Почти вся торговля нефтью, основным экспортным продуктом Ирана, ведется в долларах. По данным консалтинговой фирмы Vortexa, ее экспорт снизился в среднем с 2,7 млн барр. в день в мае до 2,2 млн в июне.

Индия – второй по величине импортер нефти из Ирана, и ее правительство неоднократно заявляло, что не будет выполнять санкции США. Но в конце июня Indian Oil, крупнейший индийский нефтепереработчик, предупредила о возможном сокращении импорта иранской нефти из-за того, что государственный State Bank of India прекратил сотрудничать с Тегераном.

Европейские компании, которые покупают около трети иранской нефти, тоже рассматривают такой шаг. Банки, работающие с итальянской Saras, не хотят ­финансировать такие сделки. Представитель Saras отметил, что компания еще не приняла окончательного решения по ­Ирану.

Крупные европейские банки давно прекратили работать с ­Ираном. Французский BNP Paribas был оштрафован на рекордные $9 млрд за нарушение санкций США против Ирана и Судана в 2014 г. Но теперь и небольшие кредиторы ограничивают или полностью прекращают сотрудничество с Тегераном, в их числе австрийский Oberbank, немецкий DZ Bank и французский Wormser. По словам людей, знакомых с ситуацией, руководство этих банков решило, что доступ к долларам для них важнее.


Европейские чиновники попросили центральные и государственные банки заменить частников, утверждают источники WSJ. Но те, по их словам, настороженно относятся к просьбам правительств помогать компаниям торговать с Ираном. Объяснение простое: центробанкам тоже нужны доллары. «Самая важная задача сейчас – найти решение для банковской и финансовой сфер, поскольку для законной торговли и инвестиций нужны банки-партнеры и работающие финансовые модели», – заявила недавно еврокомиссар по внешней политике Федерика Могерини.

Доллар уже давно является главной мировой валютой, а в последние годы его доминирование усилилось. Согласно данным SWIFT в прошлом году 85% расчетов в мировой торговле производилось в американской валюте по сравнению с 81% двумя годами ранее. По данным Банка международных расчетов, доллар использовался примерно в 90% транзакций на валютном рынке, дневной оборот которого составляет $5,1 трлн (последние данные – за 2016 г.).


У многих международных банков есть отделения в США, но даже те, у кого их нет, взаимодействуют с банками, у которых они быть могут и которые боятся нарушить санкции. Вашингтон предупреждал, что будет преследовать любые организации, помогающие нарушить санкции, даже если они сами не взаимодействуют с Ираном.

При Обаме американские чиновники позволяли Ирану торговать с другими странами в ограниченном режиме и даже просили банки и компании обеспечивать поставки гуманитарных товаров. Но теперь Белый дом стремится наказывать нарушившие санкции компании, утверждает гендиректор юридической фирмы W Legal Найджел Кушнер. Его европейский клиент перестал экспортировать зерно в Иран после того, как его банк прекратил работать с Тегераном, рассказывает Кушнер. Наша «цель – минимально возможное экономическое взаимодействие и максимальное экономическое давление», заявил в июне Эндрю Пик, отвечающий в госдепартаменте США за иранское направление.

Перевел Алексей Невельский

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА «Россия сегодня»

Когда США вышли из иранской ядерной сделки и заново, в одностороннем порядке, ввели против Ирана санкции, всех поразила, в первую очередь, реакция тех, кто считается союзником США по единому западному лагерю: англичан, немцев и французов. Просто пересчитайте сюжеты, в которых они поддерживали Америку, иногда — сжав зубы и буквально из последних сил (Украина, санкции против России и не только). И вот силы кончились, западному единству конец.


Но не забудем заявления по Ирану Китая и России, идентичные между собой и в главном совпадающие с демаршем западной тройки. И еще такую же реакцию Индии (она не участник сделки, но не последняя держава мира и почти сосед Ирана). Все это страны, которые и прежние американские, и прочие западные санкции, за исключением санкций ООН, демонстративно или по-тихому игнорировали.

Это уже не развал западного единства, пусть только по одному вопросу. Не меньшее событие в том, что по этому вопросу исчезло отчетливое деление мира на «Запад» и «незапад». Такого не было со времен агрессии США против Ирака в 2003 году (и то англичане ее тогда поддерживали). Что происходит? А это зависит от того, что обсуждается — настоящая война или торговая. Что на самом деле замышляет Дональд Трамп — попытку экономического удушения Ирана, принуждение его к подписанию какой-то новой сделки, или попросту войну как таковую.

Напомним, в ночь на 9 мая президент США заявил, что его не устраивает утвержденное ООН соглашение прежней администрации от 2015 года, по которому Иран отказался от обогащения урана до оружейного уровня, но сохранил мирные ядерные программы.


е это — в обмен на снятие санкций, которые тогда были всеобщими, то есть объявленными Советом Безопасности ООН. Ядерные программы Ирана по условиям сделки были поставлены под строгий контроль МАГАТЭ, агентства ООН, агентство нарушений не фиксирует, так что о самооправданиях Трампа по поводу его решения долго говорить не стоит.

Что будут делать все упомянутые не поддержавшие США страны, если буквально завтра США в одностороннем порядке или в альянсе с Израилем и Саудовской Аравией начнут военную кампанию против Ирана? Как они будут действовать — вместе или порознь, если вообще будут действовать? Вопрос интересный, но пока что никто всерьез его не обсуждает. Хотя бы потому, что сегодня речь лишь о столкновениях Ирана и Израиля (на сирийско-израильской границе, поскольку иранцы воюют в Сирии). Американские ракеты еще никуда не летят.

Но чем дальше с запада на восток, тем меньше нервного самоупоения от разрыва с США и все больше мыслей о том, что это очередной случай американской глобальной торговой войны, экономического давления. На сам Иран и — главное — на те страны, и особенно компании из этих стран, которые с Ираном торгуют. Будут и дальше торговать — попадут под американские санкции.


Индия и Китай, которые уже привыкли жить в режиме тихого, но упорного противостояния санкциям против них или их партнеров, сделали заявления лишь на уровне представителей МИДов и вообще, в отличие от западников, ведут себя привычно неярко. А заодно попросту выжидают уточнений — о каких санкциях пойдет речь?

Здесь надо учесть: то, что США и их союзники называют санкциями, это сотни и тысячи страниц документов. И еще десятки страниц других документов, которые американская дипломатия рассылает иностранным правительствам, разъясняя, каких сделок и с кем их бизнесу лучше избегать. А пока ясности с этим нет, никаких заявлений, кроме самых общих, ждать от Пекина или Дели не стоит.

Теперь — о цене вопроса. Для Индии ситуация неприятная, потому что она только-только сделала пару внешнеполитических виражей. Сначала постаралась сблизиться с США и Западом, вдобавок все больше общается с ненавидящим Иран Израилем. Затем выправила крен, заново договорившись дружить и с Китаем. И только кому-то показалось, что вот сейчас Дели находится на безопасно равном расстоянии от всех ключевых мировых столиц, как оказалось, что баланс надо создавать заново.

В самом Иране Индия инвестировала полмиллиарда долларов в порт Чабахар, который на треть удешевляет стоимость транспортировки ее товаров. Уйти оттуда — значит потерять деньги и вдобавок, возможно, отдать контракт недругу Пакистану. Или партнеру-конкуренту Китаю. Кроме того, третий по объему поставщик нефти в Индию — это Иран.


То есть получается, что любое решение или телодвижение Дели в ответ на акцию Трампа Индии невыгодно. Такие ситуации никто не любит.

Торговля Китая с Ираном выросла на 19 процентов в 2017 году, до цифры в 37,2 миллиарда долларов. Китай — первый из торговых партнеров Ирана. Но также второй — у Саудовской Аравии и третий — у Израиля. Подстрекательство Трампа к войне между тремя китайскими партнерами — не подарок Пекину. Всего на Ближнем Востоке Китай инвестировал только в 2014-2017 годах 64 миллиарда долларов, а сейчас США ставят эти деньги под угрозу.

Главный же китайский конкурент в Иране — Европа, чья торговля с этой страной (включая импорт нефти) тоже растет скачками. Уйти и отдать европейцам рынок, который китайцы создали себе в годы санкций против Ирана? Пусть лучше снова уходят европейцы. Китайские СМИ уже заявляют, что их компании Иран не оставят. Просто такие компании и их банки вообще не будут иметь дело с США, чтобы не попасть под все эти сложные (помните, речь о тысячах страниц) санкции.

Китай, однако, в таком же деликатном положении, как и Индия.


вовлечен в затяжные переговоры с США по поводу опять же санкций — уже против Китая. А по сути, ведет с Америкой торговую войну. Переговоры только начинаются, вот как раз на днях, после первого их раунда в Китае, в Вашингтон отправится делегация из Пекина. Это бесспорный рычаг давления, хотя еще неизвестно, кто на кого будет давить.
И отдельная тема — инвестиционные планы и торговля России с Ираном. В целом мы в том же положении и в том же настрое, что и Китай, хотя цифры поменьше.

В итоге складывается интересная ситуация. Всем хочется, а то и необходимо, и дальше стремительно развивать экономические отношения с Ираном. Эти страны-конкуренты косятся друг на друга, ожидая, кто первый скажет волшебные слова «американские санкции мы игнорируем коллективно, чтобы никто не сделал это индивидуально».

Здесь суть ситуации: если американские санкции против Ирана будут игнорироваться не поодиночке, а в виде демонстративной общей акции, то дальше будет время задуматься и насчет всех прочих санкций.

Водопад американских торговых ограничений — против Ирана, России, снова Ирана, против Китая и так далее — сделал бессмысленным само слово «санкции». Это просто новые правила торговли с США, которые Америка пытается установить против всех существующих норм и международных правил на этот счет. Раньше она втягивала в это своих союзников, сейчас пытается действовать одна. А раз эти как бы санкции грозят охватить значительную часть мировой торговли, то их можно бойкотировать, им можно сопротивляться — и все это будет проще, чем им следовать.


Ядерная сделка как повод. Почему США снова вводят санкции против Ирана | Капитал страны

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector