Краткая биография

Родился 22 мая 1983 года в городе Витебске, в Республике Беларусь.

Бокс Виктор Зуев полюбил еще в юности. С девяти лет он начал увлекаться этим видом спорта и был боксером-любителем. Спустя некоторое время его тренер (который ни разу не менялся) Анатолий Колчин начал ставить Виктора на соревнованиях. Сразу же юный боец начал одерживать победы над соперниками. Тренер рассмотрел потенциал спортсмена сразу, и в скором времени тандем Виктора и Анатолия Колчина начали пробовать новый уровень в соревнованиях.

Спортивные достижения

Победы в большом спорте Виктор Зуев начал одерживать уже с девятнадцати лет. В 2002 году он занял третье место на чемпионате Европы, который проводился в городе Перми. Именно тогда об успешном боксере Викторе Зуеве узнал весь мир.

В 2003 году бронзовой медалью спортсмен был награжден на чемпионате мира в Бангкоке.

2004 год стал для Виктора Зуева и Анатолия Колчина особенно удачным. В Афинах были проведены Олимпийские игры, на которых белорусский спортсмен занял второе место и был награжден серебряной медалью.


В этом же году состоялся чемпионат Европы в Пуле. Там также спортсменом была завоевана серебряная медаль за занятое второе место.

После 2004 года участие боксера в играх и чемпионатах было прервано на пять лет. Он не переставал тренироваться и участвовал в соревнованиях, но более низкого уровня. Помимо этого, тренер продолжал готовить бойца к приближающемуся чемпионату мира и чемпионату Европы.

В 2009 году Виктор Зуев принял участие в чемпионате мира в Милане и одержал бронзовую медаль за занятое третье место.

Следом за большим спортивным мероприятием в 2010 году последовал чемпионат Европы в Москве, в котором тандем Анатолия Колчина и Виктора Зуева также принял участие. Боец вновь занял призовое второе место и получил серебряную медаль.

Между крупными соревнованиями по боксу у спортсмена вновь последовал перерыв в три года. В 2013 году Виктор Зуев принял участие в чемпионате Европы, проходящем в Минске. Там он достойно занял третье место и был награжден бронзовой медалью.

Как достигались такие результаты

Анатолий Колчин является профессиональным тренером. Он готовил не одного бойца, и каждый спортсмен был успешен.

Для завоевания призовых мест на чемпионатах Виктору Зуеву необходимо было тренироваться днем и ночью, в прямом смысле этого слова. Подготовке к спортивным мероприятиям приходилось уделять больше 17 часов в день. Только усердные тренировки, отработки всевозможных ударов и приемов защиты смогли дать возможность Виктору стать настоящим чемпионом. Помимо участия в мировых соревнованиях, боксер принимал участие в соревнованиях в Беларуси.


Стоит отметить тот факт, что в 2013 году после последнего чемпионата Европы тренер Анатолий Колчин ушел из жизни. Возможно, это повлияло на решения Зуева уйти из спорта. Он достиг необходимых для себя высот, его узнал весь мир. Как говорил Виктор, когда не стало тренера, не стало и боксера. Быть профессиональным спортсменом – это очень тяжелый труд. Виктор решил уделять все время семье.

Как живется спортсмену после ухода

После завершения спортивной карьеры Зуев не завязал со спортом. Регулярные физические нагрузки необходимы тренированному организму. Виктор занимается с детьми в спортивной школе, в той, в которой учился сам. Помимо этого, он продолжает тренироваться.

Все свободное время он посвящает жене Светлане и дочерям: Марии и Софии. Как говорил Зуев, после ухода из спорта главная его работа – это работа отца. Он воспитывает дочерей, строго следит за тем, чтобы они занимались чем-то полезным, поощряет новые увлечения.

Кроме этого, Виктор занимается строительством собственного дома. Но основной его деятельностью является воспитание детей. Они всей семьей занимаются спортом: любят кататься на велосипеде и роликовых коньках. А сам Виктор не забывает о виде спорта, которому посвятил много лет и добился невероятных успехов.


Виктор Зуев

Аральский тупик

Предисловие

Когда-то Анна Ахматова сказала: «Как в прошедшем грядущее зреет, так в грядущем прошедшее тлеет». Эти слова можно смело отнести к новой книге Виктора Зуева – не только публициста, но и поэта, путешественника, а также, как точно определил Игорь Дудинский, человека «с врождённой основательностью души», – книге, посвящённой ставшей всемирно известной трагедии Аральского моря.

Фотография В. Гордеева

Теперь в уже далеком 1991 году Виктор Зуев издал небольшую книгу «Аральский тупик», в которой в ходе своих поездок по региону и конкретно на море честно, всесторонне и объективно осветил проблемы его кризисного исчезновения, привнося при этом свою оценку происходящего. Следует напомнить, что тогда в ходе проводимой СССР новой политики гласности до сведения мирового сообщества была доведена информация об опасной экологической деградации региона Арала и её влиянии на все аспекты жизнедеятельности жителей, населявших его территории. Тогда уровень моря – бессточного водоёма, занимавшего в списке мировых озер четвёртое место, упал на 16 метров, и уже было утеряно его рыбохозяйственное, транспортное и климатическое значение. И вот сегодня, спустя четверть века, В. Зуев вновь вернулся к теме Аральского кризиса – практически уже исчезнувшего моря, так как его уровень упал теперь на 27 метров, а на высохшем дне образовалась еще одна молодая центральноазиатская пустыня – Аралкум.


Новая книга – это пересмотренное, переоцененное и дополненное издание, в котором «каждый метр падения уровня Арала» подкреплён временным раздумьем и обстоятельностью мыслей автора. Виктору Зуеву небезразлична судьба Арала и всё, что связано с ним, а потому он вернулся на те его берега, которых нет, но есть память прошедших лет. «Все глуше шум воды, покинувшей колодец и уходящей вглубь… кругом пески. Друг другу – человек. Все люди – братья. И земляки» – это из одно из тех стихотворений В. Зуева, что смело можно отнести к описанию Аральского «колодца».

Уверен, что эта зуевская аральская баллада займет достойное место среди уже не столь часто появляющихся книг о глобальной экологической катастрофе Аральского моря.

Игорь Зонн,

доктор географических наук,

Заслуженный мелиоратор России,

генеральный директор Инженерного научно-производственного центра по мелиорации, водному хозяйству и экологии «Союзводпроект»

Необязательное предуведомление

Надпись на полях

…Снизу медленно наплывает Арал.

Конечно, само море неподвижно, это мы подлетаем к нему, но кажется, что Арал надвигается на нас, и в поле зрения неопрятная пустыня сменяется грязной водой.

Глядя вниз из пилотской кабины «Ан-2», понял я, почему так невесело смеялись ташкентские знакомые, когда услыхали о моем намерении непременно искупаться в Аральском море, – где оно, это море?!


– Пятьдесят семь километров! – ни к кому вроде бы не обращаясь, крикнул пилот. Это он засек расстояние от кладбища кораблей вблизи бывшего порта Муйнак до нынешней береговой линии, которую мы только что миновали. То, что под нами, – еще не вода в собственном смысле слова, а слой солёной грязи глубиной сантиметров тридцать-сорок при ширине прибрежной полосы моря до двадцати километров. Как только грязно-бурый цвет перейдет в синий, значит, мы над настоящим морем. И вот она – синева.

Синева, схваченная в бурое кольцо нечистот…

Синева, словно живая плоть, погибающая под натиском окруживших её со всех сторон метастаз…

Достаю блокнот, чтобы записать промелькнувший в воображении образ, но все страницы до последней исписаны. Впрочем, можно и не записывать. Образ не оставлял меня долго, всплывая всякий раз, как думал я об Арале и его трагедии. Гибнущее море вошло в мою жизнь, должно быть, навсегда.

Еще до 1987 года я не подозревал о том, что творится на этом воистину уникальном водоеме и вокруг него, хотя тогда и начали раздаваться голоса о постигающей Арал печальной участи. Но что значит – море высыхает? Синица, что ли, его подожгла? Скорее всего, мелеет. Ну, так что ж? Такое с ним случалось и прежде, причём, не раз…

Раньше я бывал здесь (и даже жил) лишь в Таджикистане и никак не мог представить себе реальную картину упадка: не уровня Арала – всего региона. Только основательно изучив проблему, поколесив по Приаралью, проведя не одну неделю чистого времени в Госкомстате, Госагропроме, Минводхозе и прочих мощных по части наличия информации организациях (как в так называемом центре, так и на местах), понял: Арал не мелеет. Арал исчезает, но самое страшное – не это.


Особенно много дала последняя – осенью 1989 года – поездка в Узбекистан, на первый взгляд, бестолковая до анекдотичности. Редакция журнала «Новый мир» командировала меня в затеваемую МГУ почвоведческую экспедицию по Приаралью. Но очень скоро я вынужден был самостоятельно закреплять увиденное во время работы в экспедиции «Арал-88» и переосмысливать осмысленное… Не знаю, возможно ли это сейчас, но тогда я узнал много нового для себя и даже неожиданного. Без милицейских мигалок и пищалок перед колонной микроавтобусов и легковушек, наполненных представителями прессы и науки (как бывает во время официальных совещаний, конференций и прочих спевок и как было во время научно-публицистической экспедиции «Арал-88»), без этого эскорта, особенно смешного в маленьких безлюдных среднеазиатских городах, где население ни с того ни с сего по улицам, тем более в жару, не перемещается, без бесконечных дастарханов по поводу и без повода – непременных атрибутов показушного «восточного гостеприимства», без торжественных концертов, встреч с тружениками села, закладок «садов дружбы» и тому подобного «бубна звона», – без такого среднеазиатского орнамента действительность выглядела принципиально иначе.

Сердце мое наполнилось печалью.

А поскольку журнал «Дружба народов», дважды командировавший меня в регион, не решился опубликовать подготовленный материал, я оказался перед необходимостью изложить его более подробно.


Такова предыстория книги, в которой я попытался понять, что же случилось с Аралом.

Для меня Арал – это зной и жажда бесконечных среднеазиатских дорог, по которым вело сочувствие к живущим здесь людям самых разных национальностей.

1988 год

Мой Арал – это вид сверху, из пилотской кабины «кукурузника», это марево за окном мчащегося по дороге автомобиля, это дорожная пыль, поднятая моими шагами, это прохлада гостеприимного (уже без всякой показухи) каракалпакского, узбекского, туркменского, дома…

Это бесчисленные дорожные встречи, беседы в роскошных кабинетах и на грязных вокзалах, в научных лабораториях и на берегу мелеющего моря…

Это исписанные блокноты и магнитофонные кассеты…

Это сотни кадров, увиденных через видоискатель фотокамеры, это десятки отснятых фотопленок…

Об авторе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector