Обычно непредвиденные обстоятельства и шоковые периоды в российской экономике случаются во второй половине года. Это и всем известные августовские события (банковские кризисы, дефолт и т. д.), и рекордные обвалы цен на нефть и курса рубля. Грозят ли национальной экономике какие-то потрясения во второй половине этого года, АиФ.ru узнал у экспертов.

Опасный октябрь

Сергей Хестанов, доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС: «Первый риск — это, естественно, падение цен на углеводороды. Второй риск больше политического характера, хотя, конечно, на экономике он отразится. Это риск заметного усиления санкций. Это будет октябрь, поскольку с этого месяца вступают в действие те санкционные ограничения, которые были введены в апреле. Соответственно, где-то к концу октября будет понятно, насколько сильным будет эффект.

Выделить какой-то отдельный фактор сложно, но, поскольку в первом полугодии динамика положительная, соответственно, как минимум имеет место инерция предыдущей положительной динамики. Экономика инерционная, и если даже что-то происходит на протяжении какого-то времени, то по инерции она все равно продолжает рост. Кроме того, цены на нефть остаются на достаточно высоком уровне, и это тоже определенным образом поддерживает российскую экономику». 


Неопределенность с пенсиями ухудшит потребительский спрос

Первый вице-президент «Российского клуба финансовых директоров» Тамара Касьянова: «В целом перспективы российской экономики во втором полугодии весьма пессимистичны. Уровень развития ВВП, вероятно, уступит прошлому году и будет по-прежнему находиться на уровне около 1,5%, если не меньше.

Несмотря на дорогую нефть, российская экономика продолжает испытывать голландскую болезнь, а новые законы усугубляют кризис, делают ситуацию сложнее, чем в прошлом году. В целом российская экономика продолжает развиваться при ограничении ресурсов, инвестиций и технологий. Во-первых, бизнес пребывает в ожидании повышения ставки НДС, что негативно отразится не только на его развитии, но и на покупательской способности населения, может разогнать инфляцию.

Во-вторых, растет уровень беспокойства граждан в связи с решением правительства значительно повысить пенсионный возраст. Многие граждане предпенсионного возраста начнут готовиться к этому событию уже сейчас, находясь в замешательстве: по-прежнему никто не понимает, как будут считаться пенсии. Балльную систему хотят отменить, хотя она проработала совсем недолго.


Нестабильность ситуации и недоверие к власти плохо влияют на общий фон развития экономики в стране: граждане вынуждены больше откладывать личных средств на будущее и меньше тратить. Вместе с повышением НДС это будет способствовать еще большему падению потребительского рынка. При этом хранить деньги в банке граждане опасаются из-за растущего недоверия к банковской системе.

Ситуация здесь ухудшилась еще больше после прецедентных историй в начале года, когда граждан заставили вернуть деньги на вклады обанкротившихся банков. Банки, в свою очередь, по-прежнему испытывают недостаток капитала и могут давать только дорогие деньги бизнесу для развития. А развитие бизнеса существенно ограничивается снижением покупательской способности.

Третий негативный момент — это санкции. Их объем нарастает, они возникают достаточно внезапно и, с одной стороны, несут ограничения развитию, но с другой, подстегивают его. Появляются законы об ограничении импорта и замене его отечественными аналогами. Но, во-первых, отечественные аналоги не всегда дешевле, во-вторых, уровень их качества не всегда соответствует ожиданиям.

Что касается позитивных моментов, то их не так много: это достаточно стабильные цены на нефть, пониженная волатильность рубля и уверенный и усиливающийся курс на импортозамещение, но его реальные результаты пока не столь серьезны».

От геополитики до пенсионного возраста


Владимир Тихомиров, главный экономист «БКС Глобал Маркетс»: «Из рисков я бы выделил три фактора. Первый, традиционный, — это цены на нефть, но не только. На российскую экономику будет также оказывать влияние общая ситуация на мировых рынках и в глобальной экономике (включая обострение торговых войн и усиление оттока капитала с развивающихся рынков). Второй — это геополитика. Хотя в последние дни риск расширения санкций немного ослаб. И не в последнюю очередь — из-за подготовки возможной встречи Владимира Путина с Дональдом Трампом. Третий — это риск того, что долгожданная программа реформ ограничится преимущественно мерами фискального характера (пенсии, налоги), которые укрепят бюджет, но не приведут к качественному прорыву в темпах роста и структурной перестройке экономики.

Из факторов, которые могут поддержать экономику, можно отметить хорошее состояние внешних счетов России: относительно небольшой внешний долг и высокий уровень резервов. Это немаловажно, учитывая рост глобальных рисков для стран с высоким уровнем долга. Кроме того, сохраняются комфортные цены на нефть, хоть и есть вероятность их небольшого снижения, но даже 60 долларов за баррель — это в полтора раза выше того уровня, на который недавно рассчитывало правительство.

И, наконец, проведение властями жесткой бюджетной и монетарной политики. Это позволит сохранить устойчивость бюджета и финансовой системы в целом в случае усиления кризисных явлений в мире».

Нефтяная угроза


Генеральный директор ИК «Харитонов Капитал» Максим Харитонов: «Наибольшим риском для российской экономики в данный момент является снижение стоимости нефти до 55-60 долларов за баррель Brent. Такой сценарий вполне возможен, так как соглашение ОПЕК+ об ограничении объемов добычи длится слишком долго, между его участниками накопились противоречия. И вот уже Россия и Саудовская Аравия предлагают увеличить объем добычи, что не может не угрожать целостности текущего соглашения.

Падающая нефть будет означать снижение доходов бюджета, а также падение курса рубля, который, впрочем, страдает еще и от ухода с российского валютного рынка средств кэрри-трейдеров, извлекавших прибыль из разницы процентных ставок в развитых странах и в России и теперь почти потерявших такую возможность.

Рубль на таком фоне имеет все шансы подняться до отметки 69,3 к доллару.

Добавим к этому растущие налоги, особенно — повышение НДС, которое сразу приведет к росту цен на все товары и услуги, а значит, к повышенной инфляции, с которой несколько лет успешно боролся ЦБ. Банку России придется поднимать ключевую ставку, чтобы удержать инфляцию в пределах 4-5% годовых. Более высокая ключевая ставка означает более дорогие кредиты для бизнеса и более низкий экономический рост.


В условиях санкций и торговой войны с США почти единственным положительным фактором является приток валюты в страну в связи с приездом болельщиков ЧМ-2018».

Экономика РФ находится в поворотной точке: уже в 2017 году спад завершится, и будет зафиксирован рост ВВП. Об этом оптимистично заявил председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

«Наступил перелом в экономическом развитии. С третьего квартала ситуация начала развиваться в позитивном направлении. Мы наблюдали рост промышленности, еще более заметный — в сельском хозяйстве. По реальным доходам населения ситуация тоже начала меняться в благоприятную сторону, то есть зарплаты начали опережать уровень инфляции, пусть и ненамного», — отметил депутат.

По мнению Аксакова, рост начнется в 2017 году, поскольку в экономике «происходит внутренняя перегруппировка сил». «Экономика — это живой организм, он начинает мобилизовывать внутренние ресурсы, чтобы победить заболевание», — пояснил глава думского комитета.

Напомним: ранее, 25 ноября, похожий прогноз озвучил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Выступая на бизнес-форуме «Россия-Сингапур», он заявил, что самые трудные времена для российской экономики позади. Зампред главы правительства отметил, что экономика находится в «рабочем состоянии», несмотря на то, что по итогам 2016 года спад ВВП может составить 0,6−0,7%. «Месяц к месяцу российская экономика растет, надеемся, в будущем году этот рост составит 1% или больше», — сказал Шувалов.


По его словам, падение уровня доходов россиян закончилось. Власти надеются, что в 2017 году начнут расти доходы всех групп населения. «И потребительский спрос должен в будущем году ожить, сейчас потребители ведут себя достаточно аккуратно», — добавил первый вице-премьер.

Со своей стороны, советник президента России Сергей Глазьев накануне бизнес-форума сравнил состояние российской экономики с инфарктом миокарда. По мнению Глазьева, сразу после того, как рубль был отпущен в свободное плавание в конце 2014 года, Россия получила девальвационный скачок и инфляционный шок, от которого до сих пор не может оправиться.

Что на деле происходит с экономикой, виден ли свет в конце туннеля?

— Не могу согласиться с тем, что в экономическом развитии РФ наступил перелом, — говорит доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский.


dash; Подобные выводы нужно делать не из тенденций последних дней или недель, а на основе сопоставления результатов хотя бы двух рядом стоящих кварталов. Сейчас же речь идет о том, что временно, на некоторых направлениях, ситуация действительно изменилась в лучшую сторону. Но можно не сомневаться: это временное улучшение, которое будет нивелировано новым падением экономики.

Надо понимать: на бумаге ситуация, скажем, с доходами населения в декабре будет еще лучше, чем сейчас. Это связано с тем, что в конце года традиционно происходят выплаты разного рода доплат и премий. Но уже в январе-феврале мы, скорее всего, увидим, что ни о каком выходе из кризиса говорить не приходится.

При этом не понятно главное: за счет каких мер мы якобы выходим из кризиса? Ни Шувалов, ни Аксаков об этом ничего не говорят, да и не могут сказать: сдвигов в экономической политике не происходит.

«СП»: — Когда, по-вашему, наступит переломный момент, и экономика оттолкнется от «дна»?

— Этого нельзя предсказать по простой причине: наша экономика критически зависит от внешних рынков. И любое негативное изменение по отношению к России будет выражаться в том, что у нас снова будет спад. Чтобы этого не происходило, нужно развивать внутреннее производство. Но никаких движений в этом направлении, повторюсь, не происходит.


В итоге мы всецело полагаемся на волю ЕС, США, ведущих государств Азии. Да, сегодня внешняя ситуация складывается более-менее благоприятно для России. Но это не значит, что она будет такой же через месяц-другой. На деле, никто не может гарантировать, что ситуация не изменится в худшую сторону.

«СП»: — На что при таком раскладе надеется экономический блок правительства РФ?

— Он исходит из сиюминутных обстоятельств. На мой взгляд, сейчас экономический блок пользуется случаем донести до руководства страны, что ситуация в экономике выправляется, и пытается создать позитивное общественное мнение. Но общественное мнение становится позитивным, когда люди начинают ощущать перемены вокруг. А поскольку перемен не происходит, эти попытки бесплодны.

«СП»: — Что конкретно нужно, чтобы люди почувствовали перемены к лучшему?

— Важным мне видится восстановление прогрессивного налогообложения. До определенной величины доходов (минимальный предел) они не облагаются налогами вовсе. Скажем, применительно к России — до 10 тысяч рублей. Потом ставка поднимается, предположим, до 15% и действует до какой-то величины дохода, например, до 100 тысяч рублей в месяц. Начиная со 100 тысяч, она плавно возрастает, предположим, до 35%. И после достижения величины доходов в 1 миллион рублей в месяц остается фиксированной.


Кроме того, я не вижу ничего предосудительного в том, чтобы налог на наследование или дарение сделать прогрессивным. Следует взимать существенно больше с тех, кто получил свои капиталы за счет нелегитимных, а то и незаконных, но недоказанных действий в 1990-е или нулевые.

Есть еще принципиальный момент. Сегодня имеет смысл говорить о новой индустриализации, причем ставя во главу угла повышение оборонной мощи страны. Специфический российский феномен — индустриализация в России эффективна только тогда, когда направлена на увеличение оборонного потенциала. За счет новых разработок мы, кроме того, сможем двинуть наше развитие еще и в сторону модернизации производства. Именно в этом направлении нам следует двигаться сегодня.

— В 2017 году в российской экономике должен сработать эффект низкой базы, — считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Это значит, что показатели экономики, после падения 2015−2016 годов, на какое-то время несколько улучшатся. В этом нет ничего особенного. Такое же периодическое замедление падения можно наблюдать на примере экономик Греции и Украины.


Да, в случае с Россией речь идет не просто о замедлении, но и о небольшом росте. Этот рост объясняется тем, что суверенные фонды не исчерпаны до конца, и потому кабмин имеет возможность затыкать дыры в бюджете, а эффект низкой базы уже наступил.

Но надо понимать: если внешние условия изменятся в негативную сторону, эффект низкой базы не поможет — экономика РФ продолжит падение. Так случится, например, если политика нового президента США Дональда Трампа спровоцирует в мире новую волну кризиса, подобного кризису 2008−2009 годов. Я считаю, это вполне вероятный сценарий.

Беда в том, что основы нашей экономики основательно разрушены, и власти предпочитают об этом не говорить. Например, они умалчивают, что только на приведение в порядок транспортной, энергетической и жилищно-коммунальной инфраструктуры страны, необходимо вложить около 20 (!) годовых бюджетов РФ.

Это колоссальный «навес» над нашей экономикой, и он едва ли будет демонтирован в обозримом будущем. А ведь деньги нужны не только на инфраструктуру, но и на техническое перевооружение. Именно поэтому я не верю, что перелом к лучшему в экономическом развитии России может произойти в ближайшие два-три года.

— Ситуация в экономике РФ понемногу улучшается, поскольку происходят позитивные сдвиги во внешней экономической среде, — считает доктор экономических наук, завкафедрой менеджмента Института МИРБИС Владимир Уколов. — А по экспертным оценкам, успешное развитие нашей экономики на 70% зависит от внешних факторов, и только на 30% — от внутренних. Позитивные ожидания базируются на сигналах о возможном поэтапном снятии антироссийских санкций со стороны Европы, и на смене власти в США. Дональд Трамп не раз подчеркивал, что ставит во главу угла внутреннее развитие Америки, и готов пересмотреть ряд внешних проектов, чрезмерно затратных для американской экономики.

С другой стороны, внутренние условия для экономики РФ лучше не становятся. Так, у нас устойчиво растет безработица, вопреки данным официальной статистики. Плохо и то, что в России не слишком ценится квалифицированный труд, что тормозит рост производительности труда.

В целом, если оценивать состояние экономики РФ в координатах «земля-труд-капитал», изменений к лучшему не видно. Тем не менее, невысокие темпы роста — 1% ВВП в год — возможны и в такой ситуации.

На мой взгляд, выход в том, чтобы пустить поступления, полученные от более благоприятных внешних условий, на внутренние улучшения. Прежде всего, на развитие крупного индустриального производства, а потом уже малого и среднего бизнеса.

В России происходит распад империи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector