Вопросы

1. Понятия научной рациональности и ее идеал.

2. Классический тип научной рациональности.

3. Неклассический тип научной рациональности.

4. Постнеклассический тип научной рациональности и современная наука.

Лекция

1. Рациональность (лат. ratio – разум, т.е. разумность, рассудительность) в самом общем плане – это характеристика объективной и субъективной действительности с позиции разума, интеллекта. В познавательном или гносеологическом плане – это характеристика познания и знания с точки зрения его соответствия общим принципам мышления, разума. В плане практическом – это целенаправленные, «программные» действия человека, совпадающие с принципами (нормами, стандартами) разума, а также с утвердившимися в обществе общезначимыми нормами и ценностями.

Главным критерием рациональности является достижение цели: если цель достигнута, значит, эта деятельность – рациональна.


Рациональность также понимается как присущая человеку-субъекту способность организации деятельности. Так, по Максу Веберу, рациональность – это точный расчет адекватных средств для данной цели, по Людвигу Витгенштейну – наилучшая адаптированность к обстоятельствам, по Стивену Тулмину – логическая обоснованность правил деятельности.

Научная рациональность – это совокупность правил, образцов, норм научно-познавательной деятельности, обеспечивающих научную адекватность и истинность результата познания. Согласно ей, в научном знании не просто что-то сообщается, а приводятся необходимые – рациональные основания, по которым положение можно считать истинным.

Основные требования научной рациональности – это: 1) ориентация на объективность, устранение из содержания знаний, насколько это возможно, субъективного, – эмоционального (например), моментов; 2) системность, придающая знанию выводной характер; 3) универсальность и независимость формулируемых наукой положений от конкретных обстоятельств; 4) доказательность, обоснованность любых выдвигаемых положений; 5) языковая определенность, четкость и однозначность терминологии; 6) методологическая определенность – использование тех методов, приборов и других средств познания, которые считаются адекватными данной научной дисциплине; 7) организованный критицизм как стремление к проверке и установлению границ истинности любых выдвигаемых положений.

Конкретизация этих требований научной рациональности зависит от особенностей научных дисциплин.


связи с этим принято различать: а) математический идеал научной рациональности с ориентацией на совершенство вывода из исходных постулатов; б) естественнонаучный идеал научной рациональности с акцентом на экспериментальной проверке выдвигаемых положений; в) социально-гуманитарный идеал научной рациональности, допускающий возможность соотнесения результатов познания с фундаментальными, общезначимыми для общества ценностями.

Рациональность ответственна за специальные процедуры трансформации реальных объектов в идеальные, существующие только в мышлении. Это способность мышления работать с идеальными объектами, способность слова отражать мир понятийно. Научной рациональности нужны знания, пригодные для практического использования, следовательно, она признает те идеальные объекты и процедуры, которые непосредственно или опосредованно, актуально или потенциально сопряжены с практической значимостью для человеческой жизнедеятельности.

С одной стороны, научную рациональность связывают с историей развития науки и естествознания, с совершенствованием систем познания и с методологией. В этом отождествлении рациональность словно «покрывается» логико-методологическими стандартами.

С другой стороны, научная рациональность оказывается синонимичной разумности, истинности. И здесь на первый план выдвигаются проблемы выяснения критериев, оснований и обоснований истинного знания, совершенствования языка научного познания.


2. В историческом плане, соответствующем развитию науки, выделяют: 1) классический идеал научной рациональности,ориентирующий на строго однозначное описание свойств объекта безотносительно к используемым познавательным средствам, характерный для классической науки (XVII-XIX вв.); 2) неклассический идеал,опирающийся на вероятностное видение мира и требующий учета роли прибора в формировании изучаемых свойств объекта (XX век, его первая половина); 3) пост-неклассический (современный), учитывающий роль ценностей и целей субъекта в организации его взаимодействия с изучаемым объектом/предметом (например, в процессе математического моделирования – компьютерного эксперимента).

Три стадии исторического развития науки как естествознания, каждая из которых начинается с глобальной научной революции, можно охарактеризовать с позиции/точки зрения научной рациональности.

1) Классическая рациональность (соответствующая классической науке в до-дисциплинарном и дисциплинарно организованном состояниях). Концентрирует внимание исключительно на объекте познания. Стремление при теоретическом объяснении и описании объекта исключить все, что относится к субъекту, средствам и операциям его деятельности, рассматривая это как необходимое условие получения подлинного научного знания. Используется рефлексия – когда наука начинает сама себя анализировать с помощью философии. Для данного типа научной рациональности характерно противопоставление субъекта и объекта познания. Идеал познания предполагает, что можно создать одну мысленную конструкцию изучаемого объекта, которая будет одинаковой, универсальной для всех, например часовой механизм, функционирующий в соответствии с законами механики.


Классическое представление о рациональности связано с идеалом научной объективности знания. В нем провозглашалась необходимость процедуры элиминирования субъективных качеств человека, всего того, что не относится к объекту, того, что считалось помехой научному познанию. Классический идеал чистого разума не желал иметь ничего общего с реальным человеком-субъектом, носителем разума. В модели классической рациональности место реального человека, мыслящего, чувствующего, занимал абстрактный субъект познания, носитель «чистого разума» (И.Кант).

Классический тип научно рациональности был связан с научной революцией XVII века, ознаменовавшей становление классического естествознания. И.Кеплер, Г.Галилей и И.Ньютон сформулировали законы механики (закон всемирного тяготения, закон орбитального движения планет и закон свободного падения всех земных тел, которые составили единую механику для всех небесных и земных тел), и перешли к экспериментальному изучению природы, заложили основы классического естествознания и, соответственно – классической рациональности. Законы механики базировались на отвлечении от качественных изменений тел и концентрировались на описании их движения, что позволяло свести изучение механических процессов к их точному математическому описанию.


Идеалом познавательной деятельности в классической рациональности считалось построение абсолютной, истинной картины природы. Имела место ориентация на поиск очевидных, наглядных, «вытекающих из опыта» онтологических принципов, на основании которых можно строить теории, объясняющие и предсказывающие факты. Доминировало механистическое понимание природы. Объяснение, по существу, было поиском механических причин и субстанций (носителей сил, которые определяют наблюдаемые явления/факты), редуцирующим знание к фундаментальным представлениям, принципам и законам механики (так называемой «ньютоновской механики»).

В соответствии с этими принципами и установками строилась механистическая картина природы, которая одновременно являлась общенаучной картиной мира. Для нее характерно представление о Вселенной как механизме (механицизм), и вытекающий из этого жесткий детерминизм (в мире заданными являются как начальное состояние, так и все происходящие в нем процессы). Допущение, что свойства целого полностью определяются состоянием и свойствами составляющих его частей, что вещь это относительно устойчивое целое, а процесс есть перемещение тел в пространстве с течением времени. Идея симметрии процессов во времени и субстанциональное понимание пространства и времени. Сочетание методов количественного описания, логических методов (анализ, синтез, сравнение), экспериментальных методов и использование математических абстракций.


2) Неклассическая рациональность (соответствующая неклассической науке). Учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций познавательной деятельности субъекта; выявление этих связей считается необходимым условием научного описания и объяснения мира. Связи между внутринаучными и общезначимыми ценностями и целями не служат предметом научного осмысления, хотя опосредованно определяют характер знаний и то, что именно и каким способом следует выделять и осмысливать в мире. Этот тип научной рациональности возникает в первой половине XX века (после Эйнштейновской научной революции). Здесь происходит объединение средств и объекта познания. Невозможно отделить познавательные средства от самого объекта познания. Так, для познания объекта квантовой механики, согласно корпускулярной теории волнового дуализма, нужно рассмотреть этот объект как волну и как частицу. Познание микрообъектов требует их взаимодействия с научными приборами (макрообъектами), при котором происходит кардинальное изменение свойств объектов: на одном виде приборов они будут одними, а на другом – другими.

Идеал объекта познания в классическом типе рациональности в принципе практически не осуществим. Поэтому познание (неклассическая рациональность) стало: релятивистским (относительным), вероятностным.

В неклассической рациональности происходит отказ от прямолинейного онтологизма.


место идеалу единственно истинной теории, как бы «фотографирующей» исследуемые объекты, приходят идеалы плюрализма, допускающего истинность нескольких отличающихся друг от друга конкретных теоретических описаний одной и той же реальности, и дополнительности. Принимаются такие типы объяснения и описания, которые содержат ссылки на средства и операции познавательной деятельности. Пример такого подхода – идеалы и нормы объяснения и описания знаний, утвердившиеся в квантово-релятивистской физике; в квантово-релятивистской физике в качестве необходимого условия объективности и описания выдвигается требование четкой фиксации особенностей наблюдения, которые взаимодействуют с объектом.

Важным условием в деле достижения истины согласно неклассической рациональности становится не исключение всех действий, сопутствующих исследованию, а уточнение их роли и влияния, учет соотношения природы объекта со средствами и методами его исследования. Данный тип рациональности учитывает динамическое отношение человека к реальности, в котором большое значение приобретает его активность. Субъект пребывает в проблемных ситуациях и подвержен необходимости самоопределения и саморазвития при взаимодействии с внешним миром. И если в классической рациональности речь идет о предметности бытия, то в неклассической – о процессе становления и развития, это – процессуальная картина мира.

По новому интерпретируется принцип причинности, в него включаются понятия «случайность» и «вероятностная причинность».


вым содержанием наполняются понятия «вещь», «процесс», так как изучаемый объект уже не определяется как относительно устойчивая, тождественная себе самой вещь, а представляется процессом, характеризующимся устойчивыми состояниями и изменчивыми характеристиками. Утверждается релятивистское понимание пространства и времени. Происходит интеграция картин реальности и развитие общенаучной картины мира на базе распространившегося представления о природе как сложной, многомерной, динамической системе.

Неклассическая рациональность связана со следующими открытиями в естествознании: в физике – открытие делимости атома, становление релятивистской и квантовой теории, в космологии – концепция нестационарной Вселенной, в химии – квантовой химии, в биологии – становление генетики. Все эти открытия составили основу новой глобальной научной революции, которая привела к переходу на следующий уровень и исторический этап развития науки (неклассическое естествознание) и изменению стиля мышления ученых в первой четверти ХХ века.

3) Постнеклассическая научная рациональность (соответствующая постнеклассической, современной науке) возникает в последней четверти XX века. В это время произошли радикальные изменения в основаниях науки, которые характеризуются как новая глобальная научная революция, в ходе которой формируется постнеклассическая наука. Изменение характера научной деятельности, связанное с революцией в средствах хранения и получения знания (компьютеризацией науки) приводит к распространению междисциплинарных исследований и проблемно-ориентированных форм исследования. Реализация комплексных исследовательских программ приводит к сращиванию в единую систему деятельности теоретических и экспериментальных исследований, прикладных и фундаментальных знаний. Все это приводит к усилению процессов взаимодействия принципов и представлений картин реальности, формирующихся в различных науках.


Постнеклассическая научная рациональность стремится обеспечить исследование сложных, исторически развивающихся систем объектов, характеризующихся открытостью и саморазвитием. Идеи историзма и эволюционизма становятся основой синтеза картин реальности. Так, в естествознании первыми фундаментальными науками, начавшими учитывать особенности исторически развивающихся систем, стали биология (биосфера), астрономия (Метагалактика) и науки о Земле (Земля как сложная система взаимодействующих геологических, биологических техногенных процессов).

Ориентация науки на исследование сложных, исторически развивающихся систем привело к изменению норм и идеалов научно-исследовательской деятельности. Историчность системного комплексного объекта и вариабельность его функционирования предполагает применение особых способов описания и предсказания его состояний – построение сценариев возможных линий развития системы в точках бифуркации.

Представление о теории как аксиоматически-дедуктивной системе замещается теоретическим описанием, основанным на применении метода аппроксимации, теоретической схемы, использующей компьютерные программы.


естествознании (биологии, геологии, астрофизике) нашел применение метод исторической реконструкции. Изменилось представление о стратегии эмпирического исследования. Требование воспроизводимости эксперимента применительно к развивающимся системам получает теперь особый смысл. Если эти системы типологизируются (т.е. если можно экспериментировать над многими образцами, каждый из которых может быть выделен в качестве одного и того же начального состояния), то эксперимент даст один и тот же результат с учетом вероятностных линий эволюции системы. Кроме того, существуют уникальные исторически развивающиеся системы. При эксперименте, основанном на энергетическом и силовом взаимодействии с такой системой, невозможно воспроизвести ее в одном и том же начальном состоянии. И сам факт первичного «приготовления» этого состояния меняет систему, направляя ее в новое русло развития, а необратимость процессов развития не позволяет воссоздать начальное состояние. Поэтому для этих систем требуется особая стратегия экспериментального исследования. Их эмпирический анализ осуществляется методом вычислительного эксперимента на ЭВМ, что позволяет выявить разнообразие возможных структур, которые способна породить система.

Соответственно, возникает новое понимание категорий пространства и времени (учитывается историческое время системы, иерархия пространственно-временных форм), категорий возможности и действительности (идея множества потенциально возможных линий развития в точках бифуркации), категории детерминации (предшествующая история определяет избирательное реагирование системы на внешнее воздействие). В связи с появлением «человекоразмерных» объектов (природных комплексов, в которые в качестве компонента включен сам человек, – медико-биологические объекты, объекты экологии, объекты биотехнологий и др.), их объяснение и описание предполагает введение ценностных факторов в состав объясняющих положений. В ходе научно-исследовательской деятельности с человекоразмерными объектами исследователю приходится решать проблемы этического характера, определяя границы возможного и допустимого вмешательства в объект. Намечается процесс соотнесения внутренней этики науки, стимулирующей поиск истины и ориентацию на приращение нового знания, с общегуманистическими ценностями, нормами и принципами.

В постнеклассической рациональности расширяется поле осмысления деятельности, учитывается соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми ее структурами. Данныйтип научной рациональности – это неразрывное соединение трех компонентов: объектов, средств, субъектов познания. Наука переходит к человекомерным объектам, т.е. объектом познания становится сам человек. «Чистота» объекта познания невозможна в принципе, поскольку человек сам – заинтересованная сторона.

Рефлексия научного познания, актуализируемая постнеклассической рациональностью – это осознание неотъемлемости процесса познания от жизнедеятельности человека, влияния на познание как внутри-научных целей и ценностей, так и социокультурных ценностей вообще (влияние ценностей на характер познания). Проблема ценностного выбора действия средств на фундаментальные или прикладные научные исследования. Актуализируются также этические соображения в процессе организации научного познания (например, морально-этическая сторона вопроса о клонировании человека). Еще одна важнейшая сторона постнеклассического типа рациональности: исследование сложных саморазвивающихся систем на основе синергетики.

Постнеклассическая рациональность расширяет также поле рефлексии над деятельностью. Она показывает, что понятие рациональности включает не только логико-методологические стандарты, но и анализ целерациональных действий человека как таковых. Этот тип рациональности характеризуется соотнесенностью знания не только с активностью субъекта и со средствами познания, но и с ценностно-целевыми структурами его деятельности. Человек вводится в картину мира не просто как активный ее участник, а как системообразующий фактор. Здесь человек-субъект выступает одновременно и как наблюдатель, и как активатор. Мышление человека с его целями и ценностными ориентациями несет в себе характеристики, которые сливаются с предметным содержанием объекта познания. В постнеклассической рациональности расширяется объектная сфера за счет включений в нее систем типа «искусственный интеллект», «виртуальная реальность», которые сами являются порождениями НТП/НТР.

Все эти связанные с глобальными научными революциями типы научной рациональности взаимно «перекрываются», причем появление каждого нового типа рациональности не отрицает предшествующего, а только ограничивает сферу его действия, обусловливая его применимость только к определенным типам научно-исследовательских проблем и задач.

Каждый новый тип научной рациональности характеризуется особыми, свойственными ему основаниями науки, которые позволяют выделить в мире и исследовать соответствующие типы системных объектов познания (простые, сложные, саморазвивающиеся системы). Возникновение нового типа рациональности и нового образа науки не приводит к упразднению представлений и методологических установок предшествующего этапа.

Между типами рациональности существует преемственность, они не отрицают, а взаимно дополняют друг друга. Так, неклассическая наука не упразднила классическую рациональность, а только ограничила сферу ее действия. При решении ряда задач неклассические представления о мире и познании оказывались избыточными, и исследователь мог ориентироваться на традиционно классические образцы (например, при решении некоторых задач небесной механики не привлекают нормы квантово-релятивистского описания действительности). Точно так же становление постнеклассической науки не стало причиной упразднения всех представлений и познавательных установок классического и неклассического типов рациональности. Развитие науки в предельных основаниях – это исторически-преемственный процесс.

Литература

1. Баранец Н.Г. Философия науки (учебник для аспирантов) / Н.Г. Баранец. – Ульяновск: Издатель Качалин Александр Васильевич, 2013. – С. 139-144.

2. Введение в историю и философию науки: Учебное пособие для вузов / С.А. Лебедев, В.В. Ильин, Ф.В. Лазарев, А.В. Лесков; под общ. ред. проф. С.А. Лебедева. – М.: Академический проект, 2007. – С. 78-132.

3. Голубинцев В.О. Философия для технических вузов. Учебник / В.О.Голубинцев, А.А.Данцев, В.С.Любченко. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. – С. 285-335.

4. Некрасов С.И. Философия науки и техники: тематический словарь справочник. Учебное пособие / Некрасов С.И., Некрасова Н.А. – Орел: ОГУ, 2010. – С. 63-87, 108-115, 156, 193.

5. Философия: Учебник для вузов; отв. ред. проф. В.П. Кохановский. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. – С. 523-529.

6. Философия (полный курс): Учебник для студентов вузов / Под ред. проф. А.Н.Ерыгина. – М.: ИКЦ «Март», Ростов н/Д: Издательский центр «Март», 2004. – 704 с. – С.218-221.

Дополнительная литература

1. Бессонов Б.Н. История и философия науки: учебное пособие / Бессонов Б.Н. – М.: Юрайт, 2010. – С. 275-276.

2. Філософія: Навчальний посібник / Л.В.Губерський, І.Ф.Надольний, В.П.Андрущенко та інш.; За ред. І.Ф. Надольного. – К.: Вікар, 2005. – С. 464-466.

 

 

Тема 11.

Три крупных стадии исторического развития науки, каждую из которых открывает глобальная научная революция, можно охарактеризовать как три исторических типа научной рациональности, сменявшие друг друга в истории техногенной цивилизации. Это – классическая рациональность (соответствующая классической науке в двух ее состояниях – додисциплинарном и дисциплинарно организованном); неклассическая рациональность (соответствующая неклассической науке) и постнеклассическая рациональность. Между ними, как этапами развития науки, существуют своеобразные «перекрытия», причем появление каждого нового типа рациональности не отбрасывало предшествующего, а только ограничивало сферу его действия, определяя его применимость только к определенным типам проблем и задач.

Каждый этап характеризуется особым состоянием научной деятельности, направленной на постоянный рост объективно-истинного знания. Если схематично представить эту деятельность как отношения «субъектсредстваобъект» (включая в понимание субъекта ценностноцелевые структуры деятельности, знания и навыки применения методов и средств), то описанные этапы эволюции науки, выступающие в качестве разных типов научной рациональности, характеризуются различной глубиной рефлексии по отношению к самой научной деятельности.

Классический тип научной рациональности, центрируя внимание на объекте, стремится при теоретическом объяснении и описании элиминировать все, что относится к субъекту, средствам и операциям его деятельности. Такая элиминация рассматривается как необходимое условие получения объективно-истинного знания о мире. Цели и ценности науки, определяющие стратегии исследования и способы фрагментации мира, на этом этапе, как и на всех остальных, детерминированы доминирующими в культуре мировоззренческими установками и ценностными ориентациями. Но классическая наука не осмысливает этих детерминаций.

Типы научной рациональности

Рис. 7. Классический тип научной рациональности (по В.С. Степину)

Неклассический тип научной рациональности учитывает связи между знаниями об объекте и характером средств и операций деятельности. Экспликация этих связей рассматривается в качестве условий объективно-истинного описания и объяснения мира. Но связи между внутринаучными и социальными ценностями и целями по-прежнему не являются предметом научной рефлексии, хотя имплицитно они определяют характер знаний (определяют, что именно и каким способом мы выделяем и осмысливаем в мире).

Типы научной рациональности

Рис.8. Неклассический тип научной рациональности (по В.С. Степину)

Постнеклассический тип рациональности расширяет поле рефлексии над деятельностью. Он учитывает соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причем эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями.

Типы научной рациональности

Рис. 9. Постнеклассический тип рациональности

Как определяет В.С. Степин, каждый новый тип научной рациональности характеризуется особыми, свойственными ему основаниями науки, которые позволяют выделить в мире и исследовать соответствующие типы системных объектов (простые, сложные, саморазвивающиеся системы). При этом возникновение нового типа рациональности и нового образа науки не следует понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап приводит к полному исчезновению представлений и методологических установок предшествующего этапа. Напротив, между ними существует преемственность. Неклассическая наука вовсе не уничтожила классическую рациональность, а только ограничила сферу ее действия. При решении ряда задач неклассические представления о мире и познании оказывались избыточными, и исследователь мог ориентироваться на традиционно классические образцы (например, при решении ряда задач небесной механики не требовалось привлекать нормы квантово-релятивистского описания, а достаточно было ограничиться классическими нормативами исследования). Точно так же становление постнеклассической науки не приводит к уничтожению всех представлений и познавательных установок неклассического и классического исследования. Они будут использоваться в некоторых познавательных ситуациях, но только утратят статус доминирующих и определяющих облик науки.

Таким образом, когда современная наука на переднем крае своего поиска поставила в центр исследований уникальные, исторически развивающиеся системы, в которые в качестве особого компонента включен сам человек, то требование экспликации ценностей в этой ситуации не только не противоречит традиционной установке на получение объективно-истинных знаний о мире, но и выступает предпосылкой реализации этой установки.

В результате генезиса не классического а затем и постнеклассического типа научной рациональности стало возможным и появление и полеонтичной парадигмы виртуального подхода который стал бурно развиваться с девяностых годов прошлого века.

 

Типы научной рациональности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector