит, лицо утру.

А дружка отвечает:

— Не бери его, я лучше другое дам.

«Почему он этим утираться не разрешает? — думает волынщик. — А ну, попробую. Хоть глаз один вытру».

Вытер глаз — и что же видит? Сидит он на пне посреди болота, а вокруг хвостатые да рогатые прыгают.

«Так вот на какую свадьбу я попал! — думает. — Надо убираться подобру-поздорову».

— Эй, дорогой, — обращается он к главному черту.— Мне надо домой до петухов попасть. С утра на праздник в соседнюю деревню приглашали.

— Не тужи, — отвечает черт. — Мигом доставим. Играешь ты отменно, гости довольны, хозяева тоже. Сейчас же и поедем.

Свистнул черт — подкатила тройка буланых, лаковая коляска. Так одурманенный глаз видит, а чистый видит другое: три ворона черных да пень суковатый.

Сели — полетели. Не успели оглянуться — вот и дом. Волынщик в двери быстрей, да и петухи как раз запели — разбежались хвостатые.

Родные к нему:

— Где был-пропадал?

— На свадьбе.

— Да какие сейчас свадьбы? Ни одной в округе не было. Ты где-то здесь прятался. Только что на улицу выглядывали, тебя не было, а сейчас объявился.

— Я на коляске подъехал.

— А ну покажи!

— Вон на улице стоит.

Вышли на улицу — а там огромный еловый пень.

С тех пор марийцы и говорят: пьяный до дому и на пеньке доедет.

Дергаем овец за ноги!

Праздников у марийцев много. Как у всякого народа, имеющего многовековую историю. Есть, например, старинный обрядовый праздник, который называется «Овечья нога» (Шорыкйол). Его начинают отмечать в день зимнего солнцестояния (с 22 декабря) после нарождения новой луны. Почему такое странное название – «Овечья нога»? А дело в том, что во время праздника совершается магическое действие: дергание овец за ноги. Чтобы в новом году овец народилось больше.

В прошлом марийцы связывали с этим днем благополучие своего хозяйства и семьи, перемены в жизни. Особенно большое значение имел первый день праздника. Встав рано утром, вся семья выходила на озимое поле и делала небольшие кучки из снега, напоминающие стога и скирды хлеба. Их старались делать как можно больше, но всегда в нечетном количестве. На стожки втыкали ржаные колосья, а некоторые крестьяне зарывали в них блины. В саду трясли ветки и стволы плодовых деревьев и кустарников, чтобы в новом году собрать богатый урожай фруктов и ягод.

В этот день девушки ходили по домам, обязательно заходили в овчарни и дергали овец за ноги. Подобные действия, связанные с «магией первого дня», должны были обеспечить плодородие и благополучие в хозяйстве и семье.

К первому дню праздника был приурочен и целый свод примет и поверий. По погоде первого дня судили о том, какими будут весна и лето, предсказывали урожай: «Если снежную кучу, наметанную в Шорыкйол, занесет снегом — быть урожаю». «В Шорыкйол будет снег — будут овощи».

Большое место занимали гадания, проведению которых крестьяне придавали серьезное значение. Гадания в основном были связаны с предсказанием судьбы. Девушки на выданье гадали о замужестве — выйдут ли замуж в новом году, какая жизнь ожидает их в замужестве. Старшее поколение пыталось узнать о будущем семьи, стремилось определить плодородие урожая, насколько благополучным окажется их хозяйство.

Неотъемлемой частью праздника Шорыкйол является шествие ряженых во главе с основными персонажами— Стариком Василием и Старухой (Васли кува-кугыза, Шорыкйол кува-кугыза). Они воспринимаются марийцами как предвестники будущего, так как ряженые предвещают домохозяевам хороший урожай, увеличение приплода скота в подворье, счастливую семейную жизни. Старик Василий и Старуха общаются с добрыми и злыми богами и могут рассказать людям о том, что каким уродится урожай, такова будет жизнь для каждого человека. Хозяева дома стараются привечать ряженых как можно лучше. Их угощают пивом, орехами, чтобы не было нареканий на скупость.

Чтобы продемонстрировать свое мастерство и трудолюбие, марийцы вывешивают на обозрение свою работу — сплетенные лапти, вышитые полотенца и спряденные нитки. Угостившись, Старик Василий и его Старуха разбрасывают по полу зерна ржи или овса, желая щедрому хозяину изобилия хлеба. Среди ряженых часто встречаются Медведь, Лошадь, Гусь, Журавль, Коза и другие животные. Интересно, что в прошлом были и другие персонажи, изображающие солдата с гармошкой, государственных чиновников и священников — попа и дьякона.

Специально к празднику берегут лесные орехи, которыми угощают ряженых. Часто готовят пельмени с мясом. По обычаю в некоторые из них кладут монету, кусочки лыка и угля. В зависимости от того, кому и что попадается во время еды, предсказывают судьбу на год. Во время праздника соблюдаются некоторые запреты: нельзя стирать белье, шить и вышивать, выполнять тяжелые виды работ.

Существенную роль в этот день играет обрядовая еда. Обильный обед на Шорыкйол должен обеспечить достаток в еде на предстоящий год. Обязательным блюдом считается баранья голова. Кроме нее готовят традиционные напитки и кушанья: пиво (пура) из ржаного солода и хмеля, блины (мелна), овсяные пресные хлебцы (шергинде), ватрушки с начинкой из конопляных семян (катлама), пироги с зайчатиной или медвежатиной (меранг але маска шыл когыльо), пекут из ржаного или овсяного пресного теста «орешки» (шорыкйол пякш).

Праздников у марийцев много, их отмечают в течение года. Упомянем еще об одном оригинальном марийском празднике: Конта Пайрем (праздник печки). Он отмечается 12 января. Хозяйки готовят национальные блюда, приглашают гостей на большие обильные застолья. Пир идет горой.

Нам кажется, что и выражение «плясать от печки», пришло в русский язык из марийского! От праздника печки!

Марийцы. История этноса

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector