Инерция  Классическая механика
История…

См. также: Портал:Физика

Ине́рция (от лат. inertia — бездеятельность, косность, синоним: инертность[1]) — свойство тел оставаться в некоторых системах отсчёта в состоянии покоя или равномерного прямолинейного движения в отсутствии или при взаимной компенсации внешних воздействий[2].

Формулировка

Существование инерциальных систем отсчета в классической механике постулируется Первым законом Нью́тона, который также называется Зако́ном ине́рции. Его классическую формулировку дал Ньютон в своей книге «Математические начала натуральной философии»:

Всякое тело продолжает удерживаться в состоянии покоя или равномерного и прямолинейного движения, пока и поскольку оно не понуждается приложенными силами изменить это состояние.


Современная формулировка закона[3]:

Существуют такие системы отсчёта, называемые инерциальными, относительно которых материальные точки, когда на них не действуют никакие силы (или действуют силы взаимно уравновешенные), находятся в состоянии покоя или равномерного прямолинейного движения.

Системы отсчёта, в которых выполняется закон инерции, называют инерциальными системами отсчёта (ИСО). Все другие системы отсчёта (например, вращающиеся или движущиеся с ускорением) называются соответственно неинерциальными. Проявлением неинерциальности в них является возникновениеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2378 дней] фиктивных сил, называемых «силами инерции».

История

Древнегреческие учёные, судя по дошедшим до нас сочинениям, размышляли о причинах совершения и прекращения движения. В «Физике» Аристотеля (IV век до н. э.) приводится такое рассуждение о движении в пустоте[4]:


Инерция Никто не сможет сказать, почему [тело], приведенное в движение, где-нибудь остановится, ибо почему оно скорее остановится здесь, а не там? Следовательно, ему необходимо или покоиться, или двигаться до бесконечности. Инерция

Однако в другом труде «Механика», приписываемом Аристотелю утверждается[5]:

Инерция Движущееся тело останавливается, если сила, его толкающая, прекращает своё действие. Инерция

Наблюдения действительно показывали, что тело останавливалось при прекращении действия толкающей его силы. Естественное противодействие внешних сил (сил трения, сопротивления воздуха и т. п.) движению толкаемого тела при этом не учитывалось. Поэтому Аристотель связывал неизменность скорости движения любого тела с неизменностью прилагаемой к нему силы.


Только через два тысячелетия Галилео Галилей (1564—1642) смог исправить эту ошибку «Аристотелевской физики». В своем труде «Беседы о двух новых науках» Галилей писал[5]:

Инерция …скорость, однажды сообщенная движущемуся телу, будет строго сохраняться, поскольку устранены внешние причины ускорения или замедления, — условие, которое обнаруживается только на горизонтальной плоскости, ибо в случае движения по наклонной плоскости вниз уже существует причина ускорения, в то время, как при движении по наклонной плоскости вверх налицо замедление; из этого следует, что движение по горизонтальной плоскости вечно Инерция

Это суждение нельзя вывести непосредственно из эксперимента, так как невозможно исключить все внешние влияния (трение и т. п.).


этому, здесь Галилей впервые применил метод логического мышления, базирующийся на непосредственных наблюдениях и подобный математическому методу доказательства «от противного». Если наклон плоскости к горизонтали является причиной ускорения тела, движущегося по ней вниз, и замедления тела, движущегося по ней вверх, то, при движении по горизонтальной плоскости, у тела нет причин ускоряться или замедляться, и оно должно пребывать в состоянии равномерного движения или покоя.

Таким образом, Галилей просто и ясно доказал связь между силой и изменением скорости (ускорением), а не между силой и самой скоростью, как считал Аристотель и его последователи. Это открытие Галилея вошло в науку как Закон инерции. Надо отметить, что Галилей допускал свободное движение не только по прямой, но и по окружности (видимо, из астрономических соображений). В современном виде закон инерции сформулировал Декарт. Ньютон включил закон инерции в свою систему законов механики как первый закон.

Смежные понятия

Принцип относительности Галилея: во всех инерциальных системах отсчёта все механические процессы протекают одинаково (если начальные условия для всех тел одинаковы). В системе отсчёта, приведенной в состояние покоя или равномерного прямолинейного движения относительно инерциальной системы отсчёта (условно — «покоящейся»), все процессы протекают точно так же, как и в покоящейся системе.

Следует отметить, что понятие инерциальной системы отсчёта — абстрактная модель, то есть некий идеальный объект, рассматриваемый вместо реального объекта (примерами абстрактной модели служат абсолютно твердое тело или нерастяжимая невесомая нить).


альные системы отсчёта всегда связаны с каким-либо объектом или объектами, и соответствие реально наблюдаемого движения тел в таких системах с результатами расчётов будет неполным. В то же время точность подобной абстракции в земных условиях весьма велика и ограничивается лишь величиной искривления пространства-времени, которое было предсказано в рамках общей теории относительности (1915 год) и впервые зафиксировано в 1919 году при исследовании отклонения света в гравитационном поле Солнца.

Инертность — свойство тела в большей или меньшей степени препятствовать изменению своей скорости относительно инерциальной системы отсчёта при воздействии на него внешних сил. Мерой инертности в физике выступает инертная масса.

См. также

Инерция

  • Законы Ньютона
  • Сила инерции
  • Момент инерции
  • Принцип Маха
  • Механика
  • Гистерезис
  • Теория импетуса

Литература

  • Лич Дж. У. [eqworld.ipmnet.ru/ru/library/books/Lich1961ru.djvu Классическая механика.] М.: Иностр. литература, 1961.
  • Спасский Б. И.. История физики. М., «Высшая школа», 1977.
    • [osnovanija.narod.ru/History/Spas/T1_1.djvu Том 1. Часть 1-я;] [osnovanija.narod.ru/History/Spas/T1_2.djvu Часть 2-я]
    • [osnovanija.narod.ru/History/Spas/T2_1.djvu Том 2. Часть 1-я;] [osnovanija.narod.ru/History/Spas/T2_2.djvu Часть 2-я]

  • Кокарев С. С. [samlib.ru/k/kokarew_s_s/inert.shtml Три лекции о законах Ньютона.] Ярославль. Сб. трудов РНОЦ Логос, вып. 1, 45-72, 2006.
Ссылки новых исследований:
  • Masreliez C. J., [www.iop.org/EJ/abstract/1402-4896/75/1/019/ Motion, Inertia and Special Relativity — a Novel Perspective], Physica Scripta (2006).
  • Masreliez C. J., [redshift.vif.com/JournalFiles/V13NO1PDF/V13N1MAS.pdf On the origin of inertial force], Apeiron (2006).
  • Masreliez, C J; [www.iop.org/EJ/abstract/-ff30=all/1402-4896/76/5/015 Dynamic incremental scale transition with application to physics and cosmology], Physica Scripta (2007).

Отрывок, характеризующий Инерция

В невысокой комнатке, освещенной одной свечой, сидела княжна и еще кто то с нею, в черном платье. Пьер помнил, что при княжне всегда были компаньонки. Кто такие и какие они, эти компаньонки, Пьер не знал и не помнил. «Это одна из компаньонок», – подумал он, взглянув на даму в черном платье.
Княжна быстро встала ему навстречу и протянула руку.
– Да, – сказала она, всматриваясь в его изменившееся лицо, после того как он поцеловал ее руку, – вот как мы с вами встречаемся. Он и последнее время часто говорил про вас, – сказала она, переводя свои глаза с Пьера на компаньонку с застенчивостью, которая на мгновение поразила Пьера.
– Я так была рада, узнав о вашем спасенье.


о было единственное радостное известие, которое мы получили с давнего времени. – Опять еще беспокойнее княжна оглянулась на компаньонку и хотела что то сказать; но Пьер перебил ее.
– Вы можете себе представить, что я ничего не знал про него, – сказал он. – Я считал его убитым. Все, что я узнал, я узнал от других, через третьи руки. Я знаю только, что он попал к Ростовым… Какая судьба!
Пьер говорил быстро, оживленно. Он взглянул раз на лицо компаньонки, увидал внимательно ласково любопытный взгляд, устремленный на него, и, как это часто бывает во время разговора, он почему то почувствовал, что эта компаньонка в черном платье – милое, доброе, славное существо, которое не помешает его задушевному разговору с княжной Марьей.
Но когда он сказал последние слова о Ростовых, замешательство в лице княжны Марьи выразилось еще сильнее. Она опять перебежала глазами с лица Пьера на лицо дамы в черном платье и сказала:
– Вы не узнаете разве?
Пьер взглянул еще раз на бледное, тонкое, с черными глазами и странным ртом, лицо компаньонки. Что то родное, давно забытое и больше чем милое смотрело на него из этих внимательных глаз.
«Но нет, это не может быть, – подумал он. – Это строгое, худое и бледное, постаревшее лицо? Это не может быть она. Это только воспоминание того».

в это время княжна Марья сказала: «Наташа». И лицо, с внимательными глазами, с трудом, с усилием, как отворяется заржавелая дверь, – улыбнулось, и из этой растворенной двери вдруг пахнуло и обдало Пьера тем давно забытым счастием, о котором, в особенности теперь, он не думал. Пахнуло, охватило и поглотило его всего. Когда она улыбнулась, уже не могло быть сомнений: это была Наташа, и он любил ее.
В первую же минуту Пьер невольно и ей, и княжне Марье, и, главное, самому себе сказал неизвестную ему самому тайну. Он покраснел радостно и страдальчески болезненно. Он хотел скрыть свое волнение. Но чем больше он хотел скрыть его, тем яснее – яснее, чем самыми определенными словами, – он себе, и ей, и княжне Марье говорил, что он любит ее.
«Нет, это так, от неожиданности», – подумал Пьер. Но только что он хотел продолжать начатый разговор с княжной Марьей, он опять взглянул на Наташу, и еще сильнейшая краска покрыла его лицо, и еще сильнейшее волнение радости и страха охватило его душу. Он запутался в словах и остановился на середине речи.
Пьер не заметил Наташи, потому что он никак не ожидал видеть ее тут, но он не узнал ее потому, что происшедшая в ней, с тех пор как он не видал ее, перемена была огромна. Она похудела и побледнела. Но не это делало ее неузнаваемой: ее нельзя было узнать в первую минуту, как он вошел, потому что на этом лице, в глазах которого прежде всегда светилась затаенная улыбка радости жизни, теперь, когда он вошел и в первый раз взглянул на нее, не было и тени улыбки; были одни глаза, внимательные, добрые и печально вопросительные.
Смущение Пьера не отразилось на Наташе смущением, но только удовольствием, чуть заметно осветившим все ее лицо.


– Она приехала гостить ко мне, – сказала княжна Марья. – Граф и графиня будут на днях. Графиня в ужасном положении. Но Наташе самой нужно было видеть доктора. Ее насильно отослали со мной.
– Да, есть ли семья без своего горя? – сказал Пьер, обращаясь к Наташе. – Вы знаете, что это было в тот самый день, как нас освободили. Я видел его. Какой был прелестный мальчик.
Наташа смотрела на него, и в ответ на его слова только больше открылись и засветились ее глаза.
– Что можно сказать или подумать в утешенье? – сказал Пьер. – Ничего. Зачем было умирать такому славному, полному жизни мальчику?
– Да, в наше время трудно жить бы было без веры… – сказала княжна Марья.
– Да, да. Вот это истинная правда, – поспешно перебил Пьер.
– Отчего? – спросила Наташа, внимательно глядя в глаза Пьеру.
– Как отчего? – сказала княжна Марья. – Одна мысль о том, что ждет там…
Наташа, не дослушав княжны Марьи, опять вопросительно поглядела на Пьера.
– И оттого, – продолжал Пьер, – что только тот человек, который верит в то, что есть бог, управляющий нами, может перенести такую потерю, как ее и… ваша, – сказал Пьер.
Наташа раскрыла уже рот, желая сказать что то, но вдруг остановилась. Пьер поспешил отвернуться от нее и обратился опять к княжне Марье с вопросом о последних днях жизни своего друга. Смущение Пьера теперь почти исчезло; но вместе с тем он чувствовал, что исчезла вся его прежняя свобода. Он чувствовал, что над каждым его словом, действием теперь есть судья, суд, который дороже ему суда всех людей в мире. Он говорил теперь и вместе с своими словами соображал то впечатление, которое производили его слова на Наташу. Он не говорил нарочно того, что бы могло понравиться ей; но, что бы он ни говорил, он с ее точки зрения судил себя.
Княжна Марья неохотно, как это всегда бывает, начала рассказывать про то положение, в котором она застала князя Андрея. Но вопросы Пьера, его оживленно беспокойный взгляд, его дрожащее от волнения лицо понемногу заставили ее вдаться в подробности, которые она боялась для самой себя возобновлять в воображенье.
– Да, да, так, так… – говорил Пьер, нагнувшись вперед всем телом над княжной Марьей и жадно вслушиваясь в ее рассказ. – Да, да; так он успокоился? смягчился? Он так всеми силами души всегда искал одного; быть вполне хорошим, что он не мог бояться смерти. Недостатки, которые были в нем, – если они были, – происходили не от него. Так он смягчился? – говорил Пьер. – Какое счастье, что он свиделся с вами, – сказал он Наташе, вдруг обращаясь к ней и глядя на нее полными слез глазами.
Лицо Наташи вздрогнуло. Она нахмурилась и на мгновенье опустила глаза. С минуту она колебалась: говорить или не говорить?
– Да, это было счастье, – сказала она тихим грудным голосом, – для меня наверное это было счастье. – Она помолчала. – И он… он… он говорил, что он желал этого, в ту минуту, как я пришла к нему… – Голос Наташи оборвался. Она покраснела, сжала руки на коленах и вдруг, видимо сделав усилие над собой, подняла голову и быстро начала говорить:
– Мы ничего не знали, когда ехали из Москвы. Я не смела спросить про него. И вдруг Соня сказала мне, что он с нами. Я ничего не думала, не могла представить себе, в каком он положении; мне только надо было видеть его, быть с ним, – говорила она, дрожа и задыхаясь. И, не давая перебивать себя, она рассказала то, чего она еще никогда, никому не рассказывала: все то, что она пережила в те три недели их путешествия и жизни в Ярославль.
Пьер слушал ее с раскрытым ртом и не спуская с нее своих глаз, полных слезами. Слушая ее, он не думал ни о князе Андрее, ни о смерти, ни о том, что она рассказывала. Он слушал ее и только жалел ее за то страдание, которое она испытывала теперь, рассказывая.
Княжна, сморщившись от желания удержать слезы, сидела подле Наташи и слушала в первый раз историю этих последних дней любви своего брата с Наташей.
Этот мучительный и радостный рассказ, видимо, был необходим для Наташи.
Она говорила, перемешивая ничтожнейшие подробности с задушевнейшими тайнами, и, казалось, никогда не могла кончить. Несколько раз она повторяла то же самое.

Происхождение

ИнерцияГорькая вражда между семьей Тоуна (Thawne) и семьей Аллена (Allen) длилась целые поколения, даже в 30-ом веке. Президент Тоун попытался заполучить в свои ряды Барта Аллена, наследника обоих семей. Когда его попытка провалилась, он смешал ДНК Барта и генетический материал Тоунов, чтобы создать бегуна под именем Таддеус. В то время как Барт рос в гипер-ускоренном режиме, развитие Тэда было наоборот, сверх медленным. Каждый его шаг физического и умственного развития просчитывался годами. Достигнув нужного возраста он отправился в прошлое, чтобы заменить собой Барта, прервав при этом линию Алленов. Снабженный технологиями будущего, он начал следить за Импульсом (Impulse), готовясь к неминуемой схватке. Его первая попытка провалилась несмотря на то, что Таддеус владел аналогичными способностями.

Во второй раз, собрав больше информации и используя элемент неожиданности, он похитил и заменил Барта. Несколько недель Инерция притворялся Импульсом. После он забрал больного Макса Меркурия (Max Mercury) в Силу Скорости (Speed Force), намереваясь убить. Когда Барт сбежал и, рискуя собственной жизнью, защищал Макса, Инерция понял, что он был всего лишь орудием поколения Тоунов. Растроенный Инерция сорвался и исчез,

Возвращение

А как же я? Почему никто не беспокоился обо мне? Неужели я такой забываемый?

Инерция вернулся после событий Бесконечного Кризиса (Infinite Crisis), во время которого Барт Аллен поглотил в себя всю Силу Скорости, оставив Таддеуса без сил. В качестве замены, Инерция использовал исправленную версию Скорости 9 (Velocity 9), полученную от Слэйда (Deathstroke), но Тэд хотел восстановить связь. Инерция заключил временное соглашение с Манфредом Мота (Manfred Мota); он снабдил Мота технологиями будущего, чтобы тот завлек Флэша в его ловушку в пустыне Невады. Позже, однако, Тэд предал своего союзника и попытался его убить

В обмен за Девятую Скорость, Инерция присоединился к команде Дефстроука — Восточным Титанам. Группа была специально разработана для быстрейшего уничтожения Юных Титанов. В команде Инерция вступил в романтические отношения с другой “перемещенной во времени” – Солнечной Девушкой (Sun Girl). Вместе они пытали Мисс Марсианку (Miss Martian)

 Блин…ты теперь на 4 года старше. Думаю, дни, когда я мог притворяться тобой, закончились

ИнерцияНаконец-то собрав всю нужную информацию, Инерция запустил свой план в действие. Он нанял Негодяев, пообещав им море грабежей. На самом деле он строил машину, чтобы вытащить из Барта Силу Скорости. Они поместили прибор в музее Гетти (Ghetty), в Лос-Анджелесе. Флэш прибыл, и машина украла у него скорость. После избиений Флэша,  Негодяи раскусили настоящий план Инерции, его личную месть. Побоявшись того, что Флэш мог вернуть свою скорость, Негодяи атаковали Барта, но последний и решающий удар нанес Инерция. Абра Кадабра (Abra Cadabra) связал Инерции руки, но это не помешало ему сбежать.

Возмездие Флэша

Почти сразу после смерти Барта, Уолли с семьей был возвращен в основную вселенную усилиями героев. Узнав о случившемся, Флэш начал охоту за Таддеусом. Вскоре он настиг его на шоссе в Лос-Анджелесе. Уоллас (Wallace) не смог убить парня. Вместо этого Уэст остановил Инерцию навсегда. Тэд все ещё был в сознании, он все понимал и слышал. Но был навечно заперт в собственном теле. Флэш поставил статую Барта перед глазами Тоуна, чтобы тот смотрел на дух человека, которым он никогда не сможет стать.  

Последний кризис:  Месть Негодяев

 Говорят — это миф, что человеческую кишку можно растянуть на 20 миль. Давай узнаем…вместе.

ИнерцияГрегори Вулфи (Gregory Wolfe) поручает двум охранникам перевезти Инерцию из Музея Флэша в Железные Высоты (Iron Heights). Как только они начали транспортировку, в Инерцию ударила красная молния огромной силы, которая освободила Обратного Импульса. Расправившись с охранниками, Инерция направился к дому Уолли Уэста, чтобы отомстить, убив его детей. Однако Таддеус был остановлен виновником своего освобождения – Зумом (Zoom). Зум избивает Инерцию и приказывает ему надеть костюм Кид Флэша, у Таддеуса не остается выбора. Позже выяснилось, что Зум сделал это по приказу Либры (Libra).

Зум объясняет Инерции, как он контролирует время и, прикоснувшись, Хантер дарует Тоуну свои способности. Примерно в это же время Негодяям удалось выследить Инерцию благодаря способностям Мастера Зеркал (Mirror Master)

Негодяи нападают на Инерцию, но Зум защищает его и начинает биться с ними. Посреди схватки возникает Либра, на руках у него сын Мага Погоды (Weather Wizard). Либра предлагает Негодяям вступить в его Тайное Общество, или он убьет мальчика. Прежде чем Марк успевает принять решение, Таддеус нападает на Либру и убивает ребенка “щелчком”. После этого Инерция меняет свой костюм и называет себя “Кид Зумом”. Либра растерян, он предлагает Тоуну вступить в его Общество. Вместо этого Зум младший избивает Либру и почти заканчивает “дело” его же копьем, но Таддеусу помешал Зум. Хантер говорит Тоуну, что все трагедии должны быть просчитаны, а не случайны. Однако Зум и думать не мог, что Тэд так хорошо разобрался в новых способностях за столь короткий период. Простейшим прикосновением Обратный Импульс своровал все время Хантера и оставил его в инвалидном кресле. Далее Кид Зум попытался убить Соломона, но Негодяи во время успели остановить безумца. После нелегкой битвы, Разбойникам совместными усилиями удалось убить нового Зума. Его тело было выброшено возле Полицейского участка Кистоуна.

Легион Смерти/Титаны Прайма

ИнерцияНовый Инерция присоединился к Легиону Смерти (Legion of Doom) Супербоя-Прайма (Superboy-Prime). Вместе, злодеи напали на Юных Титанов. Однако Красный Робин (Red Robin) заметил, что Таддеус стал на 5 сантиметров выше. Скорее всего это другой бегун. Прайм просто дал незнакомцу этот костюм, чтобы психологически надавить на Аллена. В следующем выпуске Инерция продолжил свою схватку с Бартом. Между ними произошёл короткий диалог, в котором выяснилось, что Новый Инерция понятия не имел, кто такой Кид Флэш. Затем новый Инерция пошутил насчет своего костюма, назвав зеленый —  цветом черепахи. Барт не мог сражаться в полную силу, так как все ещё частично сомневался в реальности этих событий. Заставив себя поверить, Кид Флэш избил самозванца до полусмерти. Титаны Прайма проиграли.

Несмотря на все мастерство Зума, я сомневаюсь, что он даровал Инерции абсолютно идентичные способности. Для полного “выброса” из времени, по мнению автора, все же нужна “космическая дорожка”  (Cosmic Treadmill).

Тем не менее:

Персональная Манипуляция Временем:  Тэд подключен к временному потоку Зума, двигаясь сквозь него, он развивает невероятную скорость. Инерция может увеличивать или уменьшать свою “скорость” насколько сам того пожелает.

Зум:  “Почувствуй, как настоящее проходит рядом с нами, Таддеус. Ты словно стоишь на катящемся шаре, ты можешь управлять им”

Ударные Волны: Щелчками пальцев Таддеус вызывает взрывы огромной силы. Силы одного щелчка достаточно для разрушения нескольких зданий.

Кража Времени: Прикосновением Инерция отматывает время своей жертвы на неопределенный срок. Наглядно он продемонстрировал эту способность на своем наставнике – Зуме.

Сверхчеловеческая Скорость:  Благодаря инъекциям Скорости 9 (Velocity 9) Таддеус двигается очень быстро. Его скорость превосходит практически всех сверхлюдей, не подключенных к Силе Скорости. Так он в одиночку был способен драться со всеми Юными Титанами.

Заживление Ран: Ускоренный обмен веществ, полученный благодаря сыворотке, позволяет Инерции залечивать раны даже без подключения к Силе Скорости. Так например, он в считанные минуты вылечил поломанную ногу.

До Бесконечного Кризиса, Инерция как клон Барта обладал практически всеми способностями Импульса.

Способности

Благодаря замедленному развитию, Инерцию с  детства тщательно тренировали и обучали различным наукам. Также его учили быть методичным и просчитывать действия противника. Неспособность полностью сравняться с Бартом по способностям Таддеус заменяет более стратегическим мышлением.

Интересные Факты

Когда Итана Ван Скивера (Ethan Van Sciver) спросили, кто же все таки придумал Инерцию, он ответил, что 25% принадлежат Майку (Mike Wierengo), 25% Гранту (Grant Morrison) и 50% Тодду Дезаго (Todd Dezago). Свой вклад он оценил в 5% (он сделал Инерцию блондином и дал ему зеленый костюм). 

Инерция

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector