В советское время вспоминать о своем происхождении было сначала опасно, а потом немодно. Осмотрительные родители сжигали фотокарточки статных дедушек в парадной форме и модниц бабушек, которых никак не примешь за идеологически правильных крестьян. А сегодня их дети объявили себя наследниками голубых кровей. «Большой» отправился в Минское собрание шляхты и дворянства, чтобы узнать, что же это за птица — современный белорусский аристократ.

«Уравнивают только гильотина и эшафот»

Чего только ни ожидаешь увидеть, когда стучишься в кабинет Минского собрания шляхты и дворянства: рыцарские доспехи, робкие слуги, белые лошади, поросята в яблоках — но нет, офис как офис, разве что на стенах гербы для антуража. А между прочим, именно сюда каждый день приходят люди, с которыми, если бы не революция семнадцатого года, корреспонденту «Большого» вряд ли удалось переброситься хотя бы парой словечек.

_DSC9954


Минское собрание шляхты и дворянства официально существует с 2009 года. Среди основных его целей — объединение потомков знатных родов, изучение генеалогии и геральдики, возрождение морально-этических традиций и организация всевозможных салонов, концертов и балов. За советские годы наследников шляхты и дворянства неплохо разбросало по социальной лестнице: есть среди них и бывший министр, и автослесарь.

Николай Шалимо, адвокат:
«Прадед мой, по рассказам, был очень богатый человек. Трех своих сыновей — в том числе моего деда — он направил в Америку учиться. Дед получил диплом агронома и вернулся в Беларусь. После революции он скрывался, но профессия выручила — дед не только избежал репрессий, но и умудрился стать заместителем председателя колхоза».

Председатель собрания Игорь Чекалов-Шидловский когда-то преподавал математику в политехническом институте и всерьез заинтересовался собственной генеалогией после того, как в одном из гербовников обнаружил фамилию Шидловских. По оценке Игоря Владимировича, одной звучной польской фамилии достаточно, чтобы причислить себя к шляхетскому роду:

— Шляхта — это же не российское дворянство. Шляхтич берег свою фамилию как знамя. В Российской империи могло быть хоть десять тысяч Ивановых, потому что дворяне давали рабам свою фамилию. Я принципиально не сказал «крепостным крестьянам», это ведь эвфемизм. Если человека можно продать и купить, это раб.


DSC_7772

Сарматский портрет — форма парадного рыцарского портрета, характерная для живописи Великого княжества Литовского в XV-XVIII веках. Такие портреты выставлялись в специальных залах как свидетельство благородного происхождения.

Впрочем, к социальному неравенству Игорь Владимирович относится философски:
— Уравнивают только гильотина и эшафот. Государство — это всегда пирамида, и главное, чтобы наверх попадали люди достойные.

У Чекалова-Шидловского есть еще одно доказательство собственного благородного происхождения — семейные предания и фотографии, которые хранились в запасниках альбомов. Вместе с замом и руководителем музыкальных и культурных программ Юрием Шереметом он демонстрирует красивые фотокарточки дореволюционных времен, где знатные усачи в парадной одежде перемежаются с нарядными дамами. «Ну как, похожи наши предки на крестьян?» Ни капельки, честное слово.

Дом Ваньковичей, который стал филиалом Национального художественного музея, — единственная восстановленная шляхетская усадьба в Минске.

_DSC0481


Как проверить свое шляхетское происхождение?
По мнению членов Минского собрания наследников шляхты и дворянства, на шляхетское прошлое в первую очередь указывает фамилия. Сверить ее с перечнем из пофамильного гербовника здесь можно бесплатно. Если нашли, то в Минском собрании вы с большой долей вероятности будете считаться аристократом.
Для реального подтверждения знатного происхождения придется продолжить исследовательскую работу. Надежнее всего проверить информацию в Национальном историческом архиве. Прежде чем идти туда, постарайтесь собрать максимально полные сведения о ваших предках: фамилии, имена, отчества, даты и места рождения лиц, которые родились до 1917 года. Как вариант, опросите пожилых родственников или посетите кладбища, где захоронены ваши предки. Поиски в архиве можно проводить самостоятельно, а можно прибегнуть к услугам специалиста. «Исполнение запроса генеалогического характера» архив оценивает почти в одиннадцать миллионов рублей. Не пугайтесь, это максимум. Как правило, за исследование рода у вас попросят от трех до шести миллионов. Кстати, чем более вздорным был характер у ваших прадедов, чем чаще они ругались и судились, тем больше вероятность отыскать их следы в архивных бумагах.

Каждый десятый белорус — шляхта»

Слушаю детективные истории о том, как современные шляхтичи и дворяне обнаружили знатность своего рода, и понимаю: такой раритет, как фотокарточки прадедушек и прабабушек (или любые другие реальные документы), есть далеко не у всех членов собрания. Чаще всего в качестве доказательства голубых кровей выступают славные фамилии в паспортах и полные многозначительных намеков рассказы бабушек и дедушек.


_DSC9974

— Каждый десятый белорус сегодня может причислить себя к наследникам благородного сословия, — прикидывает Игорь Владимирович. — С документами сложнее: еще в XVIII веке по указу Екатерины II в российское дворянство перевели только 25% шляхты. К этому времени у многих уже истлели нобилитационные грамоты. Подтвердить свое знатное происхождение было нечем. Российские чиновники хотели разобраться в этой системе, приезжали в то или иное место — и видели людей, которые живут по-крестьянски, но носят саблю. При этом они издревле считались шляхтой: «Отец и дед наш воевал, на сейм нас приглашают» — но доказать ничего не могли, а потому попадали в мещанское или крестьянское сословие.

Галина Валицкая, ландшафтный дизайнер:
«О благородном происхождении нашего рода я что-то слышала от родителей, но всерьез эти слова не воспринимала. Была еще история, до сих пор не знаю, правда или шутка: будто бы в 70-е годы родственники оставили наследство в Штатах — но это выглядело настолько анекдотично, что родители отказались. Потом, уже после смерти родителей, я обнаружила, что наша фамилия значится в списках дворянских родов, и за эту ниточку стала тянуть, как Даша Донцова».


Документы, которые сохранились до 1917 года, охотно уничтожали сами их обладатели. Потому как советское правительство активно обменивало их на билеты куда-нибудь на спецпоселение — правда, только в один конец. Нередки были случаи, когда носители гордых аристократических фамилий меняли в них несколько букв, чтобы избавиться от опасной буржуазной фонетики.

_DSC9969

Так что же это получается: никаких документов? Верить честному благородному слову? Может быть, «справку» об аристократичности рода можно получить в государственных архивах? Члены Минского собрания в ответ только руками разводят и объясняются: это у них в организации можно бесплатно проверить, встречается ли ваша фамилия в гербовниках, и получить грамоту-артефакт (при этом руководство собрания подчеркивает, что их грамота — это всего лишь реконструкция, а не подлинный документ, имеющий юридическую силу), а Национальный архив просит денег.

— Если у вас не шляхетская, а дворянская фамилия, придется обращаться в Петербург — там еще дороже.

Получается, что далеко не каждому современному белорусскому аристократу по карману подтвердить чистоту своей крови. Что неудивительно: шляхетство не равнялось богатству даже в Великом княжестве Литовском. Юрий Шеремет ссылается на воспоминания голландского путешественника:
— Он ехал в Москву через земли княжества и поражался: какой же это высокородный человек едет на возу с навозом? А в навоз сабля воткнута. Шляхтич порой жил беднее, чем крестьянин. Но с саблей даже пахать выходил!


DSC_7763

Интересуюсь, есть ли сабля — непременный атрибут шляхетства — у председателя. Есть! Подарили в честь пятилетия Минского собрания. Демонстрировать мне ее берется Юрий Шеремет: слегка достает из ножен, чтобы видна была скользящая по лезвию надпись.

— Только до конца не вынимай, — мимоходом бросает Игорь Владимирович. — Если шляхтич достал саблю из ножен, значит, придется ею кого-то разрубить.

Убираем холодное оружие от греха подальше. Заведующая канцелярией Минского собрания Наталья Чекалова-Ефимова листает энциклопедии шляхетских родов и рассуждает о том, что настоящего шляхтича, как говорится, видно по походке:

— В кабинет заходит человек — и уже понятно, шляхтич он или нет. Движения, осанка, интеллигентная манера разговора… У многих из нас крупные носы, большие глаза. Это генетика!

_DSC9967


Расшифровка польского шляхетского герба Любич
В поле лазоревом подкова серебряная, концами вниз обращенная, а внутри и на вершине подковы той — два кавалерских креста серебряных».
Перевернутая серебряная подкова отгоняет зло и несчастье, символизирует рыцарство.
Рыцарские кресты обозначают отвагу и смелость.
Голубой фон в данном гербе не несет смысловой нагрузки, но в целом в геральдике ассоциируется с небом, честью, чистотой.

Что, так и будем «я мужык, дурны мужык»?»

О внешнем сходстве незнакомых особ благородного происхождения здесь могут рассказать множество историй: встретятся на каком-нибудь современном балу или собрании два человека, видят друг друга первый раз, но похожи как братья — и вдруг выясняется, что у них общие предки. От разговоров о дворянском фенотипе неуловимо тянет снобизмом, что так не похоже на моих собеседников. Как бы невзначай интересуюсь, чувствуют ли наследники шляхты свое отличие от людей неблагородного происхождения.

_DSC9963

— Нет. Более того, если к нам приходят люди, которые не имеют никакого отношения к шляхте, но интересуются историей, мы только рады: формально их в организацию не принимаем, но приглашаем на свои мероприятия. Мы ведь тоже в первую очередь обыкновенные люди современной жизни, которые серьезно относятся к своим корням. Шляхетство и дворянство дают нам возможность перенестись в другой мир, насладиться иной жизнью.


На вопрос о том, не ностальгируют ли современные аристократы по старым временам, когда благородное происхождение гарантировало привилегии в обществе, шляхта и дворяне тоже отвечают отрицательно.

— Обязанностей было больше, — взвешивает все за и против Игорь Чекалов-Шидловский. — Брать саблю и идти воевать — небольшая привилегия. Да и шляхта была в основном мелкой, трудовой. Что касается должностей, то их уже с века XVIII-XIX не занимали по фамилии. Происхождение ценилось, но личные качества были важнее. Не нужно забывать еще и о том, что шляхта — это не каста. В данное сословие можно было попасть за военные и гражданские заслуги — и попрощаться с ним за неподобающее поведение.

Наталья Чекалова-Ефимова, филолог
Шляхта-3
«Бабушка шепотом говорила мне, что у нас дворянские корни, есть свои земли в Ставрополье. В семье поддерживались дворянские традиции: к примеру, у папы за столом было свое место, куда никто не имел права садиться. Он учил нас не доедать с тарелок до конца — как бы оставляешь бедным. Дом был частный, и, если кто-то просился на ночлег, мы обязаны были впустить. Да, в детстве это казалось игрой, но в списках Ставропольского края действительно есть фамилия Ефимовых».


— У нас, кстати, то же самое, — добавляет Юрий Шеремет. — На салонах я всегда напоминаю, что мы здесь все под гербами ходим, и это обязывает нас вести себя соответствующе. Мы не Иваны, не помнящие родства своего. К примеру, на одной из встреч я увидел, как член нашего собрания — из хорошего рода, между прочим! — стоит с бокалом в руке, но в куртке и бейсболке. А у нас ведь строгий дресс-код: женщины в вечерних платьях, мужчины в темных костюмах. И все, больше этот человек на наших встречах не присутствует. То же бывает за нарушения кодекса шляхетской чести.

По словам членов Минского собрания наследников шляхты и дворянства, во многих европейских странах возрождение благородных династий — это практически государственная политика. Как еще консолидировать нацию, воспрепятствовать ее размытию многочисленными эмигрантами? И главной своей задачей Минское собрание называет воспитание чувства самосознания и патриотизма у белорусов.

Из шляхетских родов
Хотя рассуждения об особой пассионарности шляхты и дворянства не имеют никакого научного обоснования, множество белорусских деятелей культуры и вправду имели благородное происхождение. К примеру, самым настоящим шляхтичем был Янка Купала. Историк и писатель Вацлав Ластовский, первый редактор «Нашей Нивы» Александр Власов, драматург Франтишек Олехнович, общественные деятели братья Луцкевичи — все они потомки мелкой шляхты. А знали ли вы, что представитель русского рока Андрей Макаревич — потомок белорусских шляхетских родов? На Березовщине (Брестская область) жили его предки по отцовской линии, на Витебщине — по материнской. Вот вам и «Машина времени».
Белтелерадиокомпания недавно презентовала целый сериал о белорусской шляхте «Шляхта. Брутальная гісторыя», так что, если заинтересовались темой, обязательно посмотрите. «Большой» рекомендует!


Мои собеседники, которые весь разговор держались сдержанно, в раз становятся эмоциональнее.
— Убрать этот бренд «Люди на болоте»! Что, так и будем «я мужык, дурны мужык» или, как у Некрасова, «высокорослый больной белорус»?
— Нет, мы не такие!
— Разве можно кого-то этим увлечь? Пятью-то ложками затирки? Героическими историями нужно вести за собой! Высокими идеями!
— Почему белорусов нам показывают в вышиванках и соломенных шляпах? А где сарматская мода? Ладно хоть от лаптей стали отказываться — не наше это, а российское. Видят волынку, говорят: «Шотландская!» Нет, это дудой называлось. Хорошо, что сегодня мы понемногу начинаем говорить о наших корнях.
— Нужно, чтобы белорус понял, что отчизну нужно любить. В этой земле лежат твои предки! Красивейшая страна, прекрасный народ — только ему нужно об этом напоминать.

Юрий Шеремет, музыкант, администратор бизнес-центра:
Шляхта-4
«Род Шеремет идет от прусского короля. Шереметьевы, Колычевы, Романовы — все они пошли от этой фамилии. Моя бабушка, родом из Слуцка, закончила женскую гимназию и владела шестью-семью языками. На языке оригинала читала мне Гете, Мицкевича…»

Когда я уже собираюсь уходить, наследники шляхты и дворянства предлагают и мне поискать свою фамилию в гербовниках. В молоко. Мельникова — слабая заявка на шляхетство. Собеседники явно не хотят меня огорчать: «Может быть, по материнской линии?» — и взамен на названную мамину фамилию напоследок дарят мне возможность почувствовать себя особой дворянских кровей.

P.S. Профессия обязывает нас быть подозрительными, а потому мы позвонили в Национальный исторический архив Беларуси. Там нам еще раз напомнили, что Минское собрание наследников шляхты и дворянства не выдает подлинных документов. Грамота, которую можно получить здесь, — это реконструкция, что не дает стопроцентной гарантии дворянства или шляхетства. Хотя даже в архиве не сталкивались с тем, чтобы подтверждение дворянства или шляхетства требовалось для чего-то большего, чем знакомство с родом: как-то не принято у нас в стране по родословной возвращать имения. Так что за светской атмосферой, приятной беседой и компанией единомышленников добро пожаловать в Минское собрание наследников шляхты и дворянства, а историческую правду и серьезные документы, проливающие свет на ваше, без сомнения, благороднейшее происхождение, придется все-таки поискать на архивных полках — тем более, как уверяют сотрудники, бумаги здесь неплохо сохранились.

Белорусская шляхта

Белорусская шляхта ВКЛ

Шляхта (от древневерхненемецкого slahta — род, либо нем. Schlacht — сражение) — привилегированное воинское сословие в Королевстве Польском и Великом княжестве Литовском, а также некоторых других государствах. Играло большую роль в политической жизни страны, со временем сформировало концепцию «шляхетской нации» и утвердило свое право на выборную монархию.

«Шляхціч на загродзе роўны ваяводзе». Любой шляхтич, избранный депутатом сейса или сеймика, обладал правом Liberum Veto. Liberum veto — принцип парламентского устройства в Речи Посполитой, который позволял любому депутату сейма прекратить обсуждение вопроса в сейме и работу сейма вообще, выступив против. Было принято как обязательное в 1589 году, в 1666 году было расширено на воеводские сеймики.

В отличие от соседних стран, где дворянство составляло ~3% населения, в ВКЛ шляхта составляла 10-15% (по разным воеводствам). По Городельской унии 1413 года бояре Великого княжества Литовского вошли в польское шляхетское гербовое братство — «акт об адопции». Это время принято за точку отсчета современной белорусской геральдики.

По имущественному положению шляхта делилась на:
— магнатов
— заможная шляхта (владение одной или несколькими деревнями)
— фольварковая шляхта (владение одним или несколькими фольварками /усадьбами/)
— застенковая (загродковая, околичная) шляхта (имела свое хозяйство, но не имела крестьян)
— шляхта-голота (безземельная)

Нижний имущественный слой шляхты размыто смыкался с земянами и панцирными боярами. Шляхта, земяне, панцирные и путные бояре были воинским сословием (крестьне на службу не призывались). До наших дней сохранился поименный «Спис войска Литовского» 1528-67 гг., где каждый может найти знакомые фамилии.

Сарматизм

— шляхетская идеология , доминировавшая в XVI — XIX вв. Сарматизм возводил шляхту к древним сарматам , отделяя тем самым себя от массы простолюдинов. Сарматизм предопределил многие особенности культуры знати Речи Посполитой и её отличие от западноевропейской аристократии: условно «восточный» стиль парадной одежды ( жупан , контуш , слуцкий пояс , сабля ), особые манеры, сарматские портреты и тд.

На картах Сарматия локализовалась вокруг венедов и моря Геродота (ныне Полесье).

Эта традиция — определять шляхту как «отдельную этнографическую группу» — продолжена в академическом издании Императорского Русского Географического Общества «Россия. Полное географическое описание» 1905 года.

Gente Lituane, natione Polonus

» — большинство местного дворянства знало о своем литовском или белорусском этническом происхождении, но воспринимало языковую и культурную полонизацию предков как акт их добровольного политического и цивилизационного выбора [ аналог национальных элит в СССР ] Юлиуш Бардах, доктор honoris causa Варшавского университета, Вильнюсского университета, Лодзинского университета

C 1696 года польский язык стал государственным в Речи Посполитой. Он стал языком горожан (аналог русскому сегодня), наряду с латынью использовался в учебных заведениях (Виленский университет, Полоцкая иезуитская Академия и пр).

[ Однако даже в XIX веке польскоязычные филоматы называли себя не поляками, а литвинами, обращались в своих литературных произведениях к образам «исторической Литвы» (ВКЛ), вводили в свои литературные произведения элементы «тутэйшага» языка ( «Dziady» Мицкевича).

Позднее, «Игнаци Домейко в дневниковых записях о восстании 1830-1831 практически в каждом случае не забывает указать национальную принадлежность того или иного повстанца. Он четко выделял «коронных» (поляков), «жмудинов» (современных литовцев) и «наших литвинов» (современных белорусов).» (с) Архивы Беларуси ]

Типичными представителями тутэйшай шляхты были Ходзько гербу «Костеша», Скирмунты гербу «Дуб», Войниловичи — «Войниловичи не пришли ни с Востока, ни с Запада — они коренные, местные, кость от кости, кровь от крови того народа, который когда-то хоронил своих предков в этих курганах (сегодня — на сельских кладбищах) и родную белорусскую землю сохой пашет». «Воспоминания», Э. Войнилович (фундатор строительства минского Красного костела)

Шляхта & Российская империя

После Разделов Речи Посполитой и присоединении ВКЛ к Российской империи, шляхетское сословие вместе с местным самоуправлением стремительно ликвидируется.

Интересен труд Императорской АН «Описание всех обитающих в Российском государстве народов» 1793 г., составленный после Второго раздела РП. Именует всех жителей нашего Края «поляками». Описывает крестьян и шляхту «народа польского». Что характерно, без причитаний о «тяжкой доле мужика-белоруса» — все еще впереди.

После подавления восстания 1830 года был создан «Особый комитет по делам западных губерний». Одним из мероприятий, рекомендованных этим комитетом, был «разбор шляхты». Был принят указ от 19 октября 1831 года «О проверке документов о дворянском происхождении…». Все кто называл себя шляхтой, должен был предоставить соответствующие документы.

Подавляющее большинство мелкой шляхты таких документов предоставить не смогло. При этом в в сословие однодворцев и граждан было переведено около 200 тысяч человек. Самые «нижние» слои шляхецкого сословия — «земяне» и «панцирные бояре» были записаны крестьянами поголовно.

Даже после этого, согласно данным Министерства юстиции Российской империи за 1858 г., в 49 губерниях европейской части империи насчитывалось 305 тыс. дворян мужского пола, из которых на девять губерний Западного края (шесть губерний Северо-Западного края — Виленская, Ковенская, Гродненская, Минская, Могилёвская, Витебская, — плюс Киевская, Волынская, Подольская.) приходилось более 192 тыс., или примерно 2/3 от общей численности

Наследие

Это наднациональное самосознание шляхты стало истоком «тутэйшай краевасьцi» — основы белорусского национализма.

Списки шляхты

Поименные списки шляхты и шляхетских родов — «Сбор имен шляхты», сводные списки участников восстания 1830 и восстания 1863 гг., иные источники — можно посмотреть ТУТ.

Шляхетская демократия

Шляхта — социальный слой, гораздо более значимый, чем дворяне соседних стран — породил термин шляхетская демократия. Шляхетская демократия может рассматриваться как вариант представительной демократии с той лишь разницей, что народом в Речи Посполитой считалось не всё население, а только шляхта.

Окончательное становление «шляхетской демократии» утвердили в 1573 году Генриховы артикулы — клятва выборных королей Речи Посполитой. Они не только ограничивали власть короля, но и давали шляхте законное право выступать против него.

«В случае же, если мы (от чего, Боже, сохрани!) не выполним этих статей или условий, или учиним что-либо вопреки им, законам и вольностям, то всех жителей королевства и великого княжества объявляем свободными от должного нам повиновения и верности».
§17 …A ieslibysmy (czego Boze uchoway) co przeciw prawom, wolnosciom, artykulom, kondycyom wykroczyli, abo czego nie wypelnili: tedy obywatele Koronne oboyga narodu, od posluszenstwa y wiary Nam powinney, wolne czyniemy.»

[ 200 лет спустя, в 1776 году похожие слова были вписаны в Декларацию независимсти США:
» Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа.»
]

Сложные отношения между монархией и шляхтой, а также далеко идущие привилегии шляхты стали одной из основных причин упадка Речи Посполитой в XVIII веке.

http://www.gutenberg.czyz.org/word,60867
http://www.arche.by/by/page/science/6866

Шляхта, земяне, панцирные бояре

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector