Высший законодательный, распорядительный и контролирующий орган государственной власти.

1) об­ществ.-по­ли­тич. ор­га­ни­за­ция. Из­бран 16(29).6.1917 как пол­но­моч­ный ор­ган 1-го Все­рос. съез­да Со­ве­тов ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов [3(16) ию­ня – 24 ию­ня (7 ию­ля)] для ру­ко­во­дства ме­ст­ны­ми Со­ве­та­ми, «за­щи­ты и рас­ши­ре­ния за­вое­ва­ний ре­во­лю­ции», а так­же для кон­тро­ля за со­циа­ли­ста­ми, вхо­див­ши­ми в со­став Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва. Из 256 чле­нов к мень­ше­ви­кам при­над­ле­жа­ли 107 чел., к эсе­рам – 101, к боль­ше­ви­кам – 35 чел. Пред. Пре­зи­диу­ма – Н.


Чхе­ид­зе, его за­мес­ти­те­ли – А. Р. Гоц и И. Г. Це­ре­тели. ВЦИК по наи­бо­лее важ­ным во­про­сам про­во­дил со­вме­ст­ные за­се­да­ния с Ис­пол­ко­мом Все­рос. со­ве­та кре­сть­ян­ских де­пу­та­тов. По­сле июль­ских со­бы­тий 1917 объ­я­вил Врем. пра­ви­тель­ст­во «пра­ви­тель­ст­вом спа­се­ния ре­во­лю­ции и оте­че­ст­ва» и согласился пре­дос­та­вить ему не­ог­ра­ничен­ные пол­но­мо­чия. Во вре­мя Кор­ни­ло­ва вы­сту­п­ле­ния 1917 соз­дал К-т нар. борь­бы с контр­ре­во­лю­ци­ей. Со­звал Де­мо­кра­ти­че­ское со­ве­ща­ние 1917. По­сле то­го как про­хо­див­ший во вре­мя Окт. ре­во­лю­ции 1917 2-й Все­рос. съезд Со­ве­тов [25–27 окт. (7–9 но­яб.)] по­ки­ну­ли эсе­ры и мень­ше­ви­ки, ВЦИК объ­я­вил съезд «не­пра­во­моч­ным ча­ст­ным со­ве­ща­ни­ем боль­ше­ви­ков». ВЦИК уча­ст­во­вал в соз­да­нии Ко­ми­те­та спа­се­ния ро­ди­ны и ре­во­лю­ции, Сою­за за­щи­ты Уч­ре­ди­тель­но­го со­б­ра­ния и в ан­ти­боль­ше­ви­ст­ской де­мон­ст­ра­ции на­ка­ну­не от­кры­тия Уч­ре­дит. со­б­ра­ния. 10(23).1.1918 ру­ко­вод­ст­во ВЦИК при­ня­ло ре­ше­ние о пре­кра­ще­нии дея­тель­но­сти ко­ми­те­та.


2) В 1917–37 в РСФСР за­ко­но­дат., рас­по­ря­дит. и кон­тро­ли­рую­щий ор­ган вла­сти; с 1923 ор­ган рес­пуб­ли­кан­ской вла­сти, су­ще­ст­во­вал на­ря­ду с ЦИК СССР и центр. ис­пол­нит. ко­ми­те­та­ми со­юз­ных и ав­то­ном­ных рес­пуб­лик. Дей­ст­во­вал в пе­ри­од ме­ж­ду Все­рос. съез­да­ми Со­ве­тов (фор­ми­ро­ва­ли со­став ВЦИК), был от­вет­ст­вен пе­ред ни­ми. Пер­вый со­став ВЦИК из­бран на 2-м Все­рос. съез­де Со­ве­тов ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов, вклю­чал, по­ми­мо боль­ше­ви­ков, так­же ле­вых эсе­ров и не­сколь­ких пред­ста­ви­те­лей др. по­ли­тич. пар­тий (вы­ве­де­ны из ВЦИК ле­том 1918). В об­ра­ще­нии к ме­ст­ным Со­ве­там [27.10(9.11).1917] объ­я­вил о пре­кра­ще­нии пол­но­мо­чий ВЦИК, из­бран­но­го 1-м Все­рос.


ез­дом Со­ве­тов. Пер­во­на­чаль­но ра­бо­тал не­пре­рыв­но, с осе­ни 1918 пе­ре­шёл к сес­си­он­но­му по­ряд­ку ра­бо­ты. В ком­пе­тен­цию ВЦИК вхо­ди­ло: оп­ре­де­ле­ние об­ще­го на­прав­ления дея­тель­но­сти СНК и др. гос. ор­га­нов РСФСР; рас­смот­ре­ние бюд­же­та РСФСР; из­да­ние собств. за­ко­но­дат. ак­тов и рас­по­ря­же­ний; со­зыв Все­рос. съез­дов Со­ве­тов; на­зна­че­ние и сме­ще­ние как отд. чле­нов СНК РСФСР, так и все­го Со­ве­та, ут­вер­жде­ние его пред­се­да­те­ля; рас­смот­ре­ние и ут­вер­жде­ние важ­ней­ших по­ста­нов­ле­ний и ре­ше­ний СНК РСФСР, пра­во от­ме­нять или при­ос­та­нав­ли­вать дей­ст­вие по­ста­нов­ле­ний СНК РСФСР. В пе­ре­ры­вах ме­ж­ду сес­сия­ми ВЦИК его пол­но­моч­ным ор­га­ном яв­лял­ся Пре­зи­ди­ум, он же го­то­вил разл. ма­те­риа­лы для сес­сий ВЦИК и съез­дов Со­ве­тов. При ВЦИК и Пре­зи­диу­ме дей­ст­во­ва­ли разл.

­мис­сии: Центр. ко­мис­сия по улуч­ше­нию бы­та ра­бо­чих, Центр. ко­мис­сия по­мо­щи го­ло­даю­щим (обе в 1921–1922), Центр. ко­мис­сия по борь­бе с по­след­ст­вия­ми го­ло­да (1922–23), Все­рос. центр. из­би­рат. ко­мис­сия (1925–37) и др. Офиц. ор­ган ВЦИК – газ. «Из­вес­тия». По Кон­сти­ту­ции РСФСР 1937 выс­шим рес­пуб­ли­кан­ским ор­га­ном гос. вла­сти стал Вер­хов­ный Со­вет РСФСР.

Пред­се­да­те­ли Пре­зи­диу­ма: Л. Б. Ка­ме­нев [27.10(9.11) – 8(21).11.1917], Я. М. Сверд­лов (1917–19), М. И. Ка­ли­нин (1919–37).

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

 

Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих и солдатских депутатов и Совет Народных Комиссаров

8 ноября 1917 г. ЦК партии большевиков принял решение об отстранении Л. Б. Каменева от работы председателя ВЦИК. На этот важнейший государственный пост ЦК рекомендовал испытанного революционера, талантливого организатора Я. М. Свердлова. «Его кандидатуру, — рассказывает Н. К. Крупская, — выдвинул Ильич. Выбор был исключительно удачен. Яков Михайлович был человеком очень твердым.


борьбе за Советскую власть, в борьбе с контрреволюцией он был незаменим. Кроме того, предстояла громадная работа по организации государства нового типа, тут нужен был организатор крупнейшего масштаба. Именно таким организатором был Яков Михайлович»53. Прекрасное знание кадров партии и Советов, тесные связи Свердлова с массовыми революционными организациями помогли ему организовать работу ВЦИК и его отделов. Ленин говорил, что глубоким, постоянным свойством революции, условием ее победы является организация пролетарских масс. Пролетарская революция и выдвинула в ходе борьбы таких вождей, которые всего больше воплощали эту невиданную раньше в революции особенность — организацию масс. Пролетарская революция выдвинула такого человека, как Я. М. Свердлов, который, по определению В. И. Ленина, прежде всего и больше всего был организатором54.

С первого же своего шага Я. М. Свердлов придает работе ВЦИК ту строгую пролетарскую организованность и ту целенаправленность, которые характеризуют весь стиль его деятельности. Это была сложная и нелегкая задача.

В ходе острой политической борьбы определились основные линии деятельности и взаимоотношений высших органов государства диктатуры пролетариата.

Весь аппарат эсеро-меньшевистского ВЦИК 1-го созыва был использован соглашателями для подавления местных Советов, всяческого ограничения их функций, для борьбы против тех Советов, которые под руководством большевиков превращались в органы власти. Именно на это была направлена деятельность иногороднего, военного и других отделов ВЦИК 1-го созыва.


В первом же своем обращении к местным Советам избранный на II Всероссийском съезде ВЦИК не только объявил об окончании полномочий ВЦИК 1-го созыва, но и провозгласил курс на ликвидацию всего аппарата старого ВЦИК. Этот аппарат невозможно было использовать. ВЦИК 2-го созыва объявил, что окончились «полномочия всех комиссаров и представителей, назначенных прежним Центральным Исполнительным Комитетом в армию и на места» 55. Ликвидация аппарата ВЦИК 1-го созыва относилась только к эсеро-меньшевистским отделам ВЦИК в центре и к различным его комиссарам и представителям на местах, но ни в коем случае не к местным Советам, которые развивались в это время как органы пролетарской диктатуры.

Необходимость полной ликвидации аппарата эсеро-меньшевистского ВЦИК подтвердилась фактом подпольной контрреволюционной деятельности остатков этой организации после Октября. ВЦИК 1-го созыва финансировал саботажнические организации и открыто поддерживал контрреволюцию 56.

Таким образом, о новом центральном советском органе нельзя было даже сказать, что он начинает свою работу на пустом месте: он начинал ее с борьбы со своим предшественником — ВЦИК 1-го созыва, незаконно продолжавшим свою «деятельность». Конечно, борьба нового центрального советского органа за ломку старого буржуазно-помещичьего аппарата и ликвидацию эсеро-меньшевистских «советских» центров была бы безнадежной, если бы не существовало широчайшей сети советских государственных органов на местах.


Тот факт, что возникновение местных советских государственных органов предшествовало созданию советского парламента и правительства, наложил отпечаток на весь дальнейший ход событий. Он, этот факт, не только позволил советским центрам, созданным II съездом Советов, опереться на места, но и предопределил в некоторой степени формы и методы деятельности, структуру организации Советов.

Структура ВЦИК 2-го созыва и функции его отделов кристаллизовались постепенно, в ходе борьбы с буржуазной и мелкобуржуазной контрреволюцией, в ходе столкновений с левоэсеровскими временными попутчиками революции.

У эсеро-меньшевистского ВЦИК 1-го созыва не было необходимости в выработке своего статута как органа власти. Эта необходимость появилась только во время II съезда Советов, когда декретом съезда об образовании Рабочего и Крестьянского правительства было установлено, что «контроль над деятельностью народных комиссаров и право смещения их принадлежит Всероссийскому съезду Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и его Центральному Исполнительному Комитету» 57. В этом декрете В. И. Ленин обозначил общие контуры функций высшего советского органа власти. На следующий же день, 27 октября, в обращении ВЦИК «Всем Советам, всем рабочим, солдатам и крестьянам» было подчеркнуто, что ВЦИК 2-го созыва является полномочным, руководящим органом, к которому переходят полностью все права съезда58. В обращении содержался призыв к рабочим, солдатам и крестьянам «тесно сплотиться вокруг ЦИК — высшего органа революционной демократии…»59.


Таким образом, в ленинском декрете съезда и обращении ВЦИК были определены три основные черты советского парламента. 1. Верховным органом власти является Всероссийский съезд Советов. 2. В промежутках между съездами функции верховного органа выполняет ВЦИК. 3. Советское правительство ответственно перед Всероссийским съездом Советов и ВЦИК, которым принадлежит право контроля и смещения правительства 60. В ходе развития социалистической революции эти общие положения статута ВЦИК конкретизировались и дополнялись.

Борьба с Викжелем и капитулянтским блоком в первые дни после Октября, стремление соглашателей превратить ВЦИК в буржуазную говорильню вызвали необходимость в законодательном акте, которым можно было бы заложить прочную основу деятельности ВЦИК как высшего законодательного и исполнительного органа Советского государства.

Постановление от 2 ноября о системе организации ВЦИК было подготовлено Организационной комиссией, избранной на первом заседании ВЦИК 27 октября61. В комиссию вошли три большевика (В. В. Кураев, Я. А. Винтер-Берзин, С. И. Гиллерсон) и два левых эсера (В. А. Алгасов, П. В. Бухарцев). 2 ноября В. А. Алгасов от имени Организационной комиссии доложил на заседании ВЦИК проект постановления62. Постановление определяло структуру высшего советского органа, давало более детальную характеристику функций узкого состава и сессий ВЦИК, его Президиума и отделов.

Структура ВЦИК по этому положению выглядела следующим образом:

 


Сессия ВЦИК
расширенный состав – не менее 1/2  всех членов ВЦИК

 

Узкий состав ВЦИК
не менее 1/4 всех членов ВЦИК

 

Президиум ВЦИК

 

Отделы


 

Эта схема свидетельствует, что ВЦИК формировался как гибкая организация, которая была в состоянии не только законодательствовать, но и действовать через систему своих отделов, узкий состав ВЦИК и Президиум.

Постановление от 2 ноября определяло функции основных звеньев ВЦИК. «Расширенное заседание ЦИК, — говорилось в постановлении, — является органом, направляющим и руководящим всей деятельностью ЦИК»63. Такие расширенные заседания (пленумы) должны были собираться один раз в две недели в составе не менее половины членов ВЦИК. Заседания узкого состава считались законными при наличии 1/4 всех членов ВЦИК. Президиум ВЦИК, говорилось там же, «является как представительным органом, так и исполнительным»64. В функции Президиума входила подготовка материалов к заседаниям ВЦИК, реализация постановлений ВЦИК, наблюдение за работой отделов и руководство ими, принятие срочных решений в тех случаях, когда созыв ВЦИК является невозможным. Отделы ВЦИК конструировались как рабочие органы ВЦИК, которые ведут всю текущую работу, подготовляют материалы для Президиума и ВЦИК, дают заключения по вопросам, возникающим в процессе работы.

Постановление определяло характер ВЦИК как органа, соединяющего законодательные и исполнительные функции.

Вместе с тем следует отметить, что в постановлении об организации ВЦИК от 2 ноября были совершенно обойдены вопросы взаимоотношений ВЦИК и Совнаркома. Больше того, Совет Народных Комиссаров вообще не упоминался в постановлении. В то же время постановлением предусматривалось, что по требованию фракций, входящих в состав ВЦИК, или по требованию 10 членов ВЦИК Президиум обязан созвать заседание ВЦИК узкого состава. Этот пункт, весьма неясно составленный, предоставлял возможность небольшим фракциям меньшевиков и правых эсеров требовать внеочередных созывов ВЦИК.

Очень скоро обнаружилось стремление левых эсеров противопоставить ВЦИК Совету Народных Комиссаров, превратить высший советский орган в тормоз для революционной деятельности Совнаркома. Борьба с этими стремлениями левых эсеров вызвала к жизни резолюцию ВЦИК от 4 ноября. Это был акт конституционного характера.

«1) Советский парламент рабочих масс, — говорилось в ней, — не может иметь ничего общего по своим методам с буржуазным парламентом, где представлены разные классы с противоположными интересами и где представители правящего класса превращают регламент и наказ в орудие законодательной обструкции.

2) Советский парламент не может отказать Совету Народных Комиссаров в праве издавать без предварительного обсуждения ЦИК неотложные декреты в рамках общей программы Всероссийского съезда Советов.

3) В руках ЦИК сосредоточивается общий контроль над всей деятельностью Совета Народных Комиссаров и возможность сменять правительство или отдельных членов его»65.

17 ноября 1917 г. ВЦИК по предложению Я. М. Свердлова принял «Наказ-конституцию». Еще раз заявив об ответственности Совнаркома перед ВЦИК, «Наказ» отмечал, что «все законодательные акты, а равно и распоряжения крупного общеполитического значения представляются на рассмотрение и утверждение Центрального Исполнительного Комитета»66. «Наказ» предоставлял Совнаркому право проводить мероприятия по борьбе с контрреволюцией непосредственно, т. е. без предварительного рассмотрения во ВЦИК, под условием ответственности перед ВЦИК. Таким образом, если высшему законодательному органу присваивались в ходе революционной борьбы исполнительные функции, то Совет Народных Комиссаров приобретал право законодательной инициативы. В то же время роль Совнаркома как исполнительного органа чрезвычайно вырастала, попытки левых эсеров поставить «парламентские» преграды деятельности Совнаркома по борьбе с контрреволюцией были отвергнуты Центральным Исполнительным Комитетом.

Права и обязанности членов ВЦИК были точно обозначены таким образом, чтобы обеспечить жесткую дисциплину в деятельности этого революционного органа и создать достаточно благоприятные условия для развертывания инициативы местных организаций. В «Положении о членах Центрального Исполнительного Комитета, работающих на местах» отмечалось: «Члены Центрального Исполнительного Комитета на местах действуют в полном контакте с местными и областными организациями и в согласии с решениями Съезда и Центрального Исполнительного Комитета»67. На случай, если чрезвычайные обстоятельства могли потребовать особых полномочий, «Положение» предусматривало: «Члены Центрального Исполнительного Комитета, посылаемые на места со специальным поручением, действуют каждый раз на основании особой инструкции Центрального Исполнительного Комитета»68. Дважды в месяц члены ВЦИК обязаны были предоставлять Президиуму краткий доклад о своей работе в отделах, комитетах, комиссиях и обо всех исполненных поручениях. Не посетивший три заседания член ВЦИК считался выбывшим из состава ВЦИК69.

Президиуму ВЦИК принадлежала весьма важная роль в системе советских государственных органов. Выше уже говорилось о том, как определяло функции и роль Президиума постановление ВЦИК от 2 ноября. Число членов Президиума было определено в составе 1/10 части всех членов ВЦИК70. Президиум ВЦИК был избран на заседании ВЦИК 6 ноября. От большевиков в Президиум ВЦИК вошли Я. М. Свердлов, Ф. Э. Дзержинский, М. М. Володарский, Ю. М. Стеклов, П. И. Стучка, Л. Б. Каменев, кандидатами — В. А. Аванесов и Ф. В. Олич71. От левых эсеров — П. П. Прошьян, Б. Д. Камков, В. Б. Спиро и М. А. Спиридонова. Фракции большевиков и левых эсеров в ходе работы заменяли членов Президиума, уезжавших на места. Так, на заседаниях Президиума в декабре 1917 г. от большевиков присутствовали Г. И. Чудновский, В. В. Фомин, С. Е. Щукин, К. А. Петерсон.

Состав Президиума в период между II и III съездами Советов изменялся. 12 декабря 1917 г. в связи с расширением состава ВЦИК за счет 108 делегатов, избранных на II Крестьянском съезде, Я. М. Свердлов предложил переизбрать состав Президиума72. Большевики направили в состав Президиума 12 человек, а левые эсеры — 7. Всего Президиум ВЦИК 2-го созыва собирался 12 раз.

На заседаниях Президиума предварительно рассматривались такие важные вопросы, как декрет о суде № 1, о роспуске Петроградской городской думы, контроль над работой отделов ВЦИК, о предоставлении права народам оккупированных районов Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Армении выделить своих представителей в состав мирной делегации в Бресте, о сроке созыва Учредительного собрания и III Всероссийского съезда Советов и др.73

Левые эсеры в Президиуме иногда затрудняли и тормозила деловую работу: многие вопросы приходилось передавать на дополнительное обсуждение во фракции, создавать согласительные комиссии и т. д. При всем этом большевикам удалось превратить Президиум в действующий революционный орган власти. Постепенно круг деятельности Президиума расширялся, к нему переходили многие вопросы, которые в первый месяц после Октября решал узкий состав ВЦИК. В напряженной обстановке начавшейся германской интервенции в феврале 1918 г. был создан расширенный Президиум ВЦИК, первое заседание которого состоялось 21(8) февраля 1918 г.74

В течение двенадцати дней (с 27 октября по 7 ноября), когда ВЦИК возглавлял Л. Б. Каменев, в большевистской фракции весьма дезорганизаторскую деятельность развили Зиновьев, Рязанов, Рыков, Теодорович, Ларин и другие, примыкавшие к капитулянтской группе. За это время ВЦИК принял ряд постановлений по организационным вопросам, несколько резолюций по вопросу о соглашении с другими партиями, но ни одного декрета. Но это отнюдь не означало, что в эти дни законодательное творчество Советов заглохло. Полностью проявлялась и была использована та черта нового государства, которую В. И. Ленин определил как соединение законодательной и исполнительной власти. Совет Народных Комиссаров взял на себя инициативу в принятии и опубликовании ряда важных декретов. И только 9 ноября, на второй день после снятия Л. Б. Каменева и избрания Я. М. Свердлова на пост председателя ВЦИК, после ликвидации колебаний в большевистской фракции, ВЦИК совместно с Совнаркомом принял декрет «Об учреждении Государственной комиссии по просвещению»75. Это был первый декрет, принятый ВЦИК.

Но и для Совнаркома первый период был особенно трудным.

В состав Совета Народных Комиссаров по декрету, принятому II Всероссийским съездом Советов, вошло 14 народных комиссаров. Ленин предвидел, что состав Совета Народных Комиссаров, утвержденный II съездом Советов, в ближайшие же дни будет частично изменяться и пополняться. В таком деле, как подбор первого правительства диктатуры пролетариата, не могло не быть ошибок и недостатков. А. В. Луначарский вспоминает, как он выразил В. И. Ленину свое сомнение по этому вопросу: «Мне казалось, что выбор часто слишком случаен, я все боялся слишком большого несоответствия между гигантскими задачами и выбираемыми людьми… Ленин досадливо отмахивался от меня и в то же время с улыбкой говорил:

„Пока — там посмотрим — нужны ответственные люди на все посты; если окажутся негодными — сумеем переменить»»76.

Из первого состава Совнаркома пять народных комиссаров (В. П. Ногин, А. И. Рыков, В. П. Милютин, И. А. Теодорович и А. Г. Шляпников) с самого начала проявили колебания и на заседании ВЦИК 4 ноября выступили против Ленина. Учитывая, что это были комиссары, возглавлявшие ключевые комиссариаты в правительстве — внутренних дел, торговли и промышленности, земледелия, продовольствия, труда, можно понять, какой ущерб революционному делу наносил этот шаг.

Совет Народных Комиссаров в первые же дни революции взял на себя полностью не только законодательную инициативу, но и принятие и публикацию законодательных актов. Об этом достаточно убедительно свидетельствует Декрет о порядке утверждения и опубликования законов, принятый СНК не позднее 29 октября77. «Впредь до созыва Учредительного собрания, — говорилось в декрете, — составление и опубликование законов производится в порядке настоящего постановления Временным рабочим и крестьянским правительством, избранным Всероссийским съездом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»78. Декрет предусматривал, что ВЦИК «во всякое время имеет право приостановить, изменить или отменить всякое постановление Правительства»79.

Совет Народных Комиссаров взял на себя законодательные функции не только в силу особенностей исторической обстановки, того саботажа, который был организован внутри ВЦИК капитулянтским блоком. Эти условия только ускорили проявление такой особенности Советского государства, как соединение законодательной и исполнительной власти.

Эту особенность Советов как нового государственного аппарата Ленин отмечал еще до Октябрьской революции. Новый аппарат, подчеркивал он в своей работе «Удержат ли большевики государственную власть?», «дает возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т. е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение»80.

После победы Октября, основываясь на опыте первых месяцев Советской власти, Ленин развил это положение. В своем выступлении на Чрезвычайном железнодорожном съезде в январе 1918 г. Ленин указал на то, что Советская власть — это «собрание трудовых представителей, которое издает законы, исполняющиеся непосредственно… ставящие своей задачей борьбу с эксплуататорами»8l. В знаменитых «Десяти тезисах о Советской власти» В. И. Ленин показал значение принципа слияния управления с законодательством82. Эти же идеи выражены Лениным в тезисах к I конгрессу Коммунистического Интернационала, а затем и в Программе партии83.

Однако это ни в коей мере не означало, что каждый из верховных советских органов — ВЦИК и СНК — стремился законодательствовать и действовать независимо друг от друга. Напротив, соединение законодательных и исполнительных функций предполагало единство в выполнении этих функций высшими советскими органами.

На своих заседаниях Совнарком обсуждал наиболее важные вопросы деятельности отделов ВЦИК. Так, на заседании 30 ноября Совнарком рассмотрел деятельность казачьего отдела ВЦИК и одобрил инициативу этого отдела по подготовке законопроектов, направленных на защиту интересов трудового казачества84. ВЦИК и СНК не стремились к точному и жесткому разграничению функций, такое разграничение не диктовалось интересами революционной борьбы этого периода. Понадобилось некоторое время, чтобы разграничение функций ВЦИК и СНК определилось и было записано в Конституции, принятой на V съезде Советов РСФСР85. Но и в это время постепенное разграничение функций намечалось, хотя и не было сразу закреплено в каком-либо акте.

Когда речь шла о посылке за границу советской представительной делегации, Совет Народных Комиссаров, признав такую посылку делегации в принципе желательной, передавал рассмотрение этого вопроса и самую посылку делегации во ВЦИК86. Председатель ВЦИК Я. М. Свердлов часто присутствовал на заседаниях Совнаркома и принимал в его работе самое деятельное участие87. Председатель Совнаркома Ленин выступал на заседаниях ВЦИК по таким важнейшим вопросам государственной жизни, как борьба с контрреволюционной печатью, ликвидация Ставки Духонина, право отзыва депутатов, национализация банков, и многим другим. Члены Совнаркома — народные комиссары являлись, как правило, членами ВЦИК и важнейшие вопросы деятельности наркоматов выносили как на Совнарком, так и на заседания ВЦИК.

Большевики решительно отвергали все попытки мелкобуржуазных партий противопоставить ВЦИК Совету Народных Комиссаров. Были и попытки противопоставить наркоматы, возглавляемые левыми эсерами, ВЦИК. 2 января 1918 г. левый эсер народный комиссар юстиции И. 3. Штейнберг поставил на заседании СНК вопрос о необходимости создания при Совнаркоме иногороднего отдела. Совнарком отклонил это предложение, указав, что иногородний отдел существует при ВЦИК, а кроме того, связь с местами осуществляет Наркомат внутренних дел. Для получения оперативной информации о положении на местах было решено организовать при Смольном радиостанцию. Это дело СНК поручил большевику А. В. Шотману88.

Совет Народных Комиссаров и народные комиссариаты строили свою работу в тесном единстве с деятельностью отделов ВЦИК.

По положению о ВЦИК от 2 ноября в его составе было создано 12 отделов89. В ходе работы количество отделов увеличилось. Уже в списке организаторов отделов, утвержденном ВЦИК 6 ноября 1917 г., насчитывалось 14 отделов90. Отделы ВЦИК можно разделить на две группы. В первую группу следует включить отделы, в функцию которых входило руководство отдельными отраслями государственного строительства и политической жизни страны. К ним относятся: агитационный, муниципальный, иногородний, по национальному вопросу, по борьбе с контрреволюцией, международный, юридический, военный, по выборам в Учредительное собрание, экономический. Ко второй группе относятся отделы, созданные для внутренней справочно-информационной и административной работы ВЦИК91.

На пост руководителей отделов ВЦИК были избраны крупные работники большевистской партии. Агитационный отдел возглавил М. М. Володарский, национальный — М. С. Урицкий, юридический — П. И. Стучка, финансовый — И. С. Уншлихт, автомобильный — А. Д. Садовский и др.

Те отделы ВЦИК, функции которых не имели предшественников в старом государственном аппарате, явились первоначальным ядром новых комиссариатов. По мере организации этих комиссариатов (Наркомнац, ВСНХ, ВЧК) отделы передавали им свои функции. Так, например, отдел местного самоопределения (национальный) очень скоро прекратил деятельность, передав свои функции Наркомнацу, отдел борьбы с контрреволюцией — ВЧК. Экономический отдел был прямым предшественником ВСНХ. Этот отдел ВЦИК разработал и опубликовал программу своей деятельности на ближайшее время92. В качестве центральной была поставлена задача трестирования промышленности, транспорта и подготовка их национализации. Однако практическая деятельность экономического отдела, во главе которого стояли В. Милютин и Ю. Ларин, была ограниченной и носила по преимуществу декларативный характер. В ноябре список отделов ВЦИК пришлось пополнить новыми отделами — казачьим, крестьянским, продовольственным, также относящимися к первой группе отделов, предназначенных руководить государственным строительством.

Борьба между большевиками и левыми эсерами проходила во всех отделах ВЦИК, но с особой силой она проявилась в крестьянском отделе, или секции, как он назывался до V съезда Советов. Это был единственный отдел ВЦИК, руководство которым находилось у левых эсеров. В отчетном докладе крестьянского отдела ВЦИК, изданном в 1918 г., отмечается: «На средства, отпускаемые крестьянской секции Советской властью, левые эсеры начали в массе издавать и распространять литературу, определенно подрывавшую в деревне доверие к этой власти, литературу, полную больше чем пристрастной и недобросовестной критики действий и распоряжений Совнаркома» 93. И все же левым эсерам не удалось направить деятельность крестьянской секции по антинародному пути. В секцию входили большевики, которые вели упорную и самоотверженную борьбу за линию партии. Из 1329 агитаторов, посланных крестьянской секцией на места, было более 600 коммунистов. Остальные же принадлежали главным образом к левым эсерам94.

Основное содержание работы отдела состояло в подготовке и рассылке агитаторов, организации педагогических и агрономических курсов, рассылке на места литературы и газет, подготовке работников для проведения в жизнь законов о земле, приеме и инструктировании ходоков.

Направление работы агитаторов, которых крестьянская секция посылала на места, определялось «Наказом делегатам-агитаторам»95. «Наказ» был разработан крестьянской секцией после III Всероссийского съезда Советов, но он обобщал весь предшествующий опыт работы секции, являясь свидетельством настойчивой борьбы большевиков за революционную направленность всей ее деятельности. «Наказ» ориентировал агитаторов на ликвидацию всех «досоветских организаций и учреждений (земства, городские думы и т. п.) и переход их обязанностей соответствующим отделам Советов…» 96.

Агитаторам поручалось знакомить крестьян со всеми декретами Совнаркома, особенно с законом о социализации земли, призывать население к решительной и беспощадной борьбе с контрреволюционерами, спекулянтами, самогонщиками, «углублять борьбу между деревенскими богатеями-кулаками и мироедами и трудовым крестьянством» 97. «Наказ» поручал агитаторам широко пропагандировать «устройство сельскохозяйственных, трудовых коммун (артелей) и преимущество общественной обработки земли перед единоличным чресполосным хозяйством»98. Таким образом, «Наказ» является несомненным свидетельством того, что, несмотря на преобладание левых эсеров в крестьянской секции ВЦИК, большевики сумели оказать влияние на направление и характер ее деятельности.

Отчет крестьянского отдела ВЦИК отмечает, что в первые месяцы после Октябрьской революции агитаторы проделали большую работу по организации Советской власти и борьбе с контрреволюцией. «Конечно, — говорится в отчете, — были и отрицательные стороны, так как в вербовке агитаторов не было должной разборчивости, попадали и враги Советской власти, и просто желающие получить суточные деньги и поехать домой, и т. п. Но в целом агитаторский кадр имеет свои заслуги в истории социалистической революции»99.

Нужно отметить, что в этом отчете крестьянского отдела, составленном в разгар борьбы с левыми эсерами, допущены явные ошибки в оценке того мощного потока крестьянских ходоков, который потянулся в Смольный, не только в крестьянский, но и в другие отделы ВЦИК, и особенно в СНК, с первых дней победы Октября. Этот поток крестьянских ходоков автор отчета А. X. Митрофанов несколько презрительно именует «ходачеством», к которому деревня была якобы «приучена эсерами»… О «ходачестве» отчет говорит, что оно «на 2/3 имело характер искания протекции в том или ином советском учреждении, по тем или иным делам»100. Известно, что Ленин давал совсем иную оценку крестьянским ходокам, приходившим в Смольный за словом правды, за советами о путях строительства новой жизни.

В беседе с А. Г. Шлихтером, только что назначенным народным комиссаром земледелия, В. И. Ленин говорил: «…было бы хорошо, если бы вы сейчас же занялись приемом крестьянских делегатов с мест. Нужны конкретные разъяснения и инструктирование мест о практических мероприятиях, связанных с декретом о конфискации земли. С этим нельзя медлить, а делать это некому»101.

В Совете Народных Комиссаров М. Н. Скрыпник ведала приемом делегаций, главным образом крестьян-ходоков102. Ходоки направлялись и во все народные комиссариаты. Естественно, что и в работе крестьянского отдела ВЦИК прием крестьян-ходоков занимал большое место. Крестьяне-ходоки являлись также источником информации о положении на местах.

Сохранились анкеты, заполненные ходоками. В анкетах были вопросы об организации Советов и их роли, о земствах, продовольственных, земельных комитетах и их отношении к Советам, об отношении местного населения к Советам и декретам Советской власти. Вот одна из таких анкет, заполненная ходоками Степаном Савиновским и Иваном Орловым из Заводской волости Ветлужского уезда Костромской губ. Из анкеты мы узнаем, что в волости «за неимением Советов функционируют совершенно самостоятельно земства…», однако население «всецело за власть Советов». Ходоки указали, что в середине января состоялся Ветлужский уездный съезд (возможно, крестьянских депутатов), который высказался за власть Советов103. Для крестьянского отдела сведения, получаемые от ходоков, служили материалом при рассылке по стране агитаторов.

После ликвидации левоэсеровского мятежа руководство крестьянским отделом ВЦИК полностью перешло в руки большевиков. ВЦИК 5-го созыва принял «Инструкцию о крестьянском отделе Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов»104. Крестьянский отдел продолжал принимать и инструктировать ходоков, рассылать на места агитаторов. Впредь до слияния крестьянского отдела с Народным комиссариатом земледелия они взаимно направляли друг другу своих представителей. Окончательная ликвидация крестьянского отдела, передача его функций Наркомзему произошли только в составе ВЦИК 6-го созыва. Интересна аргументация, которую мы находим в проекте постановления ВЦИК о ликвидации крестьянского отдела: «Работа, которую в настоящее время выполняет крестьянский отдел Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, входит в круг деятельности Народного комиссариата земледелия, существование же двух отделов Всер. Цен. Исп. Комит. с одинаковыми задачами является нецелесообразным и противоречащим Конституции РСФСР…» 105 — говорится в этом документе. Отдел ВЦИК мог существовать только до тех пор, пока его функции отличались от функций соответствующего народного комиссариата.

Таким образом, мы видим, что процесс слияния отделов ВЦИК с наркоматами был длительным и проходил ряд стадий. Вплоть до V съезда Советов в крестьянском отделе проходила острая борьба большевиков с левыми эсерами. Большевикам удалось в значительной степени нейтрализовать влияние левых эсеров и направить деятельность отдела в основном по пути борьбы за укрепление Советской власти. После ухода левых эсеров из руководства крестьянским отделом деятельность его получила более четкую направленность и ускорилась подготовка слияния отдела с Наркомземом.

Отделы ВЦИК 1-го созыва проводили такой же саботаж пролетарской власти, как и чиновники министерств Временного правительства. Отчет военного отдела, составленный А. С. Енукидзе, отмечает: «После Октябрьского переворота из состава старого военного отдела ушли все работники и служащие… Весь отдел, все комиссии и секции пришлось организовать заново из новых членов ЦИК и из новых лиц для всего штата служащих»106.

Военный отдел состоял из членов ВЦИК — военнослужащих. В его состав входило несколько комиссий: фронтовая, законодательная, пайковая и литературная. Самой крупной по составу и объему работ являлась фронтовая комиссия.

С начала своей организации военный отдел взял на себя выполнение ряда функций, которые ранее осуществляло Военное министерство и его Управления. По мере укрепления Народного комиссариата военных дел эти функции переходили к нему, а военный отдел все больше занимался всеми вопросами политической жизни старой армии и подготовки законодательных актов в области военного строительства107. Вместе с тем военный отдел сохранял и контрольные функции по отношению к Народному комиссариату военных дел. В проекте «Временного положения о военном отделе» отмечалось, что «все разработанные комиссарами по военным и морским делам законопроекты, декреты и приказы, в случае неодобрения или отвержения их военным отделом, могут получить силу закона только волею ЦИК» 108. Другой пункт этого Положения предусматривал, что «военный отдел наблюдает за точным и быстрым проведением в жизнь всех издаваемых по военному и морскому ведомству законов, декретов и приказов, а также принимает меры к улучшению деятельности учреждений указанных ведомств, посылает туда или для наблюдения, или для руководства ответственных товарищей» 109. У нас нет данных, было ли утверждено это Положение, однако оно отражало фактическое состояние и действительные функции военного отдела.

Фронтовая комиссия принимала солдатские делегации, давала разъяснения, составляла для них наказы и инструкции. До Октябрьской революции фронтовые делегации фильтровались эсеро-меньшевистскими армейскими комитетами и поток этих делегаций всячески сдерживался. После Октября делегации фронтовиков шли почти сплошным потоком. Основную массу этих делегаций принимал и инструктировал военный отдел. За первые четыре месяца после Октябрьской революции фронтовая комиссия приняла 1637 делегаций от частей 1 — 12-й армий, Особой и Кавказской армий, кораблей флота110. Более 450 делегаций прислала 12-я армия, более 100 делегаций — 1, 5 и 7-я армии. Остальные армии присылали в среднем 50 — 80 делегаций каждая. Наказы, с которыми приезжали делегацию, содержали главным образом поддержку мирной политики Совета Народных Комиссаров, требования беспощадной борьбы с контрреволюцией, скорейшей демобилизации армии, касались вопросов лучшей организации снабжения армии 111.

За тот же период (ноябрь 1917 г. — февраль 1918 г.) военный отдел распространил более 4 млн экз. брошюр, листовок и газет (главным образом газет «Правда», «Известия ВЦИК», «Деревенская беднота», «Армия и Флот рабочей и крестьянской России»). Военный отдел принимал участие во всех армейских и фронтовых съездах, съезде по демобилизации армии и др.

А. С. Енукидзе так подвел итог деятельности за четыре месяца: «…наша работа была плодотворна в смысле укрепления среди солдат собственных организаций. Отдел приучал их к самодеятельности, удерживал от всяких эксцессов, убеждал беречь народное достояние, пробуждал в них революционное сознание и никогда не скрывал перед ними дальнейших трудностей в деле укрепления завоеваний Октябрьской социалистической революции. Он пережил вместе с армией тот мучительный процесс, который наблюдался в многомиллионной массе солдат, измученных и разоренных губительной войной» 112.

Работа отделов обсуждалась в Президиуме ВЦИК.

13 декабря 1917 г. Президиум постановил выработать общий план работы отделов ВЦИК и регулярно проводить заседания Президиума с участием заведующих отделами113. К концу декабря 1917 г., по мере укрепления наркоматов, четко определилась линия ВЦИК на ликвидацию параллелизма в работе отделов и наркоматов. 21 декабря 1917 г. Президиум рассмотрел вопрос о слиянии работ отделов ЦИК с народными комиссариатами. В постановлении было записано: «Принципиально признать желательность слияния однородных работ»114. Было решено созвать заседание Президиума с руководителями отделов «для выработки конкретных форм слияния» 115. Однако этот вопрос оказался довольно трудным для быстрого решения. По мере перехода отделов в наркоматы ВЦИК ограничивал свои возможности контролирующего органа. Только с полной ликвидацией саботажа и укреплением наркоматов стало возможным полное слияние отделов ВЦИК с наркоматами.

Процесс слияния отделов ВЦИК с соответствующими народными комиссариатами был в основном завершен к середине 1918 г., с принятием первой Советской Конституции. Ст. 35 гл. 7 Конституции РСФСР 1918 г. рассматривала народные комиссариаты как отделы, которые ВЦИК создает «для руководства отдельными отраслями управления». Во ВЦИК 5-го созыва еще сохранились военный и крестьянский отделы, но уже с задачей провести ликвидацию дел и передачу их в ведение Наркомвоена и Наркомзема.

News Directory World News Headlines

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector