В истории Киевской Руси есть правители, которые запоминаются с разных сторон. Кто-то более дипломатично грамотный, кто-то лучший полководец своего времени. Мономах, пожалуй, сочетает в себе эти два лучших качества. Владимир Мономах, исторический портрет кратко которого можно рассмотреть в этой статье, навсегда остался в истории Киевской Руси как великий правитель.

Детство и начало правления Владимира Мономаха

С самого детства Мономах был приобщен к делам своего отца Всеволода Ярославича. Он возглавлял часть войска, осуществлял с ним походы и боролся наравне с другими военными. Владимир Мономах кратко, точно и ловко справлялся с поручениями, которые возлагал на него отец.

В 1076 году он участвовал в походе против чехов. Этот поход был успешным. Деятельность его лично и отца была настолько успешной, что в 1078 году его отец стал князем Киевским. Владимир Мономах восседает в это время в Чернигове. Ему приходилось неоднократно отбивать набеги половцев и охранять границы своей вотчины. Когда в учебниках истории вспоминается Владимир Мономах, исторический портрет его дополняют именно умения противостоять внешней агрессии.

После смерти своего отца он мог занять и киевский престол, однако добровольно уступил его своему брату Святополку. Он говорил, что если он сядет на киевский престол, то ему придется воевать со своим братом. Владимир Мономах этого не хотел.

Мономах – великий князь Киевский


В 1113 году произошло событие, которое изменило политическую составляющую внутреннего устройства Киевской Руси. Великий князь Киевский Святополк, брат Мономаха, умер. Когда в школьных учебниках вспоминается Владимир Мономах, исторический портрет его в этот период описывается красочно. Авторы часто говорят, что именно такой князь нужен был Киеву в это тяжелое время. И Мономах отправляется в Киев.

В Киеве в этот момент начинается народное восстание, боярская знать не знает, как быть дальше. Они обратили свои взоры в сторону Владимира Мономаха, который в этот момент правил в Чернигове. Они пригласили его на княжение и он согласился.

В первую очередь Владимир Мономах подавил восстание и установил мир в Киеве.

Он создал «Устав Владимира Мономаха», в котором смягчал наказания за разные провинности населения. «Устав» вошел частично в состав «Русской правды» Ярослава Мудрого.

Период правления Мономаха – это усиление могущества Киевской Руси. Владимир, как и его дальний предшественник Святослав Игоревич, посадил на удельные земли править своих сыновей, которым полностью доверял. Это позволило ему контролировать более 75% земель Киевской Руси.

В 1117 году при правлении Владимира Мономаха была создана вторая редакция «Повести временных лет». Именно она и дошла до наших дней.

Война против Лжедиогена 2


В XII веке при правлении Мономаха произошло столкновение с Византией.

В 1114 году в Византии появился самозванец, который выдавал себя за убитого сына императора византийского. Звали его Лжедиоген 2. Изначально Владимир Мономах всячески делал вид, что «признает» и верит в то, что он является настоящим сыном Романа 4. Он даже выдал за него замуж свою дочь Марию, с целью мира между Византией и Киевской Русью.

Однако в 1116 году Владимир Мономах идет походом против Византии. Причина – вернуть престол законному царевичу. Владимир Мономах действовал не самостоятельно, а с половцами, которые были заинтересованы в богатстве сказочной на то время Византии.

Владимиру Мономаху легко удавалось овладеть городами, которые были подконтрольны Византии. Он не останавливался на достигнутом и шел вглубь страны. Лжедиоген 2 был убит, а между Византией и Киевской Русью в 1123 году было подписано перемирие. Итог – династический брак внучки Владимира Мономаха с новым византийским императором. Он стал императором именно благодаря тому, что Владимир Мономах с половцами смог победить и убить Лжедиогена 2.

«Поучение детям»


Владимир Мономах запомнился нам не только как законодатель, дипломат и военный, но и как писатель.

У него в литературном наследии есть 4 произведения: «Поучение Владимира Мономаха», «Путях и ловах», «Письмо брату Олегу», «Устав Владимира Всеволодовича».

Наиболее яркое и запоминающееся произведение Владимира Всеволодовича Мономаха – это «Поучение детям».

Название говорит само за себя. Великий князь киевский понимал, что время его подходит к концу. Он не может править вечно, даже если бы и захотел этого. Он решает, что нужно оставить своим наследникам «последнее слово», в котором он расскажет о принципах управления государством и преимуществах жизни в мире без войны.

Он просил своих детей не идти друг на друга, не устраивать войны и жить в понимании. Это были верные и мудрые слова человека, который видел войну и мир. Мир и понимание в семье и государстве ему казались гораздо предпочтительнее войны.

Однако его «Поучение» не было воплощено в жизнь. После смерти Владимира его сыновья начали ожесточенную войну за киевский престол. Но Владимир Мономах, исторический портрет которого стал совсем иным на этот момент, уходит на вечный покой.

Итоги правления

Владимир Мономах в истории Киевской Руси – значительная фигура, которая неоднократно ставилась в пример другим князьям-преемникам.


Ему удавалось сочетать в себе умение воевать, вовремя остановиться и ценить мир в государстве. Несмотря на свою воинственность и внешние походы, Владимир Мономах более всего желал, чтобы границы Киевской Руси остались нетронутыми.

Когда в учебниках истории упоминается Владимир Мономах, исторический портрет и имя его вспоминаются исключительно в качестве прославления мудрости на Руси.

На общем фоне представителей рода Рюрика выделяется личность князя Владимира Всеволодовича Мономаха.

По сообщению «Повести временных лет», родился князь за год до смерти Ярослава Мудрого, в 1053 году.

Во многом он характеризуется из его собственных воспоминаний (так называемое «Поучение Мономаха», оставленное им своим сыновьям перед смертью). Несомненно, на его описание в летописях повлияло то, что и он, и его сын Мстислав внимательно относились к работе летописцев. Но даже если опустить все эмоциональные и заведомо комплиментарные слова в адрес этого князя и анализировать только факты его жизни, все равно встает образ необычайно привлекательного благородного человека, дальновидного политика и смелого талантливого военачальника. Он не идеален, но кто из живших на этом свете без греха?

О его внешности осталось следующее описание, принадлежащее В.Н. Татищеву: «Лицом был красен, очи велики, власы рыжеваты и кудрявы, чело высоко, борода широкая, ростом не вельми велик, но крепкий телом и силен. В воинстве вельми храбр и хитр ко устроению войск… Сей великий князь всех русских князей себе покорил, так что во время его владения ни единой не смел на другого воевать или ему воспротивиться, но все яко отца почитали, а половцы не смели ни одново нападения в пределы русские учинить».


Трудно согласиться с несправедливой оценкой Владимира Мономаха как лицемерного и честолюбивого демагога, которую можно встретить у Б.А. Рыбакова.

Он не ввязался в спор со своим двоюродным братом Святополком Изяславичем за киевский престол. Сохранились слова Мономаха по этому поводу о том, что это привело бы к кровопролитию и смуте в Русском государстве: «Аще сяду на столе отца своего, то имам рать со Святополком взяти, яко есть стол преж от отца его был» (Если займу трон своего отца, то будет война со Святополком, поскольку его отец прежде [моего отца] занимал трон»).

Причина уступчивости Мономаха была в том, что Святослав, отец Святополка, владел Киевом раньше отца Мономаха. Поэтому и Святополк имел право занять киевский престол прежде Владимира Всеволодовича. Этот исторический факт говорит о том, что мир и спокойствие в Русской земле для него были дороже собственного честолюбия. Хотя объективно Мономах был несравненно более способным и авторитетным правителем.

О триумфальном походе на половцев 1111 года, организатором и центральной фигурой которого он был, в конце своей жизни Владимир Всеволодович вспоминал очень немногословно и без всякой рисовки и приукрашивания: «Со Святополком и Давыдом (союзные киевский и черниговский князья, сыновья Святослава Ярославича) за Дон ходили, и Бог нам помог».


В исторической литературе отражены основные этапы жизни Мономаха. В возрасте 13 лет в 1066 году Владимир получил от отца в удел Ростовское княжество, в 1070-м ? Смоленское. В 1072 году Владимир стал князем Владимиро-Волынской земли. В 1076 году в союзе с поляками воевал против чешского короля, вассала германского императора Генриха IV. В 1078 году отец отправил его в Чернигов.

До восшествия Владимира Мономаха на киевский престол было еще далеко. Однако он пытался играть заметную роль в общерусской политике. В ряде случаев это ему удавалось, как, например, в организации походов в степь, в некоторых случаях он вынужден был отступать.

Предательски захваченный своими двоюродными дядями Давыдом Игоревичем и Святополком Изяславичем вскоре после Любечского съезда в 1097 году князь Василько Ростиславич Теребовльский был ослеплен. Раньше его отец был коварно отравлен неким греком в Тмутаракани. Теперь горькая доля обрушилась на него самого. Неслыханное преступление, совершенное при участии великого князя киевского Святополка Изяславича, не повлекло соразмерного наказания. Все усилия Мономаха (не бывшего еще великим князем), созвавшего князей: «Приезжайте, братья, исправим зло, какое случилось теперь в Русской земле», кончились лишь ссылкой Давыда в 1100 году княжить в Бужск.


В год смерти великого князя Святополка (1113 год) в Киеве прошел первый в истории Руси еврейский погром: «Кияни же идоша на жиды и разграбиша их». Непомерные проценты, жажда наживы и закабаление горожан за долги восстановили киевлян против евреев ? ростовщиков.

Жители безвластного Киева обратились к Владимиру Мономаху с предложением принять великое княжение. Шестидесятилетний князь отказался. Только после настойчивых повторных просьб он согласился въехать в Киев и принять предложение горожан.

Тем самым было нарушено «лествичное» право. Прежде Мономаха должны были занять киевский престол сыновья старшего брата его отца: Олег и Давыд Святославичи. Однако Русское государство не проиграло от нарушения «лествичного» права.

Ставший после Святополка великим князем Владимир Мономах распорядился, чтобы евреи покинули город. Евреи сохранили свое имущество. Согласно записи летописца, на которую ссылался В.В. Каргалов, им только запрещено было жить в русских княжествах: «…Из всея Русския земли всех жидов со всем имением выслать и впредь не пущать, а если тайно вернутся, вольно их грабить и убивать».

Можно сравнить методы решения еврейского вопроса на Руси и во Франции. Киев евреи покинули в связи с возмущением киевлян случаями обращения в рабство жителей города за долги. Высланные сохранили свой капитал, им было предложено найти другой объект для своей финансовой деятельности. Филипп II Август (французский король с 1180 года), а позднее Филипп IV Красивый (правил с 1285 года) высылали евреев, отбирая их имущество и обогащая тем самым государственную казну. Вероятно, короли не забывали при этих депортациях и свой личный экономический интерес. Можно даже предположить, что личный интерес двигал французскими королями в первую очередь.


Русский князь был чужд мелочного крохоборства, которое могло бы ущемить его честь. Он руководствовался интересами своего государства и своих подданных, а не желанием пополнить свои личные средства.

Выпроводив евреев из Киева, князь ввел статьи в «Русскую правду», ограничивающие проценты по долгу, запрещающие закабаление должников в холопы, то есть попытался реализовать, как сейчас говорят, правовое решение проблемы. «Устав Владимира Мономаха» дополнил «Русскую правду».

Помимо законодательной деятельности, Мономах позаботился о продолжении работы над «Повестью временных лет». Его большая заслуга в сохранении ее для последующих поколений. Полное название летописи интересно само по себе: «Се Повъсти времяных лът, откуду есть пошла Руская земля, кто въ Киевъ нача первъе княжити и откуду Руская земля стала есть» («Вот Повести минувших лет, откуда пошла Русская земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла Русская земля»).

Надо сказать, что под выражением «Руская земля» раньше понималась не только территория, принадлежащая русским (их земельные владения), но и само Русское государство того времени. Поэтому, возможно, было бы правильнее в переводе названия летописи на современный язык сделать акцент именно на это и перевести заключительную часть названия так: «…как возникло Русское государство».


Этот первый свод письменных и устных сведений об истории нашего государства начал составляться еще летописцем князя Святополка, монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. По поручению Мономаха «Повесть временных лет» была переписана и дополнена в Выдубицком монастыре под руководством игумена Сильвестра. За работой над ней наблюдал сын Мономаха Мстислав. К такому выводу пришел Б.А. Рыбаков.

Считается, что из-за этого в летопись были внесены искажения, которые служат предметом ожесточенных споров историков многих поколений. Это касается вставки предания о призвании Рюрика с братьями. Новгород во времена составления «Повести временных лет» был крупным, европейски известным городом. Там долгое время княжил сын Мономаха, Мстислав. Поэтому и в летопись, как предполагается, он попал как резиденция первого правителя Руси, откуда началось объединение северных и южных славянских земель. Хотя Б.А. Рыбаковым обосновывается версия, что в те времена, в IX веке, он был всего лишь скромной северной «факторией» Киева, небольшой торгово-административной базой киевских наместников. Само название «Новгород» говорит о том, что явился «новым» по отношению к другому городу, который и следует, наверное, считать первой столицей Русского государства.


А. Рыбаков считает, что это был Киев, откуда началось движение на север. Так, считал историк, возник Новгород. Напомним, что «Повесть временных лет» излагает прямо противоположную точку зрения относительно направления экспансии первых русских князей. Эта точка зрения, изложенная в первой русской летописи, признается большинством специалистов. Что же касается Новгорода, то многие историки считают, что название города оттеняет его «новизну» по отношению к Старой Ладоге.

Владимир Мономах ? первый и едва ли не единственный князь, помнивший о тех, кто добывал «мягкое золото», пахал и сеял, умирал в сражениях со степняками и в междоусобных схватках властолюбивых князей. В конце своей жизни он завещал: «…Всего же паче убогих не забывайте… Куда же ходяще путемъ по своимъ землямъ, не дайте пакости дъяти отрокомъ, ни своимъ, ни чюжимъ, ни в селъх, ни в житъех, да не кляти вас начнуть» («…Более всего не забывайте убогих… Куда бы вы ни держали путь по своим землям, не давайте отрокам причинять вред, ни своим, ни чужим, ни селам, ни посевам, чтобы не стали проклинать вас»).

Пред смертью он вспоминал как о самом главном в своей жизни: «Также и бедного смерда и убогую вдовицу не давал в обиду сильным…»

Владимир Мономах прекрасно владел словом, обладал высоким литературным талантом. Спустя почти тысячу лет невозможно без волнения читать написанные им сочинения: завещание детям, его мемуары, письмо двоюродному брату Олегу.

Отец его, новгородский князь Всеволод, был женат на дочери византийского императора Константина IX Мономаха. Предположительно ее звали Марией, а брак состоялся, по исследованиям М.Б. Свердлова, в интервале от 1046 до 1052 года. Так что Владимир Всеволодович, названный по деду Мономахом, был наполовину грек, а по бабке на четверть швед. Сам он был женат на Гите, дочери английского короля Гарольда II Годвинсона. Их брак состоялся после 1066 и не позже 1075 года. Сестра Евпраксия была выдана замуж за саксонского маркграфа Генриха, а после его смерти стала женой германского императора Генриха IV под именем императрицы Адельгейды. Брак, правда, оказался неудачным из-за своеобразия характера императора и его интереса к религиозным нетрадиционным обрядам, к которым он пытался привлечь свою жену. Упоминают о его пристрастии к сатанизму. Дочь Евфимию (Софию) Мономах выдал за венгерского короля Коломана. Этот брак тоже расстроился, и Евфимия вынуждена была вернуться на Русь.

Отсутствие чистокровного славянского происхождения не помешало Владимиру Всеволодовичу быть одним из самых дальновидных и мудрых князей во всей истории Киевской Руси. Никто не был столь популярен в народе. Не имея формальных прав на великий киевский престол после решения съезда в Любече в 1097 году, где было решено: «каждый да держит отчину свою», он стал великим князем в 1113 году только потому, что так захотели киевляне, приславшие к нему делегацию во главе с митрополитом.

Относительно происхождения его прозвища Мономах есть и другое предположение, которое оставил для нас В.Н. Татищев.

В молодости князь воевал в Крыму, отвоевывая у генуэзцев Кафу (Феодосию). Желая добиться своего, сохранив своих воинов, он вызвал «воеводу генуезскаго на поединок». Схватка проводилась верхом. Князь Владимир был более удачлив в бою. Он сбил итальянца копьем и великодушно оставил ему жизнь. По рыцарским обычаям того времени победитель поединка имел право на жизнь и имущество побежденного. Русский князь снял с итальянца «цепь златую великую, бисерами и многоценными камни изрядно устроенную, которая и ныне есть в сокровищах русских». Эту золотую цепь в последующем использовали при коронации русских царей. «А зане сей Владимир на поединке славную над неприятелем кафинским победу имел, того ради с греческаго Мономахом, или Поединщиком, его прозвали».

Владимир Мономах радикально решил половецкую проблему. Не будучи еще великим князем, он смог убедить князей выставить объединенные силы, чтобы превентивными походами ликвидировать постоянную угрозу русским городам. Такие походы во главе с ним состоялись в 1103 и 1111 гг. (в походе 1111 года, как считает В.В. Каргалов, участвовало 16 князей). Во время его великого княжения, в 1116 и 1120 гг., ? под руководством его сына Ярополка.

Торжество русских в 1111 году было полным. Войска достигли Дона, половцев разбили на реке Сальнице. Половецкий город Шарукань сдался, его жители, по свидетельству Г.В. Вернадского, встречали русских дарами: вином и рыбой.

На русскую землю пришел долгожданный покой, которым русичи были обязаны Мономаху.

Вся жизнь Владимира Мономаха была сопряжена с риском. Когда сорокалетнему князю пришлось оставить Чернигов после нескольких дней сражений с Олегом Святославичем, которого поддерживали половцы, он и его дружина «ехали сквозь полки половецкие, около ста человек, с детьми и женами. И облизывались на нас половцы, точно волки, стоя у перевоза и на горах».

Владимир Мономах, когда женил своего семнадцатилетнего сына Юрия в 1107 году на половецкой княжне, дочери Аепы, безусловно, преследовал политические цели. Уже состоялся поход на степняков в 1103 году. Однако дальновидный князь понимал, что всегда лучше дружить, чем воевать. Тем более что у половцев и русских были конфликты с Волжской Булгарией.

В этом же 1107 году «приидоша Болгаре ратью на Суждаль и обьступиша град и много зла сотвориша, воююща села и погосты и убивающе многых от крестьян». Тогда набег удалось отбить, но опасность войны оставалась вполне реальной. Торговые связи прерывались военными конфликтами. Во многом необходимостью укрепления обороны было вызвано строительство нового города на реке Клязьме. «Того же лета свершен бысть град Владимер Залешьский Володимером Маномахом, и созда в нем церковь камену Святого Спаса», ? говорит летопись, на которую ссылался Ю.А. Лимонов.

Интерес русских и булгар к возможности поживиться за счет соседа был обоюдный. В 1120 году поход организовал Юрий Долгорукий. Военное счастье было и на этот раз на стороне русских, было взято много пленников («взя полон мног»).

Через 10 лет после того, как Владимир Мономах породнился с половецким ханом, тот был отравлен болгарами во время переговоров с ними.

Однако дружить со степняками получалось не очень хорошо. Уже через четыре года после свадебного пира Мономах организовал следующий поход на половцев, а затем еще два, после занятия им киевского престола.

Более чем через столетие автор проникновенного «Слова о погибели Русской земли» вспомнит великого Владимира Мономаха как хранителя родины, грозного защитника страны от жестоких степных кочевников:

«О светло светлая и прекрасно украшенная земля Русская! Многими красотами прославлена ты: озерами многими славишься, реками и источниками местночтимыми, горами, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями, дивными зверями, разнообразными птицами, бесчисленными городами великими, селениями славными, садами монастырскими, храмами Божьими и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими. Всем ты преисполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская!

Отсюда до угров и до ляхов, до чехов, от чехов до ятвягов, от ятвягов до литовцев, до немцев, от немцев до карелов, от карелов до Устюга, где обитают поганые тоймичи, и за Дышащее море; от моря до болгар, от болгар до буртасов, от буртасов до черемисов, от черемисов до мордвы ? то все с помощью Божьею покорено было христианскому народу, поганые эти страны повиновались великому князю Всеволоду, отцу его Юрию, князю киевскому, деду его Владимиру Мономаху, которым половцы своих малых детей в колыбели пугали. А литовцы из болот своих на свет не показывались, а угры укрепляли каменные стены своих городов железными воротами, чтобы их великий Владимир не покорил, а немцы радовались, что они далеко ? за Синим морем».

За 14 лет до того, как Владимир Мономах согласился по просьбе киевского веча принять великое княжение, 15 июня 1099 года, в истории христианской церкви произошло очень важное событие, наложившее отпечаток на жизнь не менее шести поколений европейцев и жителей Ближнего Востока. Крестоносцы штурмом овладели Иерусалимом, святым городом, и освободили Гроб Господень от «неверных».

При этом надо иметь в виду, что арабы в общем-то не препятствовали христианским паломникам, хотя при турках начались определенные сложности. Поэтому историки, анализируя причины походов, рассматривают разные факторы. Здесь и религиозный фанатизм: ведь призывали освободить Святую землю, где зародилось христианство. Идея походов, как могли считать церковные иерархи, объединяла христианские народы перед лицом арабской экспансии в Средиземноморье. Большой слой рыцарства, образованный младшими сыновьями феодалов, не мог найти себе применение на родине. Общая демографическая и экономическая ситуация в Европе осложнялась неурожаями, неблагоприятными погодными условиями. Города-республики Италии рассчитывали на значительные торговые выгоды от продвижения европейцев в Малую Азию. Восток манил к себе возможностью послужить Христу и при этом обогатиться.

В своей проповеди на Клермонском соборе 26 ноября 1095 года папа Урбан II призывал: «Всем идущим туда… отныне да будет отпущение грехов… Пусть выступят против неверных… в бой, который должен дать в изобилии трофеи, те люди, которые с давних пор привыкли злоупотреблять правом частной войны против своих единоверцев-христиан… Да станут воинами те, кто раньше являлся грабителем». Этой проповедью и было фактически объявлено о начале организации крестовых походов.

Движению крестоносцев в Иерусалим сопутствовали грабежи местного населения по маршруту движения рыцарей в Европе и других странах. В ответ на грабежи и убийства местные жители отчаянно мстили воинам Христа. Дошло даже до того, что константинопольский патриарх объявил об отпущении грехов всякому, кто убьет крестоносца. Средневековый хронист отметил и массовые еврейские погромы в Лотарингии, Кельне, Майнце: «Они уничтожили [иудеев] жестокой резней более из жадности к деньгам, чем по Божьему правосудию». В рейнских землях было убито 8000 евреев.

Взятие Иерусалима один из крестоносцев в своем дневнике описывает следующим образом: «И если бы вы там были, ноги ваши до бедер обагрились бы кровью убитых. Что сказать? Никто из них не сохранил жизни. Не пощадили ни женщин, ни малюток. Вы могли бы увидеть… как наши оруженосцы и более бедные пехотинцы… вскрывали животы умершим, чтобы извлечь золотые монеты, которые они проглотили при жизни… всякий, кто входил в дом первым… присваивал, получал и владел домом или дворцом и всем, что в нем находилось, как собственным… И многие неимущие стали богатыми». Хладнокровно было зарезано 70 000 жителей Иерусалима.

На обратном пути через Сирию крестоносцы после тяжелого штурма захватили крепость, которая сегодня известна как одно из самых выдающихся военных сооружений Средневековья. Это крепость Крак де Шевалье. В ней обосновался Орден госпитальеров, крепость была перестроена и значительно усилена. Но все же в 1271 году арабы ее отвоевали у госпитальеров.

В русских летописях ничего не упоминается о крестовых походах европейцев на Ближний Восток, хотя степные походы против половцев очень их напоминают. В обоих случаях военные действия освящались христианской религией.

Но есть и существенное различие. Европейцы выступили как завоеватели далеких и чуждых земель. Арабы с удивлением увидели у себя вооруженных европейцев и не могли понять, с какой целью те покинули свою родину. А русские совершали против половцев превентивные оборонительные походы, защищая себя от их набегов.

Активизация крестовых походов привела к созданию духовно-рыцарских орденов. Поверх стальных доспехов рыцари носили мантии с крестами ? символами служения Богу. В 1119 году был создан французский Орден тамплиеров (храмовников), несколько позже ? итальянский Орден госпитальеров (этот орден, называемый также Орденом иоаннитов, впоследствии преобразуется в Мальтийский орден), в 1190 году ? немецкий Тевтонский орден. Тамплиеры, писал в «Истории священной войны» Вильгельм Тирский, «дали… обет жить всегда в целомудрии, послушании и не иметь собственности… ныне… говорят, что они по своим богатствам теперь равны королям».

Современником князя Мономаха был человек, которого считают одной из самых зловещих фигур в мировой истории.

Имя этого человека ? Хасан ибн ас-Саббах.

Он не создал ценой человеческих жизней такой империи, какую создал Александр Македонский или Чингисхан. Он не умерщвлял на пути к царскому трону своих братьев и родителей, как это делали многочисленные принцы в странах Запада и Востока. Он вообще никогда не покидал принадлежавшей ему крепости в горах.

Ему посвятил одно из своих исследований И.В. Можейко.

Хасан ибн ас-Саббах дал своим людям простую и понятную идею: надо верить ему, беспрекословно выполнять его приказы, и тогда человек еще при жизни может побывать в раю. А если он умрет, повинуясь своему учителю, то тогда он будет пребывать в раю вечно. Одурманенные гашишем люди просыпались в саду и видели, что учитель их не обманул. Их встречали райские девы, дарившие неземное наслаждение, их угощали вкусной едой и прекрасными напитками. Однажды они просыпались и вновь оказывались на земле, в гарнизоне крепости. Единственным желанием их было вернуться опять к райским девам. Для этого надо было, не боясь смерти, выполнять приказы Хасана ибн ас-Саббаха.

Чего же хотел хозяин крепости Аламут и других горных крепостей?

Он хотел, чтобы все земные владыки, европейские короли и восточные султаны боялись его. И он добился этого. Никто не мог чувствовать себя в безопасности, если старец с гор захотел бы подослать к нему тайного убийцу. Хасан ибн ас-Саббах был первым, кто смог сделать террор эффективным средством политической власти. Власть над теми, кто обладал самой высокой властью, опьяняла сама по себе. Но она давала еще и хорошие финансовые результаты. Старец с горы с армией преданных и готовых на все ради райского блаженства убийц (их называли ассасинами) имел основания чувствовать себя всемогущим.

Умер Хасан ибн ас-Саббах в 1124 году, за год до смерти прославленного киевского князя Владимира Мономаха.

Но его детище продолжало жить!

Секта тайных убийц была разгромлена, как считается, монголами Хулагу-хана, ставшего с 1258 года властелином Центральной Азии. Государство, которым владели его наследники, включало в себя территории современных Ирана, Ирака, Афганистана, Туркмении, Закавказья, простираясь на восток в Малую Азию. Однако следы зловещего старца видны и в современную эпоху, в XXI веке. В английском языке до сих пор слово «assassin» означает «наемный убийца», а «assassination» ? «убийство». Надо думать, правители средневековой Европы и их приближенные хорошо знали исполнителей воли Хасана ибн ас-Саббаха, хотя и жили от него за тысячи километров.

Потомки норвежских викингов продолжали в это время свою экспансию, теперь уже на юг. В 1130 году образуется нормандское Королевство обеих Сицилий, включающее в себя острова Сицилию, Сардинию, Корсику и южную часть Апеннинского полуострова. Папа римский считался покровителем этого королевства, возникшего по сути в результате грабительских набегов.

Римская церковь обратила внимание на борьбу христианских вестготских королевств в Испании против арабов. Этой борьбе был придан статус священной войны против неверных. Начались крестовые походы и на Пиренеях. Арабы первыми в XII веке изобрели ручное огнестрельное оружие. М?дфа (так оно называлось) стреляла с сошек круглым металлическим ядром. Заряд же состоял из пороха (смеси селитры, угля и серы).

В это же время появился один из первых обстоятельных критических анализов Библии. Французский философ и богослов Пьер Абеляр (годы жизни 1079–1142) написал трактат «Да и нет», где привел большое количество противоречий в библейских текстах. Его обвинили в ереси, а книги приговорили к сожжению.

Памятником Владимиру Мономаху остался город Владимир, основанный им в 1108 году и названный его именем. Есть и другая точка зрения, «удревняющая» город. Согласно ей он был основан еще в 990 году Владимиром Святославичем, крестителем Руси. Такой позиции противоречит то обстоятельство, что длительное время этот город считался «младшим» по отношению к Суздалю и Ростову. А возвышение Владимира произошло при внуке Владимира Мономаха, Андрее Боголюбском, который сделал его своей столицей именно «в пику» чванливому суздальскому и ростовскому боярству.

Суздальский князь Юрий Долгорукий, используя ресурсы принадлежащих ему владений, в том числе и города Владимира, несколько раз захватывал в войнах со своим племянником великий киевский престол. Из Владимира Андрей Боголюбский, сын Юрия Долгорукого, жестко правил всеми русскими землями, чиня расправу над пытавшимися проявить самостоятельность князьями. Андреем Боголюбским киевский князь рассматривался как один из его «подручников». Столицей Русского государства вместо Киева благодаря Андрею Юрьевичу надолго стал Владимир-на-Клязьме, или Владимир-Залесский (так он раньше назывался в отличие от Владимира-Волынского).

Один из немногих, Мономах смог возвыситься над желанием отомстить и отцовской скорбью. Когда в сражении с постоянным соперником Олегом Святославичем погиб его сын, он отправил тому письмо с предложением примириться. «…Но положим то [личные обиды и горе] на Бога… ? писал Мономах, ? а Русскую землю не погубим».

Но именно раздоры князей и погубили впоследствии великое государство.

Хотя все князья понимали, что надо перестать враждовать, но остановиться в своих претензиях друг к другу они тоже не могли. А способ разрешения был один: на радость врагам собрать войско и пойти сражаться со своим соседом и родственником. Чтобы остановить гибельный процесс, собравшись на съезд, князья решили: «Объединимся единым сердцем и будем блюсти Русскую землю». За каждой ветвью династии были закреплены свои владения.

Съезд князей в Любече в 1097 году своим решением как бы закрепил де-юре надвигающийся распад единого государства.

Самостоятельность князя в доставшемся ему от отца владении означала по сути его независимость от власти киевского князя. Только энергия и авторитет Владимира Мономаха и его сына Мстислава Великого некоторое время могли еще сдерживать обособление русских земель друг от друга.

Мономах олицетворял собой преемственность традиции власти от Константинополя Москве, будущей столице Руси. Когда произносились гордые слова, что Москва есть третий Рим, имелось в виду также и то, что русский великий князь, Владимир Всеволодович, был внуком императора второго Рима, Константина Мономаха. Этой же цели служил и головной убор русских царей ? шапка Мономаха. По преданию, эту шапку прислал Мономаху из Константинополя император Алексей Комнин с митрополитом эфесским в знак благодарности, что он отказался от похода на Византию. Такие сведения приводят иногда и в справочной литературе. На самом деле шапка была изготовлена московскими ювелирами, а основой для нее послужила золотая тюбетейка, украшенная драгоценными камнями. Тюбетейка, по одной из версий, была подарена ханом Золотой Орды Узбеком своему зятю, московскому князю Юрию Даниловичу. Ее доработали: сделали соболью опушку, а сверху водрузили христианский крест.

Умер Владимир Всеволодович Мономах 19 мая 1125 года, как считал В.Н. Татищев, в возрасте 72 лет. Судьба подарила ему большую жизнь во благо Руси.

Следующая глава >

Исторический портрет Владимира Мономаха

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector