NASDAQ Composite в четверг закрылся на отметке 5056,06, побив рекорд марта 2000 г. – 5048,62. Прошлый рекорд обернулся обвалом на рынке доткомов, и индекс рухнул на 78% (см. график). Тогда в будущее этого рынка инвесторам верилось с трудом. «Все думали, что начинается новая эра», – говорит стратег Wells Capital Management Джеймс Полсен.

Голубые фишки, входящие в NASDAQ, вновь дорожают. Но теперь в моде другие компании. Apple и Google превратились в глобальных гигантов. Microsoft, Oracle и Cisco Systems платят дивиденды, чего не было в 90-е гг. Apple, прекратившая платить дивиденды в 1995 г., возобновила их в 2012 г.

Хотя и сейчас на NASDAQ есть переоцененные компании и этот рынок волатилен, он менее рисковый, чем 15 лет назад. В 2000 г. компании, торгующиеся на NASDAQ, стоили в 175 раз больше их годовой прибыли, сейчас – в 30 раз (данные Birinyi Associates). «NASDAQ совсем другой, чем был в 2000 г., – отмечает стратег TIAA-CREF Asset Management Дэниэл Моррис, – главное различие – в стоимости компаний».


Во время бума доткомов в моде были компании без внятной бизнес-модели, например Pets.com и социальная сеть TheGlobe.com. В 1998 г. в первый день торгов акции TheGlobe подорожали в 7 раз, но компания с трудом пережила кризис 2000 г. и в 2008 г. прекратила почти все операции. Pets.com торговать с прибылью так и не научилась и закрылась в 2000 г.

Apple и Microsoft (1-е и 3-е места по капитализации на NASDAQ) торгуются с мультипликатором 17, это среднее значение для крупных компаний США. У Google (2-е место) мультипликатор – 27, у Intel (7-е) – 13,5, это ниже среднего. Большой мультипликатор у Facebook (4-е место) – 74, он оправдан только в случае дальнейшего быстрого роста.

В 2000 г. Пол Микс работал в паевом фонде Merrill Lynch – Internet Strategies и управлял портфелем с акциями доткомов на $7 млрд. «Нам тогда был ураганный ветер в спину», – вспоминает он. В 1999 г. NASDAQ Composite вырос на 86%. Но Merrill угораздило открыть Internet Strategies всего за несколько дней до рекорда NASDAQ и обвала.

Микс был звездой: почти ежедневно он выступал по телевидению с рекомендациями акций, у него частенько просили автограф. Но три месяца спустя NASDAQ снизился на 60%, активы Internet Strategies подешевели на 71%. Когда осталось $114 млн активов, Merrill передал их другому фонду, фактически закрыв Internet Strategies. В 2002 г. Микс уволился из Merrill: «На мои лекции собирались сотни человек, а потом я превратился в козла отпущения, хотя никогда не был столь умным, каким они себе представляли, и таким идиотом, как они себе представляли». Микс сожалеет, что Internet Strategies открылся на пике рынка, но он инвестировал в фонд и разделил потери с остальными инвесторами.


После ухода из Merrill Микс учредил аналитическую фирму, затем – хедж-фонд, который закрылся через несколько лет. Одновременно он преподавал основы финансов в военном училище The Citadel и Университете Чарльзтауна, а в выходные подрабатывал экскурсоводом.

Последние три года Микс работает в Saturna Capital ($4 млрд) и управляет фондом Sextant Growth с $48 млн. В его портфеле есть акции высокотехнологических компаний, включая Apple, Microsoft и Facebook. Главный урок, который Микс вынес из кризиса доткомов, в том, что нельзя преуменьшать значения финансовых показателей. Сейчас для компаний, проводящих IPO, планка выше, отмечает он, приводя в пример китайского интернет-ритейлера Alibaba: «Если бизнес не генерирует доход, то это не бизнес». Но в числе его нынешних фаворитов также производитель крепежа Fastenal и Delta Air Lines.

Он видит, что и сейчас есть акции, например, компаний, занимающихся кибербезопасностью и облачными технологиями, которые растут слишком быстро. «Всегда есть темы, в которые все пытаются запрыгнуть, и возникает столпотворение, – отмечает он, – это происходит и сейчас, но реже». В пятницу NASDAQ вырос на 0,71% до 5092,08.

WSJ, 24.04.2015, Татьяна Бочкарева

Что такое «пузырь»?

Стоит начать с определения пузыря:

«Торговля активом по цене или в ценовом диапазоне, значительно превосходящем фактическую стоимость актива».


Здесь берём в расчёт всего два показателя – спекуляцию и применение. А ещё точнее – спекуляцию на возможностях применения. Спекулянты ловко манипулируют ценой актива, постоянно подогревая интерес к перспективам его применения. Подчеркну – лишь к перспективам!

Именно явное несоответствие между текущей стоимостью актива и его реальным применением и порождает самые умопомрачительные пузыри.

Никто не сможет искусственно завышать акции компаний, производящих наушники с шумоподавлением или тостеры, заявляя, что они произведут революцию в какой-либо отрасли.

Там однозначно – либо соседские вопли заглушать или хлеб на завтрак поджарить. То ли дело – такая манящая технология распределённого реестра. Там и авиация, и договора, и майнинг и даже геи прилепились. Еще совсем немного – и стоимость какого-нибудь шиткойна взлетит до небес. Закупайтесь! И закупаются. Кто успел потом спрыгнуть – в плюсе. А кто не успел – тот хомяк.

И ведь никто не сможет на 100% утверждать, что очередной «самипридумайте.коин» не выстрелит, а стартап не станет очередным эпл или майкрософт.

Как некогда на заре своего появления интернет в перспективе охватил все, что только можно (и не даром всё же) – так и блокчейн годен практически для всего. Только булочки не печёт.

При этом, криптовалюты имеют все признаки пузыря:

  • Огромный охват аудитории;
  • Узкая на данный момент сфера применения;
  • Реальную стоимость активов очень трудно оценить.

И теоретики только подогревают спекулятивный интерес красочными домыслами. Хочется всё же верить, что они правы. Но пока практическое применение технологии только в зачатке. Нет – рабочие приложения и платформы обязательно получат большой толчок для развития и, возможно, плотно войдут в нашу жизнь. Но это будет потом. А пока рынок был реально переоценён –  что наглядно показывает нынешнее беспрерывное пике. Уже на лицо явная подстава – когда люди закупались в конце прошлого года по нереально высоким ценам. А теперь даже возвращение к цене закупа им обещают только к концу этого года. Обещают…

Но всё же есть шанс, что рынок вновь возродится из пепла, когда наиболее сильные компании возглавят его восходящее движение.

Но если большинство рассказывает страшилки – я говорю о пузыре в другом смысле. Дело в том – что пузырь является нормальным явлением. Любой рынок находится в постоянном состоянии подъёма и спада. Порой очень значительного.

Это закономерно – сначала реальная ценность актива явно завышается, а когда оказывается, что реальность не соответствует возложенным ожиданиям, то всё рушится. Даже Нью-Йоркская фондовая биржа переживает подобное. Это естественный процесс инвестирования.

Весь вопрос в том, когда же пузырь лопнет? Это неизбежно – как при тюльпаномании в 1600-х или временах доткомов в 2000-х. Можно ли извлечь уроки из этих прошлых обвалов? Ну, кто-то в любом случае потеряет, и немало…

Ещё Философ Джордж Сантаяна сказал:


Люди, неспособные помнить прошлое, обречены его повторять

А Питер Ламборн Уилсон добавил:

Люди, понимающие историю, обречены наблюдать, как её повторяют идиоты

В основе пузырей в первую очередь лежит человеческий фактор, психологический. Ведь нет «рынка» – есть люди, которые продают и покупают. Для многих – это естественное состояние. Они живут спекуляцией.

И понимая принципы роста и спада, опираясь на уроки прошлого – можно хотя бы приблизительно предвидеть дальнейшее развитие событий. Выиграть, играя на понижение.


И дело тут не сводится только к биткойну. Пока его цена не соответствует реальности. Комиссии в последнее время снизились, но скорость обработки транзакций всё ещё оставляет желать лучшего. Поэтому даже нынешняя стоимость никак не связана с реальной ценностью, а скорее с самим восприятием технологии.

Безусловно, у технологии распределённого реестра есть огромный потенциал, поэтому в дальнейшем речь будет идти именно о ней, а не только Биткойне.

Сценарий внедрения любой технологии:

Пузырь доткомов

chment-105774" class="wp-caption-text">Кривая принятия технологии

Эта кривая принятия технологии наглядно демонстрирует, что движущей силой для возникновения инновации, появления первых клиентов и формирования ранней аудитории выступает спекуляция.

А к тому времени, когда приходит запоздалое большинство, и появляется потребность во внедрении и применении – уровень массовой спекуляции явно превышает реальную ценность актива. Происходит обвал.

Также некогда в Голландии всего за четыре месяца тюльпаны выросли на 2000%, а потом потеряли 99% своей стоимости. В Японии в конце 80-х кое-какая недвижимость стоила дороже, чем вся недвижимость в Калифорнии вместе взятая – после чего всё также обрушилось.

Но голландская тюлпаномания и японский пузырь недвижимости и фондового рынка – мелочи, по сравнению с крахом доткомов в начале 2000-х.

Всем тогда было ясно, что интернет неизбежно изменит мир. Уже тогда все говорили о рассвете новой экономики, p2p-коммуникации и революции в бизнес-процессах. Очень знакомо.


Да, это была настоящая техническая революция, которая превзошла все ожидания. Но даже это не предотвратило оглушительного обвала.

Поставьте себя на место инвестора конца 90-х годов – тогда множество дотком-компаний выглядели чрезвычайно привлекательно для инвестиций. Несмотря на то, что многие считали, что вкладываться в интернет – всё равно, что инвестировать в очередную факс-машину. Прискорбно, но факт.

Но одна из компаний внушала особое доверие – WebVan, которая обладала сильной командой и мощной финансовой поддержкой. Вы вложились, поздравляем!

В общей сложности, в 1999 году – WebVan собрала $375 млн, и вскоре выросла до $1,2 млрд. Вау! Вы сорвали джек-пот!

Уже в июле 2001 года её акции на бирже подешевели с $30 до 6 центов. Компания теряла в стоимости по $700 млн в день. Упс…

Dot Com: Game Over

В период с 2000 по 2002 год – было потеряно $5 трлн. Между прочим, это 25 рынков биткойна. Только половина дотком-компаний осталась на плаву – остальные отправились на кладбище стартапов.

Пузырь доткомов


Com2.jpg" class="aligncenter" title="Dot Com2" src="/wp-content/uploads/5d9e29ff931ec5d9e29ff9322f.jpg" alt="Dot Com2" width="634" height="461" srcset="" sizes="(max-width: 634px) 100vw, 634px" />

Скорби человеческой не было предела.

Так в чём ошибка?

В середине 1990-х интернет всё ещё имел минимальное прикладное значение – так, модное словечко, такое же как сейчас «блокчейн». Явно что-то крутое, но ещё мало кому понятное. И, так же, как и сейчас с блокчейном – стоило только включить в название компании «dot. com», чтобы провести успешный IPO. Ну а сейчас ICO. Не многое изменилось.


То, что сейчас происходит с рынком ICO – наглядно отражает ситуацию того времени.

А чего не хватило? Да элементарно – пользовательской базы. Всем ли сейчас нужны все эти многочисленные сервисы на блокчейне?

В них сходу вливают миллионы долларов – а ведь они не прошли ни проверку в реальных боевых условиях, не столкнулись с давлением и препятствиями. И, соответственно – многие их них исчезнут уже в этом году. Как дым, как утренний туман…

Хуже, что их крах поведёт к потерям и среди по-настоящему перспективных компаний, как это произошло с NASDAQ, Amazon и Apple.

Акции Apple в период краха

Акции Apple в период краха доткомов рухнули $4,95 до $1,00 всего за девять месяцев

Акции Apple

Но если изменить масштаб… Стрелкой указан момент краха доткомов

Обвал Amazon был ещё более значительным – с $85,06 до $5,97. Ну и ничего, оклемались. Никто не застрахован от падений.

Криптовалюты vs Dot Com

Все любят сравнивать крипту с доткомом. Интернет ждало блестящее будущее, а значит и блокчейну, по всей вероятности, уготована аналогичная судьба. Но 2018 год – не 2000 год. Стоит ли вообще сравнивать эти два периода с разрывом в 15 лет?

Нет – масштабы тут в никакое сравнение не идут. Блокчейн появился на базе Интернета, и по размаху прибыли и убытков превзойдёт старшего брата.

Даже сейчас можно сравнить крах WebVan с её $700 млн в день с 8 января 2018 года, когда компания Ripple потеряла в стоимости $25 млрд. Крупнейшие потери по меркам 90-х годов. И сейчас таких немало.

График Ripple

График Ripple

Такие скачки обеспечил именно Интернет – свободный доступ к информации и торговому терминалу. Множество централизованных и децентрализованных бирж создали гигантское поле для спекуляций в мировом масштабе.

И манипулирования рынком крупными игроками с целью получить космические спекулятивные прибыли. Никто не способен контролировать инсайдерский доступ к информации и прочие рыночные злоупотребления – любой миллионер способен повлиять на курс монетки с капитализацией в $5 млн и суточным торговым оборотом в $100 000.

Финансовые акулы делают что хотят – а мелкие инвесторы не отличают пампа от нормального настроения рынка.

Пузырь доткомов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector