Глава 1

Лейла устала.

Ее силы почти иссякли: она спасалась бегством от невидимого врага по темным узким тоннелям, раскинувшимся под северо-восточной частью штата Миссури. Лейла устала от голода, судорогой сводившего живот, и от боли, терзавшей ее ноги из-за нескончаемого стремительного бега.

Выбравшись в небольшую пещеру, Лейла резко остановилась, запустив пальцы в короткие щетинистые ярко-рыжие волосы. Ее черные глаза настороженно устремились в темноту в поисках своего преследователя.

Она не надеялась увидеть эту занозу в заднице: вампиры способны растворяться в тенях, а также отличались сверхъестественной быстротой и неимоверной силой. Даже большинству демонов не удавалось их почуять. Лейла ощущала непрекращающуюся погоню только благодаря текущей в ее жилах крови джиннов.

Единственное, чего она не знала, – это…

Причина.

Лейла содрогнулась, ощущая нестерпимую сухость во рту. Иисусе! А она-то считала себя такой хитрой, когда позволила почуять себя этому вампиру! Она надеялась отвести его, вместе с остальными непрошеными гостями, от логова Каина.


Ей было наплевать на судьбу этого пса – но Лейла спрятала на его территории свое самое драгоценное сокровище и теперь не могла допустить, чтобы какое-либо существо, будь то вампир или оборотень, добралось до ее тайны. Лейла рассчитывала на непродолжительную погоню, надеясь, что преследователям надоест эта игра и они вернутся… в Ганнибал или, еще лучше, в Сент-Луис.

Однако ее поспешно составленный план дал осечку уже в первые секунды.

Оборотень продолжил свой путь к логову Каина, а вампир не пожелал отступаться, как бы далеко или быстро она ни убегала.

Теперь же она настолько ослабела, что не могла обратиться к своим способностям тенеходца, и оказалась настолько далеко от Каина, что не могла позвать его на помощь.

– А, к черту! – пробормотала она, упирая руки в бока и вскидывая голову в бессловесном вызове. – Я знаю, что ты от меня не отстал, вампир. Почему бы тебе просто не показаться?

– Думаешь, что можешь мне приказывать, полукровка?

Пещеру наполнил глубокий, непристойно красивый голос.

У Лейлы замерло сердце. Даже демоническая кровь не защищала ее от безжалостной чувственности, которая была таким же неотъемлемым свойством вампиров, как и смертоносные клыки.

– Нет, я решила прекратить бежать, – процедила она. – Так что либо убей меня, либо иди гоняй кого-нибудь еще.


– А! Значит, ты решила, что тебе удалось увести меня достаточно далеко?

– Увести? – Лейла напряглась и судорожно облизнула внезапно пересохшие губы. Он не может ничего знать! Никто ничего не знает! – Увести от чего?

– Вот и мне стало интересно, – лениво отозвался голос. – Наверное, это нечто чрезвычайно важное.

Лейла заставила себя сделать глубокий вдох, стараясь не поддаться панике. Этот чертов вампир просто пытается нащупать ее слабые места. Все знают, что они обожают играть со своей добычей.

– Понятия не имею, о чем ты говоришь.

– Гм. Ты никогда не наблюдала за перепелкой?

Лейла почувствовала, как невидимые пальцы коснулись ее затылка. Как это ни странно, ледяное прикосновение обжигающей искрой прошло в самый низ ее живота. Она стремительно обернулась, нисколько не удивившись тому, что хищник исчез.

– За птицей? – хрипло переспросила она, запоздало пожалев, что на ней надеты только коротко обрезанные джинсы и борцовка. В столь открытой одежде Лейла чувствовала себя слишком уязвимой.

Правда, никакая одежда не остановит решительно настроенного вампира: точно с таким же успехом она может погрузиться в цемент и обмотаться колючей проволокой.

– Когда хищник приближается к выводку, мама-перепелка притворяется, будто у нее подбито крыло, и вспархивает, чтобы отвести опасность от своих птенцов, – негромко пояснил ее мучитель.

Лейле показалось, что эти слова он произнес прямо ей на ухо. Она инстинктивно отшатнулась, и во рту появилась сухая горечь страха.


– Единственные перепелки, которые меня интересуют, – это запеченные и поданные с отварным рисом.

– Что ты хочешь уберечь? – Он намеренно выдержал паузу. – Или правильнее спросить «кого»?

– Не знаю, о чем ты талдычишь.

– Любовника? Брата или сестру? Ребенка? – Его тихий смех коснулся ее щеки: резко ускорившийся пульс выдал ее с головой. – А, вот оно как! Это твой ребенок?

Лейла в бессильном раздражении сжала кулаки. Этот ублюдок подобрался слишком близко к истине. Нужно чем-то отвлечь его!

– А мне казалось, что вампиры славятся отвагой, – вызывающе бросила она, готовая рискнуть и вступить с ним в бой, который невозможно будет выиграть. Все, что угодно, лишь бы не выдать свою тайну! – Неужели ты такой трус, что тебе приходится прятаться в тенях?

Холод усилился, опасность казалась материальной. А потом тени прямо перед ней пришли в движение – и вампир медленно появился.

Лейла покачнулась: ей показалось, будто она получила мощный удар под дых.

Все вампиры красивы. И притягательны.

Греховно, возмутительно привлекательны.

Но этот…

С трудом вспомнив о необходимости дышать, Лейла позволила своему взгляду скользить по изящным чертам, выдававшим его полинезийскую кровь. У него были чуть раскосые медовые глаза, сглаженный ирокез иссиня-черных волос, спадающий ниже широких плеч.

Ее взгляд опустился ниже – и живот подвело от неуместного вожделения при виде полуобнаженного тела, едва прикрытого шортами цвета хаки.


Чтоб он провалился, этот кровопийца!

Можно было подумать, будто он специально обнажил свое великолепное тело, потому что знал, что Лейлу будет трясти от желания провести рукой по рельефным мышцам его груди. Или нет – наверное, ей лучше начать с его плоского живота…

Внезапно вампир оказался в опасной близости от нее, небрежно погладил кончиками пальцев изгиб ее шеи, и только это заставило Лейлу вернуться к реальности.

– Тебе никто не говорил, как опасно провоцировать вампира? – негромко спросил он.

По спине пробежал холодок, однако Лейла заставила себя встретить его завораживающий взгляд.

– Ты собираешься меня высушить?

Его губы странно дернулись.

– Расскажи мне о ребенке.

– Нет.

– Он твой? – Он помолчал, и его пальцы переместились на жилку, которая билась у основания ее шеи. На его безупречном лице отразилась глубокая сосредоточенность. – Нет. Не твой. Ты чиста как ангел.

Теперь ее сердце сжал неподдельный страх. Будь он проклят, этот любопытный кровосос!

– Оставь меня в покое! – выдохнула она.

Медовые глаза пугающе потемнели. Лейла толком не поняла, была ли то жажда крови или похоть.

Возможно, и то и другое.

– Прекрасный ангел! – глухо произнес он, обхватив ее руками и заставив прижаться к его сильному телу. – И я слишком долго ждал возможности тебя попробовать!

Лейла больше не могла бороться с паникой – и ее непредсказуемые способности пробудились. Электрический разряд оказался достаточно сильным, чтобы заставить вампира отскочить назад, воззрившись на нее с изумлением и настороженностью.


– Я же сказала: оставь меня в покое! – прошипела она, обхватывая себя руками за талию.

Вампир скептически приподнял бровь.

– Ну-ну! Любишь жестокие игры?

– Я вообще не играю! – огрызнулась она. – Чего ты от меня хочешь?

– Первой моей мыслью было поймать тебя и представить перед Комиссией.

Лейла вздрогнула, и силы покинули ее. Она пряталась от официальных предводителей мира демонов уже два века. Предстать перед оракулами, входившими в Комиссию, было равносильно смертному приговору.

– Меня не за что наказывать! – попыталась блефовать она.

– Само твое существование заслуживает наказания, – спокойно парировал вампир. – Джинны-полукровки находятся вне закона!

Лейла подавила привычный гнев, вызванный столь вопиющей несправедливостью. Сейчас не время спорить, следует ли ее уничтожить за прегрешения ее родителей.

– Ты говорил, что это было твоим первым намерением, – сказала она хрипло. – Ты передумал?

Опасная улыбка зазмеилась по губам вампира. Он провел пальцами по краю ее майки, и его прикосновение проложило по ее коже обжигающую дорожку чистого наслаждения.

– Скажем так: я готов отсрочить наше путешествие, если получу должный стимул.

– Стимул?

– Хочешь, чтобы я продемонстрировал, что имею в виду? – пробормотал он, касаясь губами ее рта.


– Нет, – с трудом выдавила она, пытаясь скрыть острое желание, пронзившее ее тело.

Боги! Она так долго была одинока!

Так долго…

– Назови мне свое имя, – прошептал он у самых ее губ. – Назовись мне.

– Лейла.

– Лейла, – повторил он медленно, словно смакуя. Вампир изучил ее бледное лицо и, опустив руки на ее бедра, резко притянул Лейлу к себе, откровенно демонстрируя свое возбуждение. – Великолепно.

Лейла стиснула зубы, стараясь не замечать нахлынувшего на нее вожделения.

– Надо полагать, у тебя тоже есть имя?

Наступило короткое молчание. Тут удивляться было нечему: имя в руках владеющего магией могло подарить власть над тем, кто столь неосмотрительно его назвал. Однако уже через секунду вампир пожал плечами.

– Тейн.

Это имя очень ему подходило. Безжалостное. Мощное. Поразительно мужественное.

– Отлично. – Приложив ладони к стальным мышцам его груди, она выгнулась, чтобы встретиться с его жарким медовым взглядом. – Я выскажусь предельно ясно, Тейн. Я не использую секс как козырь. Никогда. Ни при каких условиях.

Лейла ожидала, что ее прямой отказ приведет его в ярость, но Тейн лишь еще крепче прижал ее к себе и, улыбнувшись в предвкушении, негромко прошептал ей прямо на ухо:

– А теперь я выскажусь предельно ясно, Лейла. Мы с тобой будем вместе только после того, как ты попросишь меня тобой овладеть.

Волна желания тяжело ударила по низу ее живота, несмотря на раздражающую самоуверенность Тейна. Вампиры славятся своей самовлюбленностью. Естественно, он решил, что она будет изнывать от желания с ним перепихнуться.


Нет, если говорить откровенно, хуже всего было то, что он прав. Из-за этого ей ужасно захотелось его ударить.

– Такого никогда не будет, кровосос.

Его ухмылка была многообещающей:

– Хочешь заключить пари, полукровка?

Она отпихнула его и снова обхватила себя руками за талию, стараясь защититься от его магнетизма.

– А чего же ты хочешь от меня, если не секса?

– Правды.

Проклятие! Снова за старое! Она во что бы то ни стало должна отвлечь вампира от этой темы.

– А нельзя ли говорить поточнее? – осведомилась она намеренно вызывающе.

– Большинству младших демонов хватило бы ума вести себя почтительно в присутствии вампира.

– Ты уже успел сообщить, что собираешься оттащить меня к Комиссии, чтобы меня прикончили словно бешеную собаку, так какого черта? – Она пожала плечами. – Почему бы не развлечься напоследок?

Его изящные пальцы погладили рукоять кинжала, висевшего на поясе. При желании он вполне мог снести ей голову.

– Могу определенно тебе обещать, что, провоцируя меня, ты не получишь желаемого веселья.

Она скривила губы, надеясь, что у нее получится убедительная усмешка, хотя вполне вероятно, что это больше походило на гримасу ужаса.

– Для пущего веселья я бы не прочь вогнать кол тебе прямо в грудь. Но, к моему величайшему сожалению, это пока невозможно, поэтому развлекаюсь как могу.


Приготовившаяся стать объектом его ярости Лейла могла только выругаться, когда вампир сделал именно то, чего она меньше всего желала.

Вместо того чтобы накинуться на нее в безумном гневе, он замер, пристально глядя на нее. Словно хищник, приготовившийся к прыжку.

– А это любопытно, – пробормотал он.

– Что именно?

– Твое отчаянное желание сохранить свой секрет. – Он протянул руку и провел пальцем по ее упрямо поднятому подбородку. – Увы, ты только подогреваешь мой интерес.

Лейла стремительно отвернулась, уходя от его пристального взгляда. Что, черт подери, ей надо сделать, чтобы избавиться от этого настырного вампира?!

– У меня нет никаких секретов.

Ее охватило холодом, и Лейла поняла, что Тейн прямо у нее за спиной.

– Давай начнем сначала. Зачем ты убила Дункана?

– Я…

Она судорожно облизала губы и прижала ладони к животу, ощутив, как привычная тошнота подкатывает к горлу. Ей совершенно не хотелось вспоминать, как Каин провел ее по потайному ходу к хижине на берегу реки Миссисипи. Они рассчитывали найти там скрывавшегося Дункана: в конце концов, этот пес собрался продать Каина королю оборотней. Его внезапное нападение застало их врасплох, как и неожиданно мощное проявление сил Лейлы. Все это стало одним из многих поводов для сожаления.

– Это вышло случайно.

– Ты поджарила пса, – сухо напомнил ей Тейн, – что не слишком меня огорчает, однако именно из-за таких мелких случайностей полукровки джиннов оказались под запретом.


Она содрогнулась. Неужели он полагает, что она не пыталась взять свои способности под контроль? Что не отдала бы все, лишь бы очередная бессмысленная смерть не ложилась грузом на ее совесть?

– Заткнись!

– Что случилось?

Она сделала большой глоток прохладного влажного воздуха пещеры. Последние несколько дней она бежала, не разбирая дороги, петляя и ныряя в ответвления переходов, пока окончательно не заблудилась. Лейла понятия не имела, где они сейчас находятся, однако ощущала явственный запах реки, а это означало, что они по-прежнему остаются неподалеку от Миссисипи.

– Каин узнал, где Дункан должен был встретиться с Сальваторе. Но мы его вспугнули, и он атаковал. – Лейла скрипнула зубами. Она так старалась не участвовать в идиотском плане Каина по превращению полукровок-оборотней в существ с чистой кровью, но он все твердил о каком-то видении, будто теперь знает, как стать бессмертным оборотнем. Лично она была уверена в том, что это видение скорее всего стало результатом передозировки химических наркотиков, которые он регулярно употреблял. – Я просто защищалась. Или полукровкам положено позволять растерзать себя на кусочки? Тогда все были бы счастливы? Чтобы отвратительную полукровку разорвали на части?

– Кажется, я слышу горечь в твоем голосе? – проговорил Тейн, и ладони его со странной нежностью скользнули по ее плечам и рукам.


Даже от такого легкого прикосновения Лейла вспыхнула:

– Провались в пекло!

– Я уже там гостил, милая Лейла, и не имею намерения в ближайшее время туда возвращаться. – Он наклонился и приник губами к основанию ее шеи. – Я готов признать, что смерть того пса была случайностью.

Если бы она не была настолько измучена, то, наверное, совсем сошла бы с ума и накинулась на этого красивого зверя. Лейле казалось, что все ее тело охвачено огнем.

Чертовы вампирские феромоны!

Лейла отшатнулась и гневно бросила на него взгляд.

– Высокомерный осел!

– Почему, вместо того чтобы вернуться в логово Каина, ты попыталась убежать?

Лейла невольно потерла руки, которые еще покалывало от его прикосновения.

– Мне казалось, что вы начнете преследовать Каина, а не меня.

– Нет, ты специально уводила нас от его логова. – Тейн намеренно выдержал паузу. – И от ребенка, которого защищаешь.

– Раз ты такой умный, то зачем продолжаешь мучить меня своими расспросами? – процедила она гневно.

– Хочу узнать, почему ты готова пожертвовать собственной жизнью ради ребенка, которому дала жизнь не ты.

Тейн наблюдал за чередой эмоций, отразившихся на выразительном лице джинна-полукровки, раздраженной незнакомым ей влечением. Ошеломляющая красота Лейлы пробудила в нем яростное желание, какое он не испытывал много веков.

Однако он преследовал эту женщину с одной-единственной целью.

Сначала он оказался в подземных тоннелях из-за того, что гнался за Сальваторе, королем оборотней, и несносной горгульей Леве. Они исчезли из какой-то лачуги в Ганнибале, и хотя сам он желал бы им мучительной смерти, Стикс четко дал понять, что желает добиться улучшения отношений между оборотнями и вампирами. А если Анассо – повелитель вампиров – чего-то желает, то обязан это получить.

Тейн возглавил отряд слуг Сальваторе, преследовавший похитителей Каина и таинственного демона. Его нисколько не удивило, что этот шелудивый пес бросил своих заложников и пустился в бега в тщетной надежде избежать неминуемой смерти. Тейн несказанно удивился, когда Леве назвал второго похитителя, которым оказался джинн-полукровка!

Его спасательная операция неожиданно превратилась в охоту на демона, находящегося вне закона. Комиссия проводила четкую политику: обнаруженных джиннов-полукровок необходимо было тут же отлавливать и передавать Комиссии.

Ему предстояло поймать и скрутить мерзкую тварь.

Но все обернулось совсем не так, как предполагалось.

Два дня Тейн преследовал джинна, уверяя себя, что им движет простое любопытство. Почему эта женщина так упорно пыталась увести его с территории Каина? Значит, там находится нечто такое, ради чего она готова рисковать своей жизнью!

Но Тейну, несмотря на самовнушение, хотелось затащить эту женщину в логово и насладиться ее упругим телом, и даже мысль о передаче Лейлы оракулам, составляющим Комиссию, казалась ему кощунственной.

Тейн мрачно взглянул на ее тонкие черты. Они казались настолько знакомыми, будто клеймом отпечатались в его сознании. Он отметил болезненную бледность и контрастные синяки под глазами.

– Я не обязана ничего тебе говорить! – пробормотала Лейла, не теряя упрямства, несмотря на покидающие ее силы.

– Что с тобой? – резко спросил он.

– Ничего.

– Не будь идиоткой! – рявкнул он. В эту самую секунду ее колени подогнулись, так что ему пришлось стремительно подхватить ее на руки. Он с трудом сдержал стон, когда на него обрушились сладкий женственный жар и аромат весеннего дождя. Проклятие! Это женщина его погубит. – Совершенно ясно, что тебе нехорошо.

Лейла дрожала, а на лбу блестели мелкие капельки пота.

– Я не ела уже несколько дней.

Еще не успев осознать, что делает, он отнес ее к стене пещеры и, бережно положив на пол, опустился рядом с ней на колени.

«Да я просто Мэри Поппинс какая-то!» – с иронией подумал Тейн.

Правда, на самом деле он бездушный Харон. Вампир, чья безжалостность внушает страх даже его собственным собратьям.

– А разве джинны не поглощают энергию окружающей среды?

Ее веки, затрепетав, опустились, дыхание стало едва слышным.

– Ты же сам с утомительным упорством твердил, что я полукровка, – глухо пробормотала она. – Мне нужны еда и отдых.

Вопреки собственной воле Тейн провел пальцами по ее гладким фарфоровым щекам, наслаждаясь прикосновением к шелковистой коже.

– Расскажи мне о своих родителях.

– Нет.

– Лейла!

Она досадливо вздохнула.

– Я не могу рассказать тебе того, чего не знаю. Моя приемная мать нашла меня брошенной в канализационном коллекторе, в Лондоне.

– И ты не знаешь, кем они были?

– Ясно, что один из моих родителей был джинном. Второй… – Она с трудом открыла глаза, пытаясь сделать вид, будто его расспросы оставляют ее равнодушной. – Понятия не имею.

– Чем ты еще обладаешь, помимо способностей джинна?

– Как же! Так я тебе и сказала. – Ее глаза снова закрылись, на лице отразилась детская обида. – Пожалуйста, просто уйди и оставь меня спокойно лежать.

Он смотрел на ее хрупкое тело, хмуро сдвинув брови.

Почему он медлит?

Надо просто взвалить ее на плечо и отправиться в те пещеры к югу от Чикаго, где расположилась Комиссия. Всего несколько часов – и дело будет сделано.

И что самое приятное, по дороге обратно в свое логово он сможет заглянуть в клуб к Сантьяго и снять напряжение с какой-нибудь страстной бесовкой. Или с десятью бесовками – ведь чем больше, тем веселее.

Он слишком хорошо знает, что бывает, если пытаешься защитить опасную и непостоянную женщину.

Из-за подобной ошибки весь его клан был жестоко вырезан, после чего Тейн поклялся не идти на поводу у чувств.

Его пальцы, касавшиеся ее щеки, невольно дрогнули, и, тихо выругавшись, он выпрямился.

– Тебе подходит человеческая еда? – сухо спросил он.

– Да.

– Жди здесь.

Стараясь не думать о собственном идиотизме, Тейн туманом вытек из темных переходов наружу, к сельской местности.

Быстро оглядевшись, он увидел недавно засеянные поля и фермерские дома, дремлющие в серебряном свете луны. Вдали поблескивали воды Миссисипи, а еще дальше – малюсенькие огоньки уличных фонарей небольшого городка.

Типичный сонный пейзаж американского Запада.

Он показался бы слишком тихим большинству вампиров, но Тейну нравились тишина и умиротворение. Его губы искривились в невеселой улыбке. Большинство вампиров предпочитали к тому же, чтобы он пребывал в добровольной изоляции: никто не мог чувствовать себя комфортно в присутствии Харона.

Тейн оставался равнодушным к реакции окружающих, у него была веская причина, побудившая его стать палачом вампиров.

И это никогда не изменится.

Но теперь, словно в насмешку над собственной уверенностью в том, что находится в темноте один, Тейн внезапно напрягся и принюхался. Какого дьявола? Поблизости находились вампиры!

Это его не слишком волновало: надо быть полным идиотом, чтобы дразнить собственного Анассо. Стикс был бы очень зол, если бы кто-нибудь убил одного из его драгоценных Харонов. Тем более Тейн сильнее и опаснее, чем большинство глав кланов.

Однако он оставил Лейлу в тоннелях одну, совершенно беспомощную.

Будь он проклят, если допустит, чтобы какой-то другой вампир запустил в нее свои зубы… или еще что похуже.

С неуловимой глазом скоростью Тейн проник в ближайший фермерский дом – двухэтажное белое строение с большой террасой и клетчатыми ситцевыми занавесками.

Замерев на секунду, он убедился в том, что в здании нет ничего страшнее обычных спящих людей и престарелого пса, который опрокинул мусорное ведро и с наслаждением грызет извлеченную оттуда кость. Оказавшись на кухне, Тейн достал из холодильника необходимые продукты и побросал их в пластиковый пакет, который нашел под мойкой. Прибавил к своей добыче молоко и несколько бутылок воды и покинул дом так же бесшумно, как и проник в него.

Как Гринч.

Только с клыками.

С такой же быстротой он вернулся в тоннели и в ту пещеру, где оставил Лейлу.

Там было пусто.

Ну конечно же.

Бросив пакет, он пронесся по ее следу и легко обнаружил ее в соседней пещере. Несколько долгих мгновений он неверящими глазами смотрел, как она на четвереньках ползет к входу в тоннели. Все ее тело было мокрым от пота.

– Проклятие! – Быстро догнав, он подхватил ее на руки, прижал к груди и понес обратно. – Что это ты делала?

Ей удалось передать взглядом свое возмущение, однако она никак не могла скрыть все возраставшую слабость.

– Искала двери в Нарнию. – Она безрезультатно попыталась вывернуться у него из рук. – И где они, когда в них возникает нужда?

– Прекрати! – приказал он, пристально разглядывая царапину на ее лбу, которая не спешила заживать. Она явно ударилась о камни в своей нелепой попытке обрести свободу. – Ты ранена.

– Это все ты виноват, – проворчала она.

– Типично женская логика.

Она молча прищурилась. Тейн бережно уложил ее на пол и повернулся за пакетом. Поспешно заполняя легкие затхлым воздухом пещеры, он надеялся хоть немного разбавить ошеломляющий аромат ее свежей крови.

Все его тело напрягалось от яростного желания. Можно подумать, будто он не знал женщины много веков, тогда как на самом деле удовлетворил эту потребность всего несколько дней назад.

Что в ней такого, в этой женщине?

Все ее существо будило в нем острое влечение, начиная от топорщившихся ежиком волос и кончая покрытыми пылью пальцами ног. И конечно, были еще вкусные местечки между двумя этими крайними точками.

– Кажется, ты думаешь, будто прекрасно знаешь женщин?

Тейн вернулся к ней и опустился рядом с улыбкой, демонстрировавшей его удлинившиеся клыки.

– Достаточно, чтобы они умоляли меня не останавливаться.

– Лучше просто убей меня, – проворчала Лейла, хоть ей и не удалось скрыть ускорившегося сердцебиения: явно не только вампир испытывал сильнейшее возбуждение. В таком случае, прежде чем все это закончится, она окажется рядом с ним нагая и готовая на все. – Лучше быстро лишиться головы, чем слушать твое бахвальство.

Уголок его губ дернулся. Несмотря на то что Лейла загнана в угол, измучена и явно перепугана, она продолжала шипеть словно рассерженный котенок!

Тейн извлек из пакета одну из пластиковых коробок и, открыв ее, обнаружил, что от нее пахнет курятиной, рисом и еще какой-то человеческой едой.

– Ешь! – приказал он.

Она вырвала упаковку у него из рук и пальцами начала запихивать еду в рот. Тейн молча выложил содержимое пакета поближе к ней, не желая отвлекать от процесса восстановления сил.

Выпив воду, а потом и молоко, Лейла опустошила еще пару коробок с едой и только потом подняла голову, устремив на него настороженно-подозрительный взгляд.

– Откуда все это взялось?

При виде того, как Лейла облизывает пальцы, Тейн едва не зарычал от нахлынувшей на него страсти.

– А какая разница?

У нее перехватило дыхание: она ощутила его яростный прилив желания.

– Прекрати так на меня смотреть!

Его клыки пульсировали в такт стремительному биению ее сердца.

– Это как?

– Как будто ты гадаешь: у меня вторая положительная или первая отрицательная!

– Я приложил немало усилий для того, чтобы принести тебе ужин, – хрипло отозвался он, задержавшись взглядом на нежном изгибе ее шеи. – Надо играть честно.

Она резко вскочила на ноги, опасно сверкая своими великолепными глазами.

– Если ты хочешь моей крови, для этого тебе придется меня победить!

Тейн приподнял бровь. Она очень быстро восстанавливается! На щеках уже проявляется румянец, а дрожь исчезла.

Тем не менее он прекрасно знал, что без труда смог бы сбить ее с ног и повалить на спину. Представив это, его плоть налилась болезненным желанием. Но сначала Лейла должна полностью восстановиться.

– Сядь и доешь. – Тейн пожал плечами. – Я питался перед выходом из Ганнибала.

Лейла неохотно села и потянулась за шоколадным кексом.

– Надеюсь, ты получил от них несварение желудка.

– На самом деле она была очень аппетитной малышкой. – Он придвинулся чуть ближе, позволяя аромату весеннего дождя окутать его. – Жаль, у меня не было времени, но она готова была предложить нечто большее, чем просто ужин.

– В таком случае не стесняйся и возвращайся, чтобы закончить начатое. А меня оставь в покое. – Она откусила почти половину кекса, и немного глазури прилипло к ее нижней губе.

Не устояв перед искушением, Тейн стремительно качнулся к ней, слизнул капельку глазури и потом прильнул к ее губам в поцелуе, полном открытой и ничем не сдерживаемой страсти.

Жажда ударила его с ошеломляющей силой, заставив тихо выругаться. Он не солгал, говоря, что покормился непосредственно перед тем, как попасть в ту лачугу в Ганнибале, однако одного присутствия этой женщины оказалось достаточно, чтобы пробудить в нем опасный голод.

Он жаждал не только крови.

– Я мог бы тебя отпустить, Лейла, – прошептал он у самых ее губ.

Она оттолкнула его с такой силой, что ему показалось, будто треснуло ребро, и вскочила на ноги. На ее лице отразилась паника.

Но он не осуждал ее за это. Напротив, мысль о том, что им управляет его похоть, привела его в ужас. Он слишком хорошо усвоил урок.

Однако теперь он начал подозревать, что эта женщина обладает возможностью заставить его пожертвовать всем его благоразумием и здравым смыслом ради того, чтобы завершить то, что он только что начал.

– Отлично, тогда я пошла. Писать не надо…

Он легко встал на ноги и обхватил руками ее стройное тело, не позволив скрыться.

– И куда ты отправишься?

– Куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

Он взял ее за подбородок и заставил встретиться с его испытующим взглядом.

– Сальваторе уже захватил логово Каина.

Она прикусила губу, пытаясь не показать, насколько ее потрясли эти слова.

– Ты не можешь быть в этом уверен!

Конечно, он не знал этого наверняка. Однако в тот момент, когда он расстался с Сальваторе в подземных переходах с его псами и надоедливой горгульей, короля оборотней трясло от желания когтями вырвать Каину сердце.

А когда разъяренный вервольф решает вырвать у кого-то сердце, мало что способно ему помешать.

– Полукровке не сравниться с чистокровным оборотнем. Особенно когда этот оборотень – король. Сейчас Каин уже мертв, а остальные псы несут наказание за свое коварство. – Его руки инстинктивно скользнули по ее спине и задержались на манящих изгибах бедер. – Как только ты попытаешься приблизиться к его логову, тебя захватят в плен.

Опьяненный острым наслаждением от тесного контакта с телом Лейлы, Тейн с удивлением увидел, как она резко вдохнула и побледнела от ужаса.

Вырвавшись из его объятий, она упала на колени и, сложив руки в мольбе, прошептала:

– Умоляю, пожалуйста, отпусти меня!

Александра Айви. «Хранители вечности»

Один из знаменитых циклов автора состоит из 9 книг. Истории между собой не связаны, хотя имеют общую тематику. Так что их можно читать, не соблюдая хронологии.

«Когда приходит тьма»

Александра Айви начинает цикл с этой книги. Иногда произведение встречается под названием «Когда приходит ночь».

Главная героиня – Эбби Барлоу – обычная современная девушка, абсолютно не верящая в мистику и во всякие сверхъестественные штучки. Однако в один далеко не прекрасный день вся ее жизнь идет кувырком: взрыв, смерть начальницы, кошмары… Сама Эбби неизвестно как оказывается в каком-то захудалом мотеле с непонятным мужчиной, да, красивым, но и опасным, и немножко не человеком, а еще и говорящим, что она – Хранительница не чего-нибудь, а равновесия между Светом и Тьмой.

Айви Александра. «В объятиях тьмы»

Вторая книга рассказывает историю леди Шай. Она не человек, но и не демон. Она – полукровка, причем опасная, с репутацией убийцы-профессионала. Однако на девушку наложили проклятье, и она оказалась в качестве лота на рынке рабов.

Кто бы мог подумать, что ее хозяином станет Вайпер – глава клана вампиров, которому Шай как-то спасла жизнь. И все бы ничего, но кровь красавицы для любого вампира – желанная добыча, и Вайпер не исключение. К тому же не стоит забывать и о зле, идущим за девушкой по пятам…

«Бессмертие страсти»

Дарси Смит уверена в своей исключительности. Однако девушка и не догадывается, насколько права: она знает тайну, которая может уничтожить сразу всех демонов.

За нее начинается война между вампирами и оборотнями. С одной стороны Стикс – предводитель вампиров, которого неудержимо тянет к девушке. С другой – вожак оборотней Сальваторе Джулиани, которому Дарси нужна, чтобы его раса не вымерла. Кого предпочтет сама Дарси и выберет ли она кого-либо вообще?

«Под покровом темноты»

Александра Айви продолжила ставший популярным среди девушек цикл очередной историей о вампирах.

На этот раз сюжет закручен вокруг Анны Рэндал и Сезара Конде. Оба они вампиры, причем за превращение Анны Сезар был на 200 лет наказан. А теперь молодому человеку приказано защищать ту, которую он избегал всеми доступными способами. Кто-то охотится за девушкой и желает ее смерти. Сезару придется решить, стоит ли вновь поддаваться опасной страсти или лучше просто игнорировать красавицу.

«Тьма необузданная»

Вампир Джагр предпочитает одиночество шумному обществу себе подобных или людей. Но будучи частью клана Чикагских вампиров, он имеет определенные обязанности, которые молодой человек должен периодически выполнять.

На этот раз ему поручили найти сестру высшего оборотня и вернуть пропажу домой. Задача не кажется особо сложной, пока Джагр не сталкивается с беглянкой лицом к лицу. Риган чертовски своенравна, упряма и соблазнительна. Она не желает следовать чужим указаниям и помышляет только о мести своим обидчикам.

«Властитель ее души»

Александра Айви снова возвращается к уже знакомому по одной из книг герою – оборотню Сальваторе Джулиани. Молодой человек все так же озабочен поиском продолжательницы рода.

На этот раз он нашел подходящий «объект» – чистокровку Харли. Освободив девушку из плена, Джулиани вместо благодарности наталкивается на стену отчуждения. Харли вовсе не намерена упасть в его объятия и даже смотреть не желает на своего освободителя. Да и кто захочет становиться производительницей волчат? Однако девушке придется прибегнуть к помощи оборотня, чтобы сразиться с опасным общим врагом.

«Плененный тьмой»

Книга, к сожалению, профессионально не переведена на русский язык, но в Сети можно найти любительский перевод.

В этот раз вампирам понадобилась помощь ведьм, чтобы справиться с очередными злодеями. Виктор – глава клана лондонских кровопийц, обращается за помощью к Джульетте Лоуренс, унаследовавшей колдовские силы от своей матери. Однако со временем он понимает, что ему нужна и сама Джульетт.

«Предназначенная судьбой»

Тейн – вампир-охотник за преступниками, на его счету множество успешно выполненных смертельно опасных поручений. Поэтому очередное задание он воспринял как личное оскорбление.

Ловить какую-то взбалмошную девицу? Тащиться за ней из города в город? Но девица не так проста, как кажется. Лейла упорно скрывает какую-то тайну, и не только касающуюся своего происхождения. Вампир убеждается в этом, поняв, что за прекрасной девушкой-полудемоном по следу идет не только он.

«Связанные любовью»

В девятой части цикла «Хранители вечности» Александра Айви знакомит читателей с новыми героями: Арьялом и Джелин. Молодые люди принадлежат к давно враждующим между собой кланам и поначалу не испытывают особой симпатии друг к другу.

Но оказавшись втянутыми в череду запутанных событий, они лучше узнают друг друга и понимают, что должны быть вместе, невзирая на все пророчества мира.

Если вы не любитель дамского чтива со всеми ему присущими характеристиками: мужественными красавцами, очаровательными барышнями, эротическими сценами, лучше не начинайте читать. Потому что здесь больше именно этого, фантастику автор использует исключительно для антуража.

Александра Айви / Alexandra Ivy Серия Хранители Вечности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector