Испытания юности

Город Мардин на юго-востоке Турции местные жители считают тем самым местом, где находился библейский рай. В этом древнем городе, где дома — как в восточной сказке, где в изобилии растут фрукты и орехи и где веками мирно уживались христиане и мусульмане, 23 декабря 1908 года на свет появился Юсуф Карш.

Но вскоре после его рождения этой идиллии пришел конец. Гонения на армянских христиан, усилившиеся в конце XIX века, в 1915 году переросли в геноцид. Карши сполна хлебнули горя в это время. Двоих дядей Юсуфа арестовали и казнили, отца заставили работать на турецкую армию, старшая сестра погибла от тифа… Власти конфисковали дом и все имущество семьи, выдали им одного ослика и обязали покинуть Мардин навсегда.

Карши нашли новый дом в сирийском городе Алеппо, но отец с матерью хотели лучшей жизни для своего сына. Брат Бахии Карш жил в Канаде и был готов похлопотать о том, чтобы мальчик смог эмигрировать в США. Но квота на армянских эмигрантов в Америку была исчерпана, и Юсуф поехал в Канаду.

Его первые «4 миллиона» долларов


Когда в канун нового 1925 года 16-летний Юсуф сошел на берег Галифакса, дядя, Джордж Накаш, приветствовал его на родном языке. Эти слова были единственным, что было знакомо юноше в совсем чужом для него мире. «От порта до станции мы поехали на такси, — вспоминал Юсуф, — а такси было санями, запряженными лошадьми. Колокольчики на их сбруе все звенели и звенели. Все выглядели такими счастливыми, и я был опьянен их радостью».

Заснеженный Шербрук, где жил Джордж Накаш, стал для Юсуфа Карша убежищем от всех невзгод. Здесь не было солдат, не было гонений и болезней. Даже одноклассники тепло приняли новичка с экзотической восточной внешностью и дали ему прозвище Джо, чтобы не мучиться с незнакомым именем. И Юсуф начал учиться — новому языку, новому климату, новой жизни. К счастью, даже после всего, что пришлось увидеть и вытерпеть в Мардине, он не озлобился: христианскую любовь к ближнему мальчик впитал с молоком матери. «Если не можешь сдержаться, кинь камень в обидчика, но обязательно промахнись», — говорила Бахия Карш.

Проведя полгода в школе, Юсуф начал работать в студии своего дяди-фотографа. Тот подарил племяннику простую камеру, Kodak Brownie, и юноша принялся снимать все вокруг. Один из его одноклассников втайне подал фотографию Юсуфа на фотоконкурс — и она заняла призовое место. Друг вручил Каршу выигранные 50 долларов. «Я взял десятку и отдал ее этому юноше. Остальные сорок отправил своим родителям — они очень нуждались в деньгах. Эти сорок долларов были для меня как четыре миллиона, потому что это все, что у меня было. И я несколько недель ходил с гордо выпрямленной спиной».

Бостон, Бойлстон-стрит, Джону Гаро


John Garo by Yousuf Karsh
John Garo by Yousuf Karsh

Дядя заметил талант Юсуфа и отправил его в Бостон к модному в то время фотографу Джону Гаро — обучаться фотомастерству. Гаро тоже был частью армянской диаспоры, которая значительно разрослась из-за геноцида. В его студии на Бойлстон-стрит Карш изучал особенности фотографического процесса и многочисленные методы печати.

Кроме того, он наблюдал, как Гаро общается с людьми, которых снимает; много ходил по музеям, посещал художественные классы. «Я постоянно бывал в Бостонском музее изящных искусств, в библиотеке. Раз в одну-две недели миссис Гаро брала меня с собой на концерт или мы с друзьями шли в оперу».

Здесь же, в студии, часто собиралась бостонская элита, артисты, дирижеры, певцы, писатели, покровители искусств, и молодой фотограф учился общаться с богатыми и знаменитыми. Его полугодовая стажировка у Гаро растянулась на два года, после которых он вернулся в Шербрук, чтобы стать ассистентом сперва у Джорджа Накаша, а потом у Джона Повиса. Последний позже оставит Юсуфу свою студию.


Yousuf Karsh 1936
Yousuf Karsh 1936

Когда в мае 1933-го Карш начал независимую карьеру, у него было все, кроме денег, репутации, связей и клиентов. Зато он хорошо владел фотографическими приемами и умел разговаривать с любым человеком вне зависимости от его статуса. К тому же у него была мечта — стать знаменитым. Впрочем, мечты мечтами, но то было время Великой депрессии, и Юсуфу не раз пришлось одалживать деньги, чтобы поддерживать свое дело на плаву.

Его проводником в новое, лучшее будущее стало знакомство с Малым театром Оттавы — старейшим любительским театром Канады. Здесь он открыл для себя все возможности искусственного освещения и познакомился с важными политическими и общественными деятелями столицы, включая Вира Понсонби, генерал-губернатора Канады. Но самое главное — в театре Карш познакомился с актрисой и режиссером Соланж Гонтье, эмигранткой из Франции, которая шестью годами позже станет его женой.

Еще одно новое начало

Хотя Соланж была старше Юсуфа на восемь лет, они стали отличной парой. Оба были канадцами в первом поколении, оба хотели быть принятыми в высшее общество, но при этом не ассимилироваться, а сохранить свои национальные особенности.


Соланж Гонтье, жена Юсуфа Карша
Соланж Гонтье, жена Юсуфа Карша

Они поженились в апреле 1939 года. Соланж, у которой были связи в мире музыки и литературы, а также хорошее деловое чутье, стала администратором в студии Карша. Юсуф фотографировал актеров, постановки; его снимки начали появляться в престижных национальных и даже британских журналах.

Guest-Morris wedding by Yousuf Karsh

Кроме того, он делал портреты, семейные фото, снимал свадьбы (иногда до восьми в день), дебютанток и выпускников, младенцев и, конечно, свою Соланж. Вот она в разлетающемся платье танцует под ивой или среди песчаных дюн. Вот она в театральном костюме, со свечой в руках. Вот она в белом платье держит черного кота или в черном платье составляет букет белых калл.

Фирменный стиль


Ранние фотографии Карша делались под влиянием работ Джона Гаро и Эдварда Стайхена, чьи портреты знаменитостей он видел в журнале Vanity Fair. Но к концу 30-х у Юсуфа вырабатывается собственный стиль. Он использует свет, чтобы показать внутреннюю суть своего персонажа; его лучшие портреты этого времени очень детальны, тщательно выстроены; резкие контрасты позаимствованы у театральных постановок — тех моментов, когда главный герой появляется на сцене из темноты.

Jacques Couseteau by Yousuf Karsh
Jacques Couseteau by Yousuf Karsh

За 10 лет этот фирменный стиль породил собственный термин — karshed, «быть каршнутым». Говорят, его впервые использовал фельдмаршал Бернард Монтгомери, описывая свою часовую фотосессию в студии на Спаркс-стрит, 15. Позже «быть каршнутыми» стремились многие сильные мира сего — это стало признаком статуса, положения, значимости.

Занимался Карш и фотожурналистикой. Во время съемок визита Франклина Рузвельта в Квебек он подружился с Уильямом Макензи Кингом, премьер-министром Канады. Благодаря этой дружбе Юсуф завел важнейшие знакомства и начал работать на самом высоком уровне. Это Макензи организовал ту знаменитую фотосессию с Черчиллем, во время которой Карш отобрал сигару у британского премьера.

История с сигарой


Winston Churchill by Yousuf Karsh
Winston Churchill by Yousuf Karsh

Как вспоминала Соланж, в тот день муж пришел домой, весь дрожа, и ей с трудом удалось вытянуть из него, что случилось. А Юсуф всего лишь хотел сделать хорошую фотографию. Черчилль, который то ли забыл о съемке, то ли ему вообще о ней не сказали, был недоволен неожиданной сессией, дал фотографу на все две минуты и раскурил сигару. Карш попытался намекнуть «британскому бульдогу», что она не добавляет кадру ни достоинства, ни торжественности, но Черчилль не проникся. Тогда Юсуф, извинившись, быстро выдернул сигару изо рта министра и метнулся к фотоаппарату — чтобы заснять гневно набычившегося политика.

Впрочем, Черчиллю понравилась внезапная наглость вежливого фотографа — он даже пришел в доброе расположение духа и позволил снять себя еще раз, на сей раз улыбающимся. «Вы даже ревущего льва можете заставить себе позировать», — пошутил он. С тех пор строгое фото министра в каталоге у Карша находилось не под буквой «Ч» (Черчилль), а под буквой «Р» (ревущий лев).

Именно эта фотография принесла Юсуфу международную славу. Ее до сих пор считают наиболее узнаваемым снимком Черчилля. В 2013-м Банк Англии объявил, что это изображение «самого великого британца» появится на новой пятифунтовой банкноте, которая выйдет в этом году.

Портрет величия


Yousuf Karsh, автопортрет 1952
Yousuf Karsh, автопортрет 1952

В 43-м Макензи Кинг устроил Каршу поездку в Великобританию, где тот сделал более сорока портретов политических и военных деятелей. После войны он активно сотрудничал с журналом Life, для которого снимал многих американских и мировых лидеров, а также звезд Голливуда.

В 1948-м Карш благодаря связям перевез всю свою семью из Алеппо, где обострилась политическая ситуация, в Канаду. Теперь, успокоившись за судьбу родных, Юсуф с головой ушел в работу. В следующие десять лет он создал одни из лучших своих портретов. В мае 58-го журнал Popular Photography внес Карша в список десяти величайших фотографов мира.

Его звезда засияла еще ярче после выхода книги «Портреты величия» в 59-м. В ней были собраны 96 полностраничных фотографий выдающихся людей — от Альберта Эйнштейна до Хелен Келлер, от Альберта Швейцера до Эрнеста Хемингуэя. Каждый снимок сопровождался краткой историей о персонаже и съемке. «Портреты» оказались исключительно успешны и познакомили со стилем Карша широчайшую публику.

Звездочка


В том же году из-за переутомления на работе Юсуф перенес сердечный приступ. Соланж, ухаживая за мужем, долго не решалась рассказать о собственной беде — врачи обнаружили у нее рак. Она умерла в 61-м, работая над биографией Карша.

От горя он спасался работой, и именно благодаря ей к нему спустилась счастливая звездочка. Карш в детстве мечтал стать врачом, а болезнь Соланж вплотную столкнула его с медициной. Юсуф стал фотографировать врачей и пациентов. Он снимал одного из самых известных докторов Америки, Уолтера Альвареса, когда познакомился с его медицинским редактором, Эстреллитой («звездочкой») Начбар. Красивая одаренная женщина-врач и писательница стала Каршу женой, помощницей, подругой и учителем.

Yousuf-Karsh-with-wife-estrella-nachbar-karsh

«Редакторские способности Эстреллиты помогали мне формулировать мысли, ее организаторский талант — планировать путешествия так, чтобы работа всегда дополнялась новыми открытиями. Во всех наших поездках — будь то в Зулуленд, Японию, Россию, Финляндию, Скандинавию, Египет — мы находили что-то по нашим общим интересам: археологии, искусству, медицине. Я часто приходил слушать ее лекции…»


Памятуя о том, как помогли ему в свое время дядя и Джон Гаро, Юсуф Карш всегда охотно принимал у себя в студии молодых людей, общался с начинающими фотографами. Однажды, вспоминает Эстреллита, он даже пропустил свой рейс, беседуя в аэропорту с незнакомым юношей, который хотел бросить учебу и заняться фотографией.

Ближе к концу карьеры Карша кто-то сказал ему, что его стиль стал старомодным, на что Юсуф ответил: «Лицо человека не изменилось с того дня, как я родился».

Description:
Группа посвящена канадскому фотографу армянского происхождения Юсуфу Каршу.

Более полувека канадский гражданин, армянин по национальности, всемирно известный (если верить Книге рекордов Гиннеса за 2000 год — самый известный)Expand text… фотограф-портретист Юсуф Карш (Yousuf Karsh, 1908-2002) создавал замечательные портреты своих современников. Ему позировали многие видные художники и писатели, артисты и врачи, ученые и политические деятели.

О творчестве Карша и его методах работы написано очень много. Пишут о том, что он работал в основном в студии, использовал классическое освещение, добивался предельной резкости и проработки деталей. Но в такой манере снимали многие фотографы во все времена. Для того чтобы понять, в чем притягательность его фотографий, как ему удавалось «фокусировать объектив между кожей портретируемого и его рубашкой» лучше послушать его самого.

***

Юсуф Карш о фотографии:

Сходство само по себе не ведет к успеху. Если, глядя на мои портреты, Вы узнаете об изображенных на них людях что-нибудь более значительное, если они помогут Вам разобраться в своих чувствах относительно кого-нибудь, чья работа оставила след в Вашем мозгу — если Вы взгляните на фотографию и скажете: «Да, это он» и при этом узнаете о человеке что-то новое — значит это действительно удачный портрет.

Я пытаюсь зафиксировать на фотографии человеческие чувства и мысли. Но я не ворую «человеческие души» — скорее мы (мои «модели» и я) делимся друг с другом. Фотографирование становится актом совместной работы.

Смотрите и думайте до открытия затвора. Главные части фотоаппарата – это сердце и голова фотографа.

В каждом человеке спрятана тайна и моя задача — открыть ее. Это открытие произойдет — если оно вообще произойдет — в ничтожно малый интервал времени. Человек может каким-нибудь непроизвольным жестом, блеском глаз или как-нибудь еще сбросить маску, которая отгораживает каждого из нас от внешнего мира. В этот интервал времени фотограф должен успеть сделать свою работу — или он проиграл.

Бывают очень короткие промежутки времени, когда все внутреннее богатство человека проявляется в его глазах, в жестах рук, в позе. Это момент для фотографа — мимолетный «момент истины».

В фотографии наука и искусство соединяются.

Website:
http://karsh.org/

Юсуф Карш: биография великого портретиста XX века, творчество и интересные факты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector