Максим Петрович Дмитриев родился 21 (9) августа 1858 года в Тамбовской губернии в семье крестьянина. Детство его прошло в Рязанской губернии. В четырнадцатилетнем возрасте Максим уже работал в знаменитой московской фотостудии М. П. Настюкова, в 70–80-х годах XIX века — в фотографических заведениях Орла, Москвы, Нижнего Новгорода. Обучался фотографическому мастерству у известного фотохудожника Андрея Осиповича Карелина (статью «Новгородский светописец» читайте в номере 7-8/2011).

В 1911 году вся фотографическая общественность России праздновала 25-летие профессиональной деятельности Максима Дмитриева. А начиналось все так: «Предъявителю сего, коломенскому мещанину Максиму Дмитриеву разрешается открыть в Нижнем Новгороде на Осыпной улице в доме Пальцева фотографическое заведение…». Такое свидетельство было выдано 7 февраля 1886 года нижегородскому фотографу, который более 40 лет проработал в этом здании на Осыпной улице (современный адрес — улица Пикунова, дом 9).


Фотопавильон находился на втором этаже здания, которое перестраивалось по проекту самого Дмитриева. Помещение было довольно просторным и, благодаря стеклянной крыше и стеклянной стене — очень светлым. Рядом — зал ожидания для клиентов, фотолаборатория. В конце 1880-х надстроили третий этаж, здесь стала жить семья Дмитриева. В «Новой фотографии М. Дмитриева», как ее назвал Максим Петрович, ­побывали ­многие известные люди. По чугунным ступенькам белого каменного дома поднимались Максим Горький и Федор Шаляпин, Владимир Короленко и Леонид Андреев, Дмитрий Менделеев и Павел Мельников-Печерский, Вера Комиссаржевская и Владимир Гиляровский, Иван Бунин и Дмитрий Мережковский…

Напротив дома располагалась деревянная витрина с огромным зеркальным стеклом. Гуляющие нижегородцы любили рассматривать портреты российских знаменитостей.

Со стороны двора к дому пристроили подсобные кирпичные помещения для стеклянных негативов, хранение которых тоже требовало больших площадей. Первый этаж Дмитриев оборудовал под фототипию, в которой выпускал свои открытки с видами Нижнего Новгорода и губернии, нижегородской ярмарки, Волги и Поволжья, с волжскими типами и сценами, с пароходами и, конечно же, с портретами известных людей. Всего он выпустил около тысячи открыток.


Именно в этом здании на Осыпной было сделано огромное количество замечательных снимков, которые экспонировались во Франции, Германии, Англии, Голландии, США и принесли автору мировую известность. Максим Петрович Дмитриев получил всеобщее признание. На оборотной стороне его фотографий появлялись все новые и новые награды. На обложках конвертов, в которых клиентам выдавались фотографии, значилось:

Максим Петрович Дмитриев (1858—1948).

Портрет М. Дмитриева. Нижний Новгород. 1900-е гг.

ФОТОГРАФ М. ДМИТРИЕВ, Удостоенный высшей награды почетного диплома на Голландской всемирной фотографической выставке в г. Амстердаме 1895 г. и на Парижской всемирной фотографической выставке, по художественному отделу профессиональных фотографов, за 1892 год.

Дмитриева интересовало все: пейзажи, городские мотивы и особенно типажи: грузчики, крестьяне, богомольцы, извозчики, рабочие, босяки. Бытовая тема становится для Дмитриева основной. Всему миру он стал известен именно как фотограф-публицист. Но мастер не удовлетворяется одиночными снимками, он создает тематические циклы: семеновские ложкари, кулебакские и выксунские рабочие, Сормово, старообрядцы керженских лесов и т. д.


В 1891–92 годах Нижегородскую губернию постигло страшное бедствие: малоснежная зима, засуха, неурожай, эпидемии тифа и холеры. Максим Петрович обращается в канцелярию губернатора с просьбой разрешить съемки южных уездов губернии. 14 апреля 1892 года он получает не только разрешение, но и ­рекомендации всем чинам полиции «оказывать г-ну Дмитриеву ­всевозможное содействие». Дмитриев отправляется на съемку. Ее результатом стали ужасающие свой документальностью кадры: изможденные лица людей; больные, в холерной горячке лежащие вповалку на соломе; дети, ждущие своей очереди в бесплатной столовой; санитарные ­отряды, ­общественные работы… 72 снимка из этой ­серии Дмитриев представил на Всемирной выставке в Чикаго, где они удостоились золотой медали. В 1893 году он выпускает в своей фототипии альбом «Неурожайный 1891–1892 год в Нижегородской губернии». В предисловии к альбому Максим Дмитриев пишет: «Представляя настоящий альбом публике, смею просить ее быть снисходительной к моему труду, исполненному, насколько мне кажется, добросовестно, но при крайне ограниченных средствах и количестве времени, которое я мог посвятить его созданию».


В 1894 году Максим Петрович приступает к грандиозному труду, которому посвящает почти 10 лет жизни. Используя объемные тяжеловесные фотокамеры и стеклянные негативы, он фотографирует Волгу и Поволжье на всем ее протяжении, от истока до устья: утес Степана Разина, Жигулевские горы, Царев курган, Плес, архитектурные и исторические памятники, виды волжских городов, этнические группы людей, живущих в Поволжье. По предложению Семенова-Тян-Шанского за эти работы фотограф был избран действительным членом Географического общества. Для современников его фотографии стали настоящей сенсацией. Снимки Дмитриева использовались во многих научных трудах, но, к сожалению, их авторы зачастую не спрашивали разрешения на использование и не выплачивали гонораров.

Максим Петрович Дмитриев (1858—1948).

Производство общественных работ по устройству проезда у соляных амбаров в Нижнем Новгороде. Неурожайный год в Нижегородской губернии. 1891-1892 гг.


Максим Петрович Дмитриев занимался не только фотографической, но и общественной деятельностью. Он — гласный Городской думы, присяжный заседатель при Нижегородском окружном суде, с 1908 по 1910 год — председатель правления нижегородского фотографического кружка. Но особенно активно Дмитриев участвует в деятельности Нижегородской губернской ученой архивной комиссии, занимаясь фиксацией памятников старины. Он принялся за это дело с большим энтузиазмом еще в 1888 году, объездив почти все уезды Нижегородской губернии. Высланная в 1895 году в столичную Академию Художеств серия фотографий памятников Нижегородского Поволжья получила высокую оценку. Архивная комиссия отметила замечательную работу Максима Петровича, «который всегда с полной готовностью выполнял поручения комиссии…».

У Максима Дмитриева всегда хорошо продуманные и высокохудожественные снимки. Он выбирает разнообразные точки съемки, успешно решая при этом объемно-пространственные задачи. Запланировав фотосъемку, ждет хороший солнечный денек с красивыми облачками, грузит свою деревянную фотокамеру и несколько стеклянных пластин на специальную рессорную тележку, впрягается в нее и отправляется на съемку. Со своей нелегкой камерой забирается на крыши домов, иногда даже на колокольни.


М. Горький с женой Екатериной Пешковой

М. Горький с женой Екатериной Пешковой. Нижний Новгород. 1904 г.

1918 год коренным образом изменил жизнь многих людей. Ломался политический и экономический уклад жизни, менялась идеология людей, менялись каноны в искусстве. Максиму Петровичу Дмитриеву в 1918 году уже исполнилось шестьдесят. Основоположник и мастер публицистического фоторепортажа в России, он начинает испытывать серьезные трудности. 23 октября 1919 года по распоряжению Нижегородской ГубЧК был арестован его зять Александр Пирожников. Спасти удалось, но с трудом.

В 1928–1929 гг. большинство фотосалонов в стране было уже закрыто или ­национализировано. Не обходят стороной эти события и Дмитриева. Нижгубфинотдел причисляет его к разряду промышленников, использующих наемный труд, что облагалось в те годы непомерными налогами. Не помогали ни объяснения, ни прошения. Фотограф решается обратиться с просьбой о помощи к А. М. Горькому, с которым его связывали долгие годы дружбы. Одну из попыток Горького помочь нижегородскому фотографу мы видим в письме писателя к председателю Нижегородского губисполкома Н. И. Пахомову:


«Дорогой т. Пахомов, простите, но я снова беспокою Вас по делам Максима Дмитриева, фотографа. Фининспекция наложила на него 6000 р. годового, уплатить такой налог он не в силах, что разорит его, сведет на степень нищего. Мне думается, он имеет право быть зачисленным в категорию кустарей, а не промышленников, как его ­считают. ­Кроме того, он — член двух важных обществ: Археолого-этнологической комиссии и О-ва краеведов, что дает ему право на членство в ЦЕКУБУ. Ему 72 г. Человек, работая всю жизнь, капитала себе не нажил и в свое время — 1901–1903 гг. — оказывал немало материальных и технических услуг местному Комитету с-д. Это могли бы подтвердить Л. Б. Красин, А. М. Лежава. Очень просил бы о снижении налога с него. Надеюсь в августе побывать в Нижнем. Сейчас занят осмотром различных учреждений Москвы, еду в Коломну, Серпухов и т. д. Хорошо в стране Советов. Крепко жму руку. А. Пешков. 07.06.29 г.»

К сожалению, все просьбы писателя о снижении налога имели временный успех. В конце 1929 года фотография М. Дмитриева была национализирована — стала государственным предприятием: фотографией Детской трудовой коммуны (ДТК), которая подчинялась краевой комиссии по улучшению жизни детей при Нижегородском крайисполкоме. Комиссия заключила трудовой договор с М. Дмитриевым, согласно которому он нанимался на должность павильонного фотографа и заведующего художественной частью в бывшую собственную фотографию.


В 1933 году Максим Петрович приступил к перевозке огромного архива из ДТК к себе на квартиру. Но неожиданно ­председатель крайбюро товарищ Монахов воспрепятствовал этому и ­конфисковал у фотографа семь тысяч негативов. Спустя четыре года М. Дмитриев пишет теперь уже новому председателю Нижегородского крайбюро Ю. М. Кагановичу:

«Моя просьба к Вам, уважаемый Юлий Моисеевич, состоит в том, чтобы Вы оказали содействие к возврату незаконно отобранных у меня негативов. Если же Вы полагаете, что негативы эти необходимы государству, то я, не возражая против их хранения в архиво-бюро, ходатайствую о назначении мне пенсии, с помощью которой я смог бы безбедно прожить остаток лет».

При этом М.Дмитриев дает следующую оценку своей работе: «Мой ­фотоархив состоит из нескольких тысяч ­негативов и обнимает всю Волгу от истока до Астрахани, буквально все строительство нашего края, как до, так и после революционного периода; по моим фотографиям можно легко проследить всю жизнь края за полувековый период с 1886 года по 1932 год».


Но негативы не вернули… Бесценный фонд М. Дмитриева, к сожалению, сохранился не полностью. Много стеклянных негативов было безвозвратно утеряно. Максим Петрович в последние годы жил в доме своего зятя А. Пирожникова. Прогрессирующая потеря зрения усиливала в нем чувство одиночества, но он до последних дней интересовался фотографией и всем, что имело к ней какое-то отношение. Умер Максим Петрович Дмитриев 16 октября 1948 года. В газете «Горьковская коммуна» появилась в связи с этим небольшая заметка.

За свою долгую и плодотворную жизнь Дмитриев собрал огромный иллюстративный материал на самые разнообразные темы. Сегодня, спустя 125 лет, работы известного российского фотографа вызывают еще больший интерес, они публикуются в различных книгах, альбомах, журналах, газетах, используются в научных трудах — как у нас в России, так и за рубежом.


Биография

Жизнь и творчество

Максим Дмитриев родился в 1858 году в Тамбовской губернии и получил образование в церковно-приходской школе, где считался одним из лучших учеников. По окончании школы мальчику пришлось самому зарабатывать себе на хлеб: он читал псалтырь над покойниками, плел корзины на продажу. Наконец, благодаря усилиям матери, желавшей дать сыну хорошее ремесло, в возрасте 15 лет Максим Дмитриев поступил в ученики к известному московскому фотографу М.П. Настюкову. Именно там мальчик впервые познакомился со светописью, а также приобрел весьма полезные для фотографа того времени практические навыки, научившись вымачивать фотопластинки в азотной кислоте, обрабатывать их нашатырным и этиловым спиртом, наклеивать и ретушировать фотографии. С учителем будущему фотохудожнику очень повезло: Настюков был успешным предпринимателем, фотографом императорского дома и активным творческим человеком, изучавшим памятники национальной архитектуры, фресковую живопись и предметы древнерусского быта. В его мастерской в распоряжение начинающего фотографа попали многочисленные художественные альбомы и гравюры, которые значительно расширили творческий кругозор молодого человека. Здесь же будущий фотолетописец Нижнего Новгорода впервые заочно познакомился с этим городом и его знаменитой ярмаркой, где М.П. Настюков с 1860 года имел собственную лабораторию. Наставник поощрял в молодом художнике постоянное стремление к познанию, которое привело Максима Дмитриева в воскресные рисовальные классы Строгановского художественного училища, где он освоил основы работы со светом и тенью, а также азы перспективных построений.

В 1874 году 16-летним юношей Максим Дмитриев впервые отправился в Нижний Новгород, чтобы работать в фотопавильоне своего наставника на Нижегородской ярмарке. Путешествие в Нижний Новгород оказало на юного фотохудожника огромное впечатление и стало судьбоносным: именно здесь Дмитриеву посчастливилось встретить известнейшего нижегородского фотографа Андрея Осиповича Карелина, лауреата нескольких международных выставок. Три года спустя молодой человек отказался от контракта с Настюковым и переехал в Нижний Новгород, чтобы начать работу у одного из самых способных учеников Карелина, Д.Лейбовского, основательно усвоившего манеру и виртуозную фотографическую технику своего учителя. Наконец, в 1879 году исполнилась заветная мечта молодого фотографа: ему было предложено место в фотоателье Андрея Осиповича Карелина. Работа с известным фотомастером способствовала окончательному формированию творческих способностей Дмитриева, а кроме того дала необходимые материальные средства для создания собственной фотомастерской, которая и была открыта в 1881 году. Впрочем, разногласия с деловыми партнерами скоро заставили Максима Дмитриева выйти из предприятия, и художник еще несколько лет «скитался» по фотографиям Орла и Москвы прежде, чем предпринять новую попытку открыть собственное дело. И на этот раз попытку весьма успешную – сохраняя в душе благоговейное отношение к фотографии, молодой художник обнаружил необходимые для процветания предприятия прагматические качества и деловую хватку.

Избалованная московская публика впервые увидела работы Дмитриева в 1889 году, на выставке, посвященной 50-летию светописи, – и рукоплескала неизвестному до тех пор провинциальному фотографу. Экспозицию составили 53 безукоризненно выполненные работы большого формата: волжские виды, лесные пейзажи, групповые и индивидуальные портреты. Среди последних были весьма смелые – например, портрет ссыльного В.Г.Короленко. Работы, имевшие выраженную социальную направленность, вообще занимали видное место в творчестве фотографа. Например, на Парижской фотографической выставке Дмитриев показал весьма «острую» фотографию «Арестанты на строительных работах», которая вызвала некоторое раздражение официальных российских обозревателей. Впрочем, критика не смущала фотографа, который в то время уже неоднократно становился лауреатом российских и зарубежных фотовыставок. В начале 90-х годов XIX века он создал знаменитый альбом «Неурожайный 1891-1892 год в Нижегородской губернии», издание которого помогло собрать деньги для помощи Поволжью. Мало заботясь о славе и даже собственном здоровье, Максим Петрович снимал разоренные голодом деревни, фиксировал работу врачей, сестер милосердия и отдельных земских деятелей, помогающих больным тифом крестьянам. Альбом стал важной вехой в истории российского фоторепортажа и удостоился восторженных откликов критики. Не меньшей популярностью публики пользовались удивительные по красоте и силе пейзажные снимки, которые поражали зрителей тщательностью отбора объектов, мастерски найденной точкой съемки, неповторимой живописностью композиции. Титанический труд художника, цикл из нескольких сотен фотографий под названием «Волжская коллекция», запечатлевший окрестности Волги буквально через несколько верст, отнял у Максима Дмитриева около 10 лет жизни, потребовал огромных денежных вложений и принес автору главным образом моральное удовлетворение – его фотографиями без зазрения совести пользовались многие издатели. Творческое наследие художника сохранило для нас архитектурный облик Нижнего Новгорода и, конечно, огромное количество жанровых фотографий, посвященных жизни города и Нижегородской ярмарки. Основоположник русского репортажа, Дмитриев запечатлел практически все более-менее значимые события Нижнего Новгорода на рубеже XIX и XX веков – например, сохранилась серия его крупноформатных фотографий, зафиксировавших приезд в Нижний Новгород в 1913 году императора Николая II на торжества, посвященные 300-летию дома Романовых. Не оставался мастер чужд и портретному жанру – в разное время гостями и клиентами его фотомастерской были Леонид Андреев, Иван Бунин, Федор Шаляпин, Вера Комиссаржевская и Максим Горький, с которым фотограф был особенно дружен. Наконец, особую часть архива Дмитриева составляют «научные» фотографии: фотохудожник принимал активное участие в восстановлении архитектурных памятников Нижегородской губернии, снимая археологические находки и фиксируя различные этапы реставрации уникальных церквей и монастырей. Однако начавшаяся 1-я мировая война вынудила М.П.Дмитриева отказаться от съемок вне павильона, а последовавшая революция положила конец всероссийской славе художника. Некоторое время после 1917 года Максим Дмитриев продолжал работать в Нижнем Новгороде, впоследствии Горьком, как и прежде отдавая всего себя любимой профессии. В фотоархиве этого времени – нескончаемые портреты делегатов и депутатов съездов и конференций, сотрудники обкомов, крайкомов, а также многочисленные комиссии и комитеты. Но поддерживать ателье фотографу становилось все труднее – из-за того, что в его мастерской «числились» пятнадцать наемных работников, фотохудожник был объявлен эксплуататором и буржуазным элементом. В конце 1929 года фотоателье М.П.Дмитриева перешло в ведение комиссии по улучшению жизни детей при Нижегородском крайисполкоме, а прежний владелец был утвержден заведующим художественной частью и одновременно павильонным фотографом этого заведения. В 1933 году из его архива изъяли более 7000 фотографий, лишив некогда знаменитого фотографа единственного дохода, который давали заказы краеведческих организаций и выставок по отпечатыванию снимков. Последние годы жизни фотохудожник провел в полном забвении. 90-летие основоположника российского репортажа не было замечено районными газетами, и только последовавшая несколькими месяцами спустя смерть М.П. Дмитриева была отмечена коротким некрологом на последней полосе «Горьковской коммуны».

Источник публикации (текст + фото): "Максим Дмитриев. Фотографии" (Москва, "Планета", 1996; составитель Андрей Баскаков; авторы текста В. Колябин, Н. Филатов, В. Харламов; художник А. Семенов)

Фотографии царской России от основоположника фотожурналистики Максима Дмитриева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector