За счет быстро расширяющегося процесса технизации и сопровождающей этот процесс системы ценностей, господствующих в культуре, современная (прежде всего западноевропейская) цивилизация стала приобретать техногенный характер. Характерными особенностями цивилизации техногенного типа являются быстрое изменение техники и технологий, способность к умножению знаний и изобретению нового.

Решающая роль в ее возникновении принадлежит науке.

Техногенную цивилизацию отличают следующие черты:

1) особое представление о природе как поле приложения сил человека;

2) абсолютизация преобразовательной активности человека, агрессивное вмешательство в природу;

3) определяющая роль развития материального производства;

4) установка на технико—экономическую результативность вне ее человеческого, социокультурного измерения.

Из других социокультурных универсалий культуры, лежащих в основе техногенной цивилизации, следует также выделить быстрое (в геометрической прогрессии) изменение предметного мира, влияющего на образ жизни; динамику социальных связей, меняющих соотношение традиционности и новационности в культурном и цивилизационном развитии; доминирование научной рациональности; ориентацию на автономию личности; особое понимание власти, силы и характера природы.


Считается, что при таком одностороннем научно—техническом развитии человеческая цивилизация может не иметь будущего.

В науке и технике заключаются не только безграничные возможности, но и опасности.

Человек на определенном этапе может полностью утратить контроль над техникой, научно—техническим прогрессом, оказаться в зависимости от техники и от непредсказуемых побочных последствий научно—технического развития. Человек вместо активного двигателя научно—технического прогресса может превратиться в его жертву, утратить духовное богатство и разносторонность мышления.

Формируясь как личность технократического типа, человек может превратиться в придаток техники и утратить свои собственно уникальные человеческие формы, глубинные черты своей сущности.

Перспектива подобного исхода жизни человеческой цивилизации как особой формы социальной организации, осознание негативных тенденций, получивших развитие ввиду ускоренной технизации, привели к пониманию того, что современная техногенная цивилизация переживает кризисное состояние.

Определяя стратегию будущего, следует учитывать радикальные сдвиги, происходящие в самой технической деятельности. Современная техническая деятельность во все большей степени характеризуется не просто традиционной системой — человек — машина, а сложными системными комплексами, где воедино увязаны и технологический процесс с человеко-машинными отношениями, природная экосистема и социокультурная среда, в рамках которой осуществляется новая технология.


В западной философии все в большей степени обнаруживается стремление избежать популяризации технократизма. К. Ясперс отмечает, что в Европе почти практически исчез интерес перед техникой. Яперс считает, что техника направлена на то, чтобы в ходе преобразования трудовой деятельности человека преобразовать и самого человека. Более того, по его мнению, вся дальнейшая судьба человека зависит от того способа, посредством которого он подчинит себе последствия научно-технического развития. По Ясперу “техника — только средство, сама по себе она не хороша. Все зависит от того что из нее сделает человек, чему она служит, в какие условия он её ставит. Весь вопрос в том, что за человек подчинит её себе, каким проявит он себя с её помощью.»

27. ПРОБЛЕМА УПРАВЛЕНИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИМ ПРОГРЕССОМ ОБЩЕСТВА
В Декларации ООН «Об использовании научно-технического прогресса» (от 10 ноября 1975 года) сказано: «Все государства воздерживаются от любых действий, влекущих использование научно-технических достижений для нарушения суверенитета и территориальной неприкосновенности других государств, вмешательства в их внутренние дела, ведения агрессивных войн, подавления национально-освободительных движений, проведения политики расовой дискриминации.

кие действия не только являются грубым нарушением Устава Организации Объединенных Наций и принципов международного права, но и представляют собой недопустимое извращение целей, которые должны направлять научно-технический прогресс на благо человечества» (п. 4). По этому пункту к суровой ответственности должны быть привлечены прежде всего США, которые использовали достижения НТП в военных целях, следствием чего были ужасающие по масштабам и количеству смерти тысяч и тысяч невинных жителей в Хиросиме и Нагасаки (правда, это было еще до образования ООН), во Вьетнаме, Корее, Югославии, Ираке… Однако после разрушения СССР и Вар-шавского договора ООН является скорее декоративным органом, с решением которого мало кто (а США — тем более) считается. «Все государства принимают меры, направленные на то, чтобы все слои населения могли пользоваться благами науки и техники, и на защиту этих слоев как в социальном, так и в материальном плане, от отрицательных последствий, которые могут быть результатом неправильного применения достижений научно-технического прогресса, в том числе их неправильного применения с целью посягательства на нрава отдельного лица или группы лиц, особенно в отношении уважения частной жизни и защиты человеческой личности и ее физической и интеллектуальной неприкосновенности» (п.

. «Все государства принимают необходимые меры, включая законодательные, в целях обеспечения того, чтобы использование достижений науки и техники способствовало наиболее полному осуществлению прав человека и основных свобод без какой бы то ни было дискриминации по признаку расы, пола, языка или религиозных убеждений» (п. 7) [32]. Если роль ООН на международном уровне ничтожна, то ссылаться на ее решения в отношении соблюдения прав человека в отдельно взятой стране станут разве что все те же США, прославившиеся своей политикой «двойных стандартов», для оказания давления и угрозы силы в отношении тех стран, которые входят в зону (а это сегодня весь мир) «геополитических интересов США». Однако проблемы управления НТП и его последствиями, поставленные Декларацией ООН, имеют непреходящее значение. Чтобы рассмотреть реальные пути их решения, необходимо определить суть научно-технического прогресса. К основным направлениям научно-технического прогресса относятся следующие. Опережающее развитие самой науки как основы технической революции и технического прогресса. Электронасыщение производства. Электронизация производства. Масштабное использование вычислительной техники и информационной технологии. Механизация и автоматизация всех производственных процессов. Рациональная химизация, дополненная биологическими средствами и методами. Современные и сверхсовременные направления, связанные с использованием эффекта лазера, космического инструментария, микробиологии, бионики, биоинженерии, генной инженерии и др.

здание прогрессивных технологий с учетом достижений всех названных направлений научно-технического прогресса. Совершенствование организации производства, труда и управления адекватно внедрению новой технологии и других направлений научно-технического прогресса. Управление научно-техническилл прогрессом Методы управления государства научно-техническим прогрессом можно подразделить на прямые и косвенные. Соотношение их определяется экономической ситуацией в стране и избранной в связи с этим концепцией государственного регулирования — с упором на рынок или на централизованное воздействие. Как правило, в период экономического спада характерно преобладание кейнсианского подхода к государственной экономической политике в целом и НТП, предполагающего чрезвычайно активное вмешательство государства в экономическую жизнь общества; в период подъема экономики берет верх политика консерватизма, отдающего предпочтение игре рыночных сил. В настоящее время экономисты по степени активности вмешательства государства в экономику и НТП выделяют три группы стран: в первой возобладала концепция необходимости активного вмеша-тельства государства в управление экономикой (Япония и Фран-ция); вторая характеризуется преобладающим упором на рыночные отношения (США, Великобритания); третья придерживается «промежуточного» варианта в экономической, в том числе и инновационной политике: государственное регулирование сочетается с низкой степенью централизации государственного аппарата, используются косвенные методы воздействия при развитой системе согласования интересов правительства и бизнеса.

ямые методы государственного регулирования инновационных процессов осуществляются преимущественно в двух формах: административно-ведомственной и программно-целевой. Административно-ведомственная форма проявляется в виде прямого дотационного финансирования, осуществляемого в соответствии со специальными законами, принимаемыми с целью непосредственного содействия инновациям. Так, в США в 1980 г. был принят закон Стивенсона — Вайдлера «О технологических нововведениях», предусматривающий ряд мер стимулирования промышленных инноваций: создание для их изучения и стимулирования специальных организаций в рамках аппарата исполнительной власти; оказание содействия в обмене научным и техническим персоналом между университетами, промышленностью и федеральными лабораториями; поощрение частных лиц и корпораций, вносящих большой вклад в развитие науки и техники. Ярким примером дотационного государственного финансирования может служить открытие в США в 1985 г. Института промышленной технологии при Мичиганском университете. На организацию этого института местными и федеральными властями было выделено 17 млн долларов. Основная его задача — разработка и опытная эксплу-атация гибких интегрированных производственных систем и других средств автоматизации производства. Всего из 133 млрд долл., расходуемых в США на НИОКР, в 1988 г.

долю федерального правительства приходилась почти половина — 49,3%. Косвенные методы, используемые в государственной политике управления НТП, нацелены на создание благоприятных общехозяйственных и социально-политических условий для научно-исследовательской, новаторской деятельности, получения образования и повышения его уровня. Одним из вариантов косвенного управления НТП является снижение налогов на НИОКР. Например, в США система налоговых льгот на НИОКР существует с 1981 г. Налоговая скидка предполагает возможность вычета затрат на НИОКР, связанных с основной производственной и торговой деятельностью налогоплательщика, из суммы облагаемого налогом дохода. До 1985 г. она составляла 25%, в настоящее время — 20%. Подсчитано, что в целом амортизационные и налоговые льготы покрывают в среднем в США от 10 до 20% общей суммы затрат на НИОКР. Другим методом косвенного управления НТП является принятие стимулирующих этот прогресс законодательных норм. Они весьма разнообразны и касаются многих областей влияния на инновационную политику. Так, все в тех же США уже около 200 лет действует патентное право, законодательно закрепляющее права изобретателей на их открытия — интеллектуальную собственность, которая предполагает монополию автора на научно-техническое решение. Это обстоятельство позволяет изобретателю, подобно землевладельцу, получать «инновационную ренту», т. е. плату за пользование его изобретением. Такое положение в конечном счете положительно сказывается на активности научной работы в стране.

е одним ярким примером законодательного стимулирования НТП в стране является введение в апреле 1987 г. (под давлением Ассоциации электронной промышленности США) стопроцентного налога на некоторые виды японской электроники, ввозимой на американский рынок, что было вызвано превышением импорта электронных изделий из Японии над американским экспортом соответствующих товаров на 16,9%. В России начало «реформ» было ознаменовано прямо противоположным решением — предоставлением иностранным компаниям права практически беспошлинного ввоза своих товаров, что привело к немедленному развалу как нашей промышленности, так и научно- технических комплексов. (Пример — политика А. Собчака в отношении ленинградских совхозов и их продукции.) Комплексное стимулирование научно-технического прогресса связано с созданием преимуществ в удовлетворении экономических и социальных интересов организаций и предприятий, разрабатывающих и осваивающих новую высокоэффективную технику. Его органическая составная часть — экономическое стимулирование — представляет собой установление соответствия между хозрасчетным доходом предприятий и НТО и их реальным вкладом в достижение эффекта НТП, решение научно-технических проблем. Механизм эко-номического стимулирования НТП включает его основные принципы (комплексность, перспективность, нормативный характер, гласность) и формы (налогообложение, фондобразование и финансирование, кредитование, установление цен и других экономических нормативов, организация оплаты труда, экономическая ответственность, страхование риска).

28. Проблема технократизма, ее сущность и значение в развитии технического знания.

Теории Просвещения с культом равенства всех, с отказом от религиозных традиций и формированием доктрины рационализма легли в основу идеи самодостаточности бытия отдельного человека. Человек Просвещения и всей эпохи Нового времени уничтожил в своей душе чувство Бога и стал постигать мир как результат естественных природных процессов. Именно эпоха Нового времени, а именно индустриальная цивилизация, сложившаяся на данном историческом отрезке, сформировала тип массового потребителя, обладателя таких качеств, как вседоступность и вседозволенность. Научно-техническая революция позволила человечеству сделать немало жизненно необходимых открытий, но в то же время успехи в области науки и техники сформировали утилитарные представления о безграничной вере в человеческое мышление. Слишком большая роль стала отводиться логике и рациональности, поиск ответов на вопросы с тех пор велся лишь при помощи логики и рационального мышления. Одна из основных ошибок человечества заключается в преобладании рационального метода познания как единственно верного. Непоколебимая вера в рассудок привела еще к одной беде индустриальной эпохи – утрате духовного и нравственного начал в человеческой сущности. Одним из серьезнейших дефектов цивилизационного сознания современного человека стало чувство собственного превосходства человека над всем живым и утверждение права его господства на Земле.


к, Р.Атфилд видит причину возникновения многих глобальных проблем в вере в прогресс, унаследованной от эпохи Просвещения и немецких метафизиков, позволившей безжалостно эксплуатировать природные богатства. В эпоху аграрной цивилизации изобретение и применение технических орудий – инструментов – было неразрывно связано с развитием человеческих способностей и возможностей, увеличивало мощь и силу человеческого духа. На стадии становления индустриализма человечество попадало все в большую зависимость от технических новшеств, инициатором которых является сам человек. Творение постепенно поглощало своего творца. По мнению М.Хайдеггера и других герменевтиков, техника – это преграда, опасность, которую человек сам поставил перед собой. Современный человек – «раб» многих технических достижений, призванных служить ему благом. Не человек эксплуатирует технику, а техника эксплуатирует человека. «Технизация духа, технизация разума может легко представляться гибелью духа и разума», как считает Н.А. Бердяев. Технический прогресс, призванный освободить человека от его зависимости от природы, возложить создание материальных благ на машину, превратил его в придаток машины. Противостояние человека и техники выразилось в XX веке в колоссальном уничтожении человеческого ресурса, когда техника стала формой как физического истребления человеком человека, так и обеспечения условий его духовной деградации. Превращение мира в единое коммуникативное пространство на этапе формирования информационной цивилизации вновь поставило под вопрос многие моральные нормы, духовные ценности, нравственные ориентиры, на которые опирались предшествующие поколения. Перед человеком благодаря росту технологий и возникновению новых способов коммуникации открылись совершенно иные возможности, но в то же время он оказался один на один с окружающим миром. Серьезной трансформации подверглись все сферы общества: техносфера, социосфера, инфосфера. Реконструирование ценностных установок, стремление к крупномасштабному мышлению, новые принципы в управлении – все это означает полное перестраивание социальных сфер и вновь заставляет философов обратиться к теории технократизма. В философско-политической литературе технократическая теория имеет давнюю историю. С четко оформленной идеей общества, управляемого носителями знания, учеными, впервые встречаемся у Платона. Великий философ в диалоге «Государство» отстаивает тезис о том, что управлять идеальным государством должно «сословие философов». В XVII веке идея использования научных знаний для управления обществом получила развитие в трудах Ф.Бэкона и Т.Кампанеллы. Однако их взгляды можно считать лишь намеком на будущие технократические теории, появление которых стало возможным только на определенной стадии общественного прогресса. Первую целостную концепцию о влиянии науки, производства и технических специалистов на социально-политические процессы разработал А.Сен-Симон (1760-1825). Приход к власти носителей научно-технического знания рассматривался выдающимся французским мыслителем как закономерный результат общественного развития. Для характеристики будущего общества А.Сен-Симон вводит термин «промышленно-научная система». Он утверждал, что при современном состоянии знаний и цивилизации одни лишь промышленные и научные принципы могут служить основанием общественной организации. Следовательно, управление обществом должно строиться на сугубо рациональных и научных основах. В трудах А.Сен-Симона представлены две важнейшие составляющие всех более поздних технократических концепций: управление обществом на научных принципах и ведущая политическая роль научно-промышленных специалистов. Однако СенСимона справедливо называть предтечей технократизма, а не первым его идеологом. Полноправным отцом технократизма XX века считается Т.Веблен (1857-1929) [3]. Американский экономист считал, что в качестве правящего класса, идущего к власти на смену капиталистам, должны быть инженеры и технические специалисты индустрии. Они объективно заинтересованы в эффективности общественного производства, а, следовательно, оно и должно быть поставлено под их контроль в результате революции инженеров. Управление становится столь же рационалистическим, сколько и инженерное управление процессами производства. Следуя за идеями Западного мира, американский экономист Д.Гелбрейт, сохраняя установку на рационализацию управления, расширяет представление о технократах: к ним он относит не только инженеров, но и широкий класс лиц, участвующих в управлении производством и обладающих профессиональными знаниями и информацией, – менеджеров, ученых и педагогов. Вместе с тем, Гелбрейт уже не говорит о революции инженеров и менеджеров и о замене ими иных властвующих элит, прежде всего профессиональных политиков. Он говорит о союзе с ними в свете общей заинтересованности в постоянном экономическом росте. Его идеал – участие менеджеров в принятии решений самого высокого уровня в качестве обладающих знанием специалистов и экспертов. После некоторого падения популярности технократических идей, вызванного кризисом капиталистического индустриального общества на рубеже 60-70-х годов XX века, на Западе начинается новая технократическая волна. Среди ее авторов видное место занимает Д.Белл, который говорит о том, что главная роль в обществе отводится науке, ученым, интеллектуальным технологиям как ведущим факторам научнотехнического и общественного развития в информационном обществе. Важно, что Белл отменяет жесткое требование к управлению – быть рациональным и признает, что политики занимают во власти законное место, следуя не только рациональным построениям, но и действуя в мире ценностных предпочтений. Социологу Д.Беллу принадлежит также термин «постиндустриальное общество» для обозначения общества, в котором экономика основана на сфере услуг, доминируют классы профессиональных и технических работников, центральное место занимает теоретическое знание, высоко развита интеллектуальная технология. Кенет Боулдинг употребляет термин «постцивилизация» для противопоставления его «цивилизации», представляющей собой эпоху оседлых сообществ, сельского хозяйства и войн. Збигнев Бжезинский вводит выражение «технотронное общество», подразумевая под ним общество, основанное на передовых технологиях, в первую очередь, электронике и электронных средствах коммуникации. Базисом для становления такого общества должно стать государство США в силу ряда причин, в частности, английского языка, являющегося языком международного общения и, соответственно, основным средством коммуникации на данный момент, и наличия мощной системы технических возможностей. Существуют и другие термины для обозначения современного общественно- цивилизационного этапа: «трансиндустриальное общество», «постэкономическое общество», «мировая деревня». Однако ученые во всех вышеперечисленных случаях, определяя новый этап цивилизационного развития, делают акцент на особом виде технологии, не давая при этом фактически никакой оценки социальным аспектам. Между тем, само употребление термина «общество» обязывает к анализу, прежде всего, духовного и социального аспектов, поскольку цивилизация – это категория технологичная, а общество – категория духовная. Технический прогресс, как уже отмечалось, призванный освободить человека от его зависимости от природы, возложить создание материальных благ на машину, превратил его в придаток машины. Противостояние человека и техники выразилось в XX веке в колоссальном уничтожении человеческого ресурса, когда техника стала формой как физического истребления человеком человека, так и обеспечения условий его духовной деградации. В случае своего духовного уничтожения человек остается лишь функционирующей в системе материального производства единицей, физическим телом, индивидом, пассивным и безынициативным, полным адептом технологизированной цивилизации. В то же время Бердяев отмечает неразрывную связь техники и культуры, но окончательная победа техники может привести культуру к гибели. В этом случае важно, чтобы техника, являясь на определенной стадии составляющей культуры (как творение человеческого разума), на следующем этапе своего существования переходила в разряд цивилизационных достижений и служила средством сохранения и трансляции духовного опыта человеческого сообщества.

Техногенная цивилизация и характерные черты техногенной цивилизации

Техногенная цивилизация — это общество, для которого характерны: стремление преобразовать природу в своих интересах; свобода индивидуальной деятельности, определяющая относительную независимость по отношению к социальным группам. Техногенная цивилизация — особый тип социального развития, характеризуемый следующими признаками:

  • высокая скорость социальных изменений;
  • интенсивное развитие материальных оснований общества (взамен экстенсивных в традиционных обществах);
  • перестройка оснований жизнедеятельности человека.

История техногенной цивилизации началась с развития античной культуры, прежде всего культуры полисной, которая подарила человечеству два великих открытия — демократию и теоретическую науку. Эти два открытия — в сфере регуляции социальных связей и в способе познания мира стали важными предпосылками для будущего, принципиально нового типа цивилизационного прогресса. Второй и очень важной вехой в истории формирования техногенной цивилизации стало европейское Средневековье с особым пониманием человека, созданного по образу и подобию Бога, с культом человеческого разума, способного понять и постигнуть тайну божественного творения, расшифровать те письмена, которые Бог заложил в мир, когда его создавал. Целью познания считалась именно расшифровка промысла Божьего, плана божественного творения. В эпоху Ренессанса происходит восстановление многих достижений античной традиции. С этого момента закладывается культурная матрица техногенной цивилизации, которая начинает свое собственное развитие с XVII в. При этом она проходит три стадии — предындустриальную, индустриальную и, наконец, постиндустриальную. Важнейшей основой жизнедеятельности на постиндустриальной стадии становится развитие техники и технологий, причем не только путем стихийно протекающих инноваций в сфере самого производства, но и за счет генерации все новых научных знаний и их внедрения в технико-технологические процессы.

Так возникает особый тип развития, основанный на ускоряющемся изменении природной среды, предметного мира, в котором живет человек. Изменение этого мира приводит к активным трансформациям социальных связей людей. В техногенной цивилизации научно-технический прогресс постоянно меняет типы общения, формы коммуникации людей, типы личности и образ жизни. В результате возникает отчетливо выраженная направленность прогресса с ориентацией на будущее.

Для культуры техногенных обществ характерно представление о необратимом историческом времени, которое течет от прошлого через настоящее в будущее. В большинстве традиционных культур доминировали иные понимания: время чаще всего воспринималось как циклическое, когда мир периодически возвращается к исходному состоянию. В традиционных культурах считалось, что «золотой век» уже пройден, он позади, в далеком прошлом. Герои прошлого создали образцы поступков и действий, которым следует подражать. В культуре техногенных обществ иная ориентация. В них идея социального прогресса стимулирует ожидание перемен и движение к будущему, а будущее полагается как рост цивилизационных завоеваний, обеспечивающих все более счастливое мироустройство.

Техногенная цивилизация, существующая чуть более 300 лет, оказалась не только динамичной и подвижной, но и агрессивной: она подавляет, подчиняет себе, переворачивает, буквально поглощает традиционные общества и их культуры. Такое активное взаимодействие техногенной цивилизации и традиционных обществ, как правило, приводит к гибели последних, к уничтожению многих культурных традиций, по существу к гибели этих культур как самобытных целостностей. Традиционные культуры не просто оттесняются на периферию, но радикально трансформируются при вступлении традиционных обществ на путь модернизации и техногенного развития. Чаще всего эти культуры сохраняются только фрагментами в качестве исторических рудиментов. Везде культурная матрица техногенной цивилизации трансформирует традиционные культуры, преобразуя их смысложизненные установки, заменяя их новыми мировоззренческими доминантами.

Самое главное и действительно эпохальное, всемирно-историческое изменение, связанное с переходом от традиционного общества к техногенной цивилизации, состоит в возникновении новой системы ценностей. На одном из самых высоких мест в иерархии ценностей оказывается автономия личности, что традиционному обществу вообще несвойственно. Там личность реализуется только через принадлежность к какой-либо определенной корпорации, будучи ее элементом. В техногенной цивилизации возникает особый тип автономии личности: человек может менять свои корпоративные связи, он жестко к ним не привязан, может и способен очень гибко строить свои отношения с людьми, погружаться в разные социальные общности, а часто и в разные культурные традиции.

Мировоззренческие доминанты техногенной цивилизации сводятся к следующим: человек понимается как активное существо, которое находится в деятельностном отношении к миру. Деятельность человека должна быть направлена вовне, на преобразование и переделку внешнего мира, в первую очередь природы, которую человек должен подчинить себе. В свою очередь внешний мир рассматривается как арена деятельности человека, как если бы мир и был предназначен для того, чтобы человек получал необходимые для себя блага, удовлетворял свои потребности.

Конечно, это не означает, что в новоевропейской культурной традиции не возникают другие мировоззренческие идеи, в том числе альтернативные. Техногенная цивилизация в самом своем бытии определена как общество, постоянно изменяющее свои основания. В её культуре активно поддерживается и ценится постоянная генерация новых образцов, идей, концепций, лишь немногие из которых могут реализовываться в сегодняшней действительности, а остальные предстают как возможные программы будущей жизнедеятельности, адресованные грядущим поколениям. В культуре техногенных обществ можно обнаружить идеи и ценностные ориентации, альтернативные доминирующим ценностям, но в реальной жизнедеятельности общества они могут не играть определяющей роли, оставаясь как бы на периферии общественного сознания и не приводя в движение массы людей.

Идея преобразования мира и подчинения человеком природы, подчеркивает акад. Степин, была доминантой в культуре техногенной цивилизации на всех этапах ее истории, вплоть до нашего времени. Эта идея была и остается в качестве важнейшей составляющей того «генетического кода», который определял само существование и эволюцию техногенных обществ.

С пониманием деятельности и предназначения человека тесно связан такой важный аспект ценностных и мировоззренческих ориентации, характерный для культуры техногенного мира, как понимание природы как упорядоченного, закономерно устроенного поля, в котором разумное существо, познавшее законы природы, способно осуществить свою власть над внешними процессами и объектами, поставить их под свой контроль. Надо только изобрести технологию, чтобы искусственно изменить природный процесс и поставить его на службу человеку, и тогда укрощенная природа будет удовлетворять человеческие потребности во все расширяющихся масштабах. Что касается традиционных культур, то в них мы не встретим подобных представлений о природе. Природа понимается здесь как живой организм, в который органично встроен человек, но не как обезличенное предметное поле, управляемое объективными законами. Само понятие закона природы, отличного от законов, которые регулируют социальную жизнь, чуждо традиционным культурам.

С техногенной цивилизацией связан также особый статус научной рациональности в системе ценностей, особая значимость научно-технического взгляда на мир, ибо познание мира является условием его преобразования. Оно создает уверенность в том, что человек способен, раскрыв законы природы и социальной жизни, регулировать природные и социальные процессы в соответствии со своими целями. Категория научности обретает своеобразный символический смысл. Она воспринимается как необходимое условие процветания и прогресса. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры — это характерные признаки жизни техногенных обществ.

Итак, культурологический аспект рассмотрения науки в связи с типами мирового развития (традиционалистского и техногенного) расширяет степень его воздействия на различные сферы человеческой деятельности, усиливает ее социогуманитарную значимость.

Техногенная цивилизация и характерные черты техногенной цивилизации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector