Статьи, интервью, комментарии о величайшем волейбольном тренере. 5 страниц текста, надерганных из интернета.

О том, матерился ли Карполь: «Карполь на девочек на площадке не матерился ни-ко-гда! Можете большими буквами это написать. Это все сплетни. Он просто кричал». — Гамова.

Что первое приходит на ум обывателю, когда он слышит фамилию Карполя? Шесть высоких девушек смотрят сверху вниз, а оттуда на них злобно глядит седой человек. И орет!.. 

А между прочим в сборной России образца 2001 года проводилось анкетирование не помню кем. Анкетирование было анонимным, и среди разных по тематике вопросов был задан и этот:

Кто по вашему мнению является идеалом среди мужчин?
Все девочки назвали фамилию Карполя.
Не знаю ку чему это я?
Нахлынуло.

И Карполь кричал Шешениной: "Мне не надо, чтоб ты думала, за тебя я думать буду!"

Если бы наша женская волейбольная команда завоевала золотые медали, я все равно написал бы эту заметку.


тому что очки, сеты и места тут ни при чем.
Телерепортажи из Афин, когда чуткие микрофоны давали возможность не только видеть, но и отчетливо слышать происходящее на площадке и возле нее, признаться, доставляли мне едва ли не страдание. Дело, повторяю, не в том, выигрывали или проигрывали наши. И даже не в том, как проигрывали. Возмутительным было поведение старшего тренера сборной России Николая Карполя. Конечно, он специалист авторитетный. Да, его реакции на происходящее не в новинку. Но, кажется, впервые это проявилось столь отчетливо. Или впервые так отчетливо увиделось и услышалось?
Господи Боже, как он кричит на своих подопечных! Может быть, и барин вроде пушкинского Троекурова подобного себе не позволял. Временами думал: дай ему хлыст или розги да позволь, Карполь и телесные наказания почел бы за благо — за благо спортсменок. Но и без хлыста было ужасно. Оскорбительно. Унизительно. Меньше всего это походило на нормальные отношения тренера и игроков, старшего и младших, мужчины и женщин. На отношения, принятые в хоть сколько-нибудь цивилизованном обществе.
В такие моменты греческие режиссеры иной раз показывали крупным планом лицо тренера и лицо спортсменки. Одно — искаженное неконтролируемым гневом, другое — отрешенное. И он, и они привыкли. И это самое отвратительное — привыкли!
Я дорого бы дал, чтобы посмотреть, как Карполь кричал бы на американок или бразильянок, будь он их тренером, унижая их достоинство.

лагаю, он успел бы крикнуть раз, от силы два… Потому что свободные люди не должны и не могут терпеть подобного. Возникает вопрос: свободные ли мы люди? Очень непохоже на это… Так следует — по Чехову — выдавливать из себя раба, да не по капле! Характерно и показательно, что российские спортивные руководители рангом повыше Карполя не объяснили тренеру хотя бы, что, кроме всего прочего, он позорит Россию.
Начальственное хамство (а тренер, как ни крути, начальник для игроков) сплошь и рядом возникает в стремлении переложить на подчиненных свою вину. Только слепому не было видно, что наша команда уступает сильнейшим командам именно в организации игры. (Те же бразильянки проиграли нашим в полуфинале, что называется, от себя, по собственной оплошности, а так ведь сильнее были… И их тренер в тяжкую минуту был им товарищем, а не держимордой.) Потому и хлестал Карполь криком. "Не придумывай! Не придумывай!!" — орал он то той, то другой волейболистке. Вот они и не придумывали. А бразильянки и китаянки придумывали, да еще как…
(Спорт МП) №35

//Источник информации: Московская правда //Дата источника: 31.08.2004

Исходное сообщение Алекс_Никифор 

Вспоминаю Карполя, как он орет на девчонок, мне уже и медалей никаких не хочется.


Исходное сообщение Ivan_Ivanovich_Ivanov 

Про Карполя вспомнилось, когда увидел его в финале Сеула — стало настолько противно, что смотреть не стал. И на хрен нужна такая медаль? Хотя для многих она настолько ценна, что согласны на все. Цель оправдывает средства.

Вот, думаю, что все наши "сеульские" девчонки очень рады той медали. И сейчас признают почти все методы Карполя правильными. 🙂

Николай Васильевич КАРПОЛЬ

Человек-конфликт

Карполь прибывает на игру, как правило, чуть позже своих девчат. В эти несколько минут можно прослушать, что говорят игроки.

—    Это ужасно—Николай Васильевич вчера сказал, что нападать я разучилась, а принимать и блокировать и вовсе никогда не умела,— обиженно поджав губы, говорит вам олимпийская чемпионка.— Я просто не знаю, что делать…

—    Это ужасно — он запретил мне есть мороженое. За то, видите ли, что я вчера прошла до автобуса без шапки,— негодует другая примадонна сборной страны и, естественно, клуба…


—    К отбою, представляете, позавчера опоздала — впервые за столько лет! И даже не к самому отбою, а к моменту, когда мы уже в комнатах должны своих быть — за полчаса до одиннадцати.— Лучший игрок последнего европейского первенства все бы на свете, судя по ее глазам, отдала чтобы повернуть время вспять.— Так он со мной теперь не разговаривает! Потому что с разлагателями дисциплины ему говорить, видите ли, не о чем! Как вы думаете, что мне теперь делать? Я даже не знаю…

Подопечные мне такой счастливой возможности не дают. У нас получается — чем жестче, тем лучше.

Но жесткость, она тоже ведь разной пробы бывает. И разную же реакцию вызывает в ответ. Запрещая покупать мороженое, нужно предвидеть последствия. А если желание войти в конфликт, как в клинч, будет обоюдным?


—    По-моему, я научил их не обижаться на меня бездумно. Не могу сказать, когда именно это произошло, но научил. И сам у них многому научился. Раньше, к примеру, замечая, что не демонстрируют они особого рвения на тренировке, я кричать, бывало, начинал. Теперь же, не включившись сразу в нужный ритм, они при полном моем молчании делают больше повторений — ровно на столько, на сколько их сознание позволяет им работать вхолостую. Наконец, понимают, и затем мы продолжаем работать, довольные друг другом.

Один конфликт таким образом исчерпывается, чтобы скоро быть замененным другим.

Старые обиды всплывают в нем легко,— чтобы идти дальше, надо, наверное, почаще копаться в собственном опыте, тем паче если опыт этот долгий, а обиды всякий раз случались на каком-нибудь большом переломе. Тот же 77-й — не только конечный пункт, он же и точка отсчета. Из недр старой команды, исчерпавшей резервы самолюбия и имевшей все-таки ограниченные, скажем честно, запасе мастерства, стала вырастать новая — та, что, покорив всесоюзный пьедестал, не останавливаясь, пойдет дальше.


—    Мы достигли того, к чему шли. Большая была цель, большие жертвы, и немалые, конечно, конфликты. Но мы выстояли. Присягнули на верность идее — и выдержали. Победили свой страх, свою неуверенность, и с комплексом провинциальной неполноценности было покончено. Это значит, что во второй «пятилетке» нужная маска была мне вполне к лицу. Точнее, служила вместо лица.

Та команда просуществует еще два года, чтобы рухнуть затем так, что след от падения навсегда останется жить в Карполе незаживающей раной. Ибо не просто какой-то этап окажется проигранным — преданной будет сама идея. Построенный собственными руками мир перевернется для Карполя в одночасье.

—    У нас к тому времени было принято правило: если ты собралась уходить в декрет либо совсем заканчивать — предупреди об этом за год, и мы найдем за это время, кем тебя заменить.


авило это распространялось на всех, а на «великих» тем более. И день незадолго до чемпионата мира-82, когда четыре моих лидера пришли и сказали мне, что они беременны, я и сейчас не могу вспоминать без содрогания. Проходит какое-то время, и я опять к нему возвращаюсь. Все хочу понять, за что они меня тогда предали? Ведь знали же прекрасно, какой удар в спину наносят перед самым чемпионатом! Я прекрасно знаю, что такое семья для спортсмена, и я бы первый порадовался за них, сделай они все по человечески. Выходит, они тоже носили маски, только несколько другого свойства, а я не распознал. Но лучше, наверное, играть роль плохого человека, чем оказаться им на самом деле…

Подзатаившись, отойдя на время в тень, он выдал беспрецедентный по дерзости фокус — создал в городе вторую команду мастеров, вторую «Уралочку», и сам же ее возглавил. Не оставляя при этом первой. Он решил доказать — и себе тоже, поскольку в тот момент нуждался в таком доказательстве, — что может воспитать столько первоклассных мастеров, сколько захочет.


ну великую команду он уже -сделал, ее возрождение было бы не более чем повторением прошлого, а вот две — это уже нечто принципиально новое. Пока оппоненты Карполя недоуменно пожимали плечами, вторая команда не вошла — влетела в высшую лигу, и не успели оглянуться, как стала пощипывать там фаворитов. Ну а первой немного понадобилось времени, чтобы вернуть лидирующие позиции. В битве на два фронта Карполь вполне себя реализовал.

—    Рановато меня кое-кто похоронил. Верхушка рухнула, но пирамида устояла. Все наверх смотрели — кто с завистью, кто со злорадством и очень немногие с сочувствием, а фундамент — его уметь разглядеть нужно. В двенадцатилетней девчонке увидеть игрока. И заставить ее поверить, что она — та самая примадонна, которой мировой волейбол ждет не дождется. И повести за собой, внушив, что работать для этого надо на совесть. Как — я покажу, ты только верь мне. И думай, когда я буду делать тебе замечания, как это ты не успела появиться во второй зоне, если я тебя там видел? Ах, для этого летать надо научиться? Значит, научимся летать…

Я не тем горжусь, что много раз всесоюзное «золото» да Кубок европейских чемпионов брал, а тем, что 14 девчонок сделал олимпийскими чемпионками из маленьких неумеек. Я растил лидеров!..


Если встретишь его озабоченным, то это вовсе не значит, что в первой команде Пархомчук стала распасовывать хуже, а у Корытовой напрочь разладился прием. И Батухтина с Дашук, став чемпионками Европы, не прибавляют во второй. Его можно застать совершенно отрешенным от мира, с мучительно сморщенным лицом. И услышать:

—У нас, у девчонок 74-го года, некому стоять в пятой зоне. Бьешься-бьешься, а отдачи никакой. Учишь-учишь, а как до дела доходит, в пятую зону встать некому! Да если так дальше пойдет, рухнет все в один день к чертовой матери! Неужели я уже сдаю.— в моей системе был человек и ничему-то не научился? Хотя в следующем возрасте все вроде бы идет нормально…

Ни одна волейболистка в Свердловске и его окрестностях не может без ведома Карполя пропустить урок в школе или выехать за пределы области. Он все должен знать и контролировать. Когда он успевает, этого не знает никто, но успевает! Уже сейчас он знает, по-моему, с кем можно готовиться к Олимпиаде 2000 года, кто будет стоять в пятой зоне на площадке неизвестной пока олимпийской столицы.


Те, кто принимает до конца его систему обучения, непременно чего-то достигнут. Если тебя, скажем так, не хвалят, значит, все идет нормально — ты растешь. Если ругают — думай почему. Любой, самый строгий его окрик несет в себе подсказку. Олимпийская чемпионка не может, конечно, враз разучиться нападать, не уметь принимать мяч и блокировать его тоже не может, но для пользы дела ее временами (а лучше — постоянно) нужно подстегивать. Иначе она в один прекрасный день решит, что всего уже в этой игре достигла, и тогда вправду перестанет совершенствоваться. А это будет конец. Но не думайте, что система эта предусматривает ко всем одинаковый подход.

— Критиковать меня за жесткость могут сколько угодно, я-то себя знаю, что в волейболистках своих в первую очередь людей вижу. У меня в команде и те есть, кто без отцов выросли, и из не слишком благополучных семей тоже. И я их в волейбол не для того взял, чтобы все время покрикивать,— этого они без меня уже в жизни хлебнули. Я раскрыться им, золушкам, помогаю. Каждой, заметьте, по-разному.

«Покрикивание» — это особенно выпукло сконцентрировалось для поклонников и критиков Карполя в знаменитом тайм-ауте олимпийского сеульского финала, когда подходила к нему на деревянных ногах при счете 6:12 в третьей партии одна команда, проигравшая уже два первых сета, а отошла — о чудо! — совсем другая. Кричал он в том перерыве так, что на весь мир было слышно. И воспринимался этот крик разными кругами громадной зрительской аудитории по-разному. Одни восприняли победу Карполя как торжество бездумной, палочной дисциплины, другие преклонялись перед неповторимым психологом. Сам Карполь допускал любое толкование легендарного уже эпизода. Он на площадке всем все объяснил, а кто не понял — это уже их беда!..

Мы отчетливо слышали с экрана каждое слово. Но болельщицкий мир — это не только мы с вами. И вот приезжаем мы с Карполем летом 89-го в город Гамбург на финалы европейского первенства, и подходит к нашему тренеру добропорядочнейшая на вид семейная пара, и мужская ее половина, несколько раз извинившись за беспокойство , рассказывает, что возник у них с супругой с год назад спор — что же такое Карполь своей команде тогда сказал. Он по интонации понял, что что-то подзадоривающее, а жена вот решила по жуткому выражению лица, что нечто ругательное. А они смотрели трансляцию с четырьмя, между прочим, своими детьми, на воспитание которых у них разные взгляды. Так как же воспитывал своих девочек тренер Карполь?

— А вам с вашими детьми интересно было смотреть тот матч до этого тайм-аута, когда все в одну сторону шло? Нет? И мне тоже неинтересно — потому, что не в мою. И тогда я собрал своих девочек и попытался объяснить им, что такой волейбол, в какой они играют, никому не нужен, что его просто противно смотреть. Что они не играют вовсе, а отбывают номер — глаза у них не горят, а должны, раз они играть вышли. У ваших детей, когда все по-другому повернулось, глаза загорелись? Ну вот видите. Я так и думал. И мне, честное слово, стало куда приятнее на все это смотреть…

В том же Гамбурге Карполь буквально метался в поисках конфликтов,— уж больно тихо да гладко начался тот чемпионат, которого он, кстати, здорово побаивался — ведь после Олимпиады чемпионат Европы для некоторых игроков уже не самый соблазнительный в жизни стимул. Он был недоволен их поведением на тренировках, на улице, за обедом, он гневался, суровел лицом и давал понять, что впереди ждет что-то страшное, расплата за расслабленность. Команда иногда внимала и, как казалось мне, задумывалась, а Карполю чудилось, что только делала вид, что задумывается.

Все должен был показать финал. А он едва не стал копией сеульского. Стоило несобранно начать партию с командой ГДР, и пора было уже заканчивать. Карполь с угрожающим лицом сказал в перерыве немало нелицеприятных слов, но соперницы не собирались прощать расслабления — они уже «схватили» игру. И счет был 10:14 в той партии. И подача на стороне соперника. И тайм-аут. И зеркальный поворот всей игры. А потом он, лежа без сил в гостиничном номере, выходил из своей «негодяйской» роли.

Он вошел разрумянившийся с мороза, поздоровался и заговорил с чуть заметным белорусским акцентом. Тем самым, по которому уроженца Беларуси узнают всегда и везде. "Надо же! — удивляюсь про себя. — Столько лет прошло, а говорок — вот он, жив. А ведь из родной Брестчины Николай Карполь уехал еще в 1956-м…"

Скажу честно, перед встречей с Николаем Карполем здорово волновалась, памятуя о том, что всемирно известный волейбольный тренер не менее известной "Уралочки" не особо жалует некомпетентных журналистов. Готовилась изо всех сил: прочитала массу материалов в Интернете, проштудировала книгу его бывшей воспитанницы Людмилы Столяренко "Ура, Урал, "Уралочка!", вышедшую к 40-летнему юбилею любимой команды мастера. А накануне нашей встречи побывала на товарищеском матче "Уралочки" и "Атлант-БарГУ", где с удовольствием посмотрела и хороший волейбол, и понаблюдала за Николаем Васильевичем, традиционно покрикивавшим на волейболисток, и переживавшим каждый неверный шаг подопечных так, будто игра идет по меньшей мере за обладание мировым кубком. Об этом первым делом и спросила:

— Надо ли так рвать сердце на, в общем-то, проходной игре?

Карполь удивился:

— А как иначе? Нельзя быть равнодушным! Мое настроение сразу передается волейболисткам. Стараюсь повлиять на их отношение к собственным ошибкам, к тому, что не дотянули — даже если выиграли, но сделали что-то не до конца. А надо и красиво, и совершенно, и чтобы результат был!

Перед встречей с польским клубом "Алюпроф" в 1/4 финала Кубка ЕКВ "Уралочка" завернула в Барановичи: отдохнуть после долгого перелета, акклиматизироваться и потренироваться. Барановичскую тренировочную базу Карполь облюбовал давно, еще будучи тренером национальной сборной России, и уже тогда подчеркивал ее достоинства — климат европейский, разница во времени небольшая, да и зал хорошего уровня. Впрочем, думаю, есть еще одна причина, повлиявшая на выбор тренера, — не так далеко от Барановичей, в деревне Березница нынешнего Пружанского района в 1938 году он появился на свет. Так что заодно можно и на малой родине побывать.

Военное детство Карполь вспоминает неохотно: горе не знает срока давности, а тогда мальчишка лишился отца и двоих его братьев — на них пришли похоронки. В оккупированной деревне были расстреляны дед и бабушка. Война, голод, холод… Да и послевоенное время не баловало ни спокойной жизнью, ни разносолами.

Кстати, не так давно Николай Васильевич приобрел дом в родных для него местах.

— Дом для отдыха? — переспрашивает он меня. — Нет, это место, в котором я бы хотел жить, когда оставлю волейбол.

— А это возможно: Карполь, навсегда ушедший из волейбола? — в свою очередь удивляюсь я.

— Отчего ж, конечно, возможно. Меньше всего я хотел бы быть балластом. Понимаете, я всю жизнь участвую в игре наравне с игроками. Сейчас мне все тяжелее и тяжелее, требования уж очень высоки. И волейбол теперь другой, и люди, в него играющие…

Прав ли Карполь? Конечно. Из некогда популярной дворовой забавы волейбол стал высокотехничной игрой с множеством стратегий и тренировочных методик. Нынче в волейбол играют мастера, сделавшие игру профессией. В 60-е же мяч через сетку увлеченно подавали любители: рабочие, отработавшие в цехах, и инженеры, отслужившие в конторах, студенты, отсидевшие по три пары лекций и получавшие в то время образование отнюдь не номинально.

А начиналось все когда-то с тряпичного мяча и веревки, протянутой через дворовую площадку вместо сетки.

— Почему не футбол? Футбол так естественен для мальчика…

— Волейбол был доступнее. Мяч для него было легче достать — был он кирзовым, не так "бился", как футбольный, — вспоминает Николай Васильевич.

В 1956-м Карполь уехал на Урал, поступил в профтехучилище в Нижнем Тагиле, но волейбол остался в его жизни. Он был с ним всегда, и тогда, когда Карполь работал и одновременно учился на физико-математическом факультете Нижнетагильского педагогического университета, и когда преподавал физику и астрономию в вечерней школе, а заодно занимался тренерской работой. В 1969 году Карполь становится тренером "Уралочки" и навсегда связывает свою жизнь с женским волейболом. За год до этого он даже женился на волейболистке Галине Дувановой, игравшей в этой же команде. За плечами супружеской пары уже ни много ни мало — 40 лет.

— Осознанным ли был мой выбор именно женского клуба? Нет, меня попросили возглавить команду — я возглавил. Ничего авантюрного в этом не было. Конечно, пришлось учиться, осваивать азы женской психологии, ведь раньше я больше работал с юношами, хотя тренировал и девочек. К тому времени, как пришел в "Уралочку", у меня в багаже были 6 или 7 игровых сезонов. В общем, опыт имелся, — вспоминает Карполь, молодеющий прямо на глазах, как только заговорил об "Уралочке".

На мой комплимент по этому поводу 70-летний Карполь только улыбается.

— В чем секрет? — спрашиваю. — Потому что все время рядом с женщинами, с молодыми, энергичными?

— Второе, — опять улыбается он. — Все время рядом с молодыми. Конечно, мне уже тяжело постигать мировоззрение молодежи, принимать его, понимать, жить их жизнью. Но без этого нет работы педагога — это главное.

Уже не первый раз Карполь называет себя учителем. Растолковывая мне, почему он не считает себя конфликтным человеком (а без этого вопроса не обходится, пожалуй, ни одно интервью с экспансивным тренером), заметно волнуется:

— Я — педагог. А разве педагог может конфликтовать с учениками? Нет. Но все-таки он всегда должен оставаться принципиальным.

В экспансивности ли, в принципиальности ли, в опыте, в закаленном войной характере загадка этого человека, не знаю. Знаю одно, что, поговорив с ним, невозможно оставаться равнодушной к любви всей его жизни — волейболу.

— А знаете, Николай Васильевич, когда-то на заре своей журналистской карьеры я уже встречалась с вами, делала интервью. Не думаю, что оно получилось, я тогда ничего в волейболе не понимала. Но вот с тех пор всегда слежу за всеми волейбольными сражениями, проходящими в нашем городе. Спасибо вам за мою любовь к этому виду спорта.

— И вам спасибо, — говорит он, подразумевая эту самую любовь болельщика, без которой, собственно, не было бы ни одного командного вида спорта. И убегает — подписывать протоколы перед очередной товарищеской встречей "Уралочки". И снова — кричать, рвать сердце, радоваться, сердиться, переживать, подсказывать… В общем — работать тренером.

Справка "Союза"

Карполь Николай Васильевич — главный тренер женских сборных СССР (1978-1982, 1987-1991), СНГ (1992) и России (1993-2004). Главный тренер клуба "Уралочка" (Екатеринбург) с 1969 года. Заслуженный тренер СССР, заслуженный тренер России. Возглавляя женскую сборную СССР, стал двукратным олимпийским чемпионом (1980, 1988), чемпионом мира (1990), неоднократным призером Кубков мира и трехкратным чемпионом Европы. С командой "Уралочка" — одиннадцатикратный чемпион СССР, 8-кратный обладатель Кубка европейских чемпионов.

Карполя мы боялись

– Пекинская Олимпиада – первая Олимпиада без Карполя. Для мирового волейбола это знаковое событие, конец эпохи. А для вас?
– Знаете, мы без Карполя уже три года, даже выиграли чемпионат мира. Да и в мире, поверьте, нас уже давно воспринимают как сборную Капрары. Другое дело, что многие игроки – воспитанники Карполя. И школа у нас осталась та, карполевская.
– Какова принципиальная разница между тренировками Карполя и Капрары?
– Знаете, это вопрос-нонсенс, он всегда ставит меня в тупик. Да во всем разница, во всем! Карполь и Капрара – два совершенно разных человека, не похожих ни в чем. Это все равно что сравнивать Траляля и Труляля*!
– Но Траляля и Труляля – близнецы!
– Ну а Карполь и Капрара – антиподы!
– Хорошо, зайдем с другой стороны. У вас сейчас много физических нагрузок?
– Много. Тренажерные залы – несколько часов в день.
– А при Карполе?
– Были, ничуть не меньше. Но другие.
– В 2004-м вы со скандалом ушли из карполевской «Уралочки». Какие у вас сейчас отношения с Николаем Васильевичем? Общаетесь?
– Не общаемся. Но при встрече здороваемся. Недавно у Карполя юбилей был, мы хотели пойти, но не смогли – параллельно как раз Кубок Ельцина проходил. От нашей команды была Ира Кириллова, передала цветы, поздравления.
– Вы в интервью несколько расходитесь в показаниях. То жалуетесь, что Карполь орал на вас матом и грозил закопать живыми в землю, то утверждаете, что грубость Карполя – миф и что он был просто немножечко экспрессивен.
– Ни разу не слышала от Карполя бранного слова. Самое страшное его ругательство было знаете какое? «ДЕ-ВО-ЧКА!» Но произносил он его хриплым шепотом, так, что хотелось спрятаться под кровать. 
– «Ребенок Розмари» какой-то.  А из этих его «девочек» можно было вычленить полезную информацию?
– Конечно. Например, он кричал: «Катя, со-­браннее!» Или: «Внимательнее на блоке!»
– После вашего расставания с Карполем на вас кто-нибудь повышал голос?
– Ну разве что Капрара иногда… Он же итальянец, горячий мужчина. 
– Многие ученицы, я знаю, были влюблены в Карполя как в мужчину, боготворили его, называли папой. А вы?
– Мы – другое поколение. Мы его уважали и… боялись.
– И поэтому ушли?
– Не поэтому. Во всяком случае, не только поэтому. Много причин. Свободы больше хотелось.
– Тренд последних лет – сдутие карполевской «Уралочки». 
– Это нормально. После исхода из команды всех лидеров Карполь сотворил очередное чудо, и «Уралочка» в тот год снова стала чемпионом. Потом, правда, молодые девчонки чуть не вылетели из суперлиги, а теперь Карполь снова пытается вывести их на чемпионский уровень.

КАРПОЛЬ Николай Васильевич

Герой Труда Российской Федерации, заслуженный тренер СССР и России, заслуженный работник физической культуры РФ, вице-президент Всероссийской федерации волейбола, президент и главный тренер «Уралочка-НТМК» Екатеринбург, почетный гражданин Екатеринбурга, Нижнего Тагила и Свердловской области

Самый титулованный волейбольный тренер мира, самый титулованный тренер России по игровым видам спорта.

Родился 1 мая 1938 года в деревне Березница Пружанского района Брестской области (Белоруссия). Страницы памяти Николая и его сверстников, отведенные под радужные детские воспоминания, начавшаяся война наполнила картинами бед и страданий. Приходит похоронка на отца, погибают двое братьев. Здоровье матери оказалось серьезно подорвано, поэтому заботы по воспитанию Коли и его младшего брата, появившегося на свет в 1943 году, легли на бабушку. Выживали, что называется, всем миром. Сегодня Николай Васильевич добрыми словами вспоминает свою тетю, у которой он провел несколько месяцев в период оккупации, и односельчан, чья помощь была бескорыстной и оказывалась по одному лишь велению сердца.
Спорт для мальчишек и взрослых послевоенной поры служил бесценной ниточкой к нормальной жизни, отличным способом поднять дух и закалить волю. И волейболу, пользовавшемуся поистине всенародной популярностью, в этом смысле принадлежала особая роль. Эту игру Николай полюбил с тех самых пор, когда ему с друзьями приходилось за неимением сетки перебрасывать мяч через обычную веревку. В школьные годы увлечение продолжилось. Немалую роль в зарождении и развитии у Николая Карполя серьезного интереса к спорту сыграл преподаватель физкультуры, человек незаурядной судьбы, Учитель с большой буквы Иван Дементьевич Серый, умевший увлекать, «заражать» своих воспитанников идеями покорения спортивного Олимпа.
В 1956 году в поисках своего места во взрослой жизни Николай Карполь, только что получивший аттестат зрелости, приезжает на Урал. В Нижнем Тагиле он поступает в профтехучилище, в течение 3 лет осваивает профессию мастера механического колонкового бурения и впоследствии распределяется на работу в трест «Уралбурвзрывпром». Молодая энергия и оптимизм помогают Николаю не только справляться с бытовыми трудностями той поры (далеко не «пятизвездочное» общежитие, не бог весть какой достаток), но и параллельно учиться на физико-математическом факультете Нижнетагильского Государственного педагогического института (НТГПИ) – с 1957 года на заочном, а год спустя на дневном отделении.
В вузе разносторонние спортивные таланты Николая воплощаются в достойные результаты: он устанавливает рекорд института в кроссе на 3000 метров, становится чемпионом на дистанции 1500 метров, успешно выступает за институтскую сборную по баскетболу. Все более уверенные шаги к вершинам волейбольного мастерства Карполю помог делать его тогдашний наставник, председатель Нижнетагильского комитета физкультуры и спорта, судья республиканской категории по волейболу, почетный гражданин Нижнего Тагила Илья Николаевич Симонов (1923–2009).
Впервые на тренерском поприще Н.В. Карполь пробует себя еще в студенческие годы – в 1959 году он создает волейбольный клуб на базе Индустриального педагогического техникума. В 1960 году Николай Карполь переходит в Свердловский областной совет ДСО «Трудовые резервы», где работает в качестве тренера до 1969 года. С 1963 года он тренирует сборную РСФСР «Трудовых резервов». Уже тогда Карполь начинает формировать основы собственной системы подготовки спортсменов, опираясь на опыт работы тренеров профессиональных волейбольных команд в странах-законодателях мировой волейбольной моды (Япония и др.).
По окончании НТГПИ в середине 1960-х годов Н.В. Карполь в течение 2 лет совмещал тренерскую работу с педагогической деятельностью — преподавал физику и астрономию в вечерней школе, техническую механику в профтехучилище.
В 1966 году Николай Карполь и Галина Дуванова, в те годы – одна из ведущих игроков «Уралочки», создают семью и год спустя переезжают в Свердловск. С 1969 года ведет отсчет летопись общей судьбы Николая Васильевича Карполя и отечественной волейбольной команды № 1 «Уралочка», практически все достижения которой связаны с именем ее главного тренера.
Вначале Карполю досталась команда любительского уровня, с немалым количеством нерешенных вопросов, в числе которых особой остротой отличались кадровые. Пришлось заняться многообразной селекционной работой, география которой практически совпадала с очертаниями самой страны. Первые годы ушли на создание прочного костяка команды, который составили верные «Уралочке» ветераны и способные новички (Шерстобитова, Радзевич, Логинова и др.), а также последовательное, настойчивое внедрение философии профессионализма и принципов жесткой дисциплины в тренировочном процессе. Уже скоро затраченные усилия начали приносить плоды…
В 1971 и 1973 годах воспитанница Николая Карполя Надежда Радзевич в составе юниорской сборной страны выигрывает европейские первенства, и в том же 1973 году ему присваивается звание заслуженного тренера РСФСР. Год 1973-й стал также годом первого значительного успеха «Уралочки»: тогда свердловская команда одолела в переигровке соперниц из Тулы и вышла в высшую лигу. Движение вверх шло нелегко, но неуклонно: год 1974-й – 10-е место в чемпионате страны; год 1975-й – 8-е место. В том же году «Уралочка», одолев сборную Москвы, которая в основном состояла из игроков национальной сборной, и уступив команде Украины лишь по соотношению партий, становится второй на Спартакиаде народов СССР. Тогда же прославленный тренер Г. Ахвледиани в газете «Правда» высоко оценил методику Карполя, в основе которой лежит подготовка игроков под заданную тактическую схему. Методика эта подтвердила свою эффективность и остается актуальной и сегодня.
В 1977 году Уралочка» завоевывает «бронзу» на чемпионате страны. В преддверии чемпионата Европы Н.В. Карполя приглашают работать вторым тренером национальной сборной, однако по окончании турнира у него возникают принципиальные разногласия с руководством сборной и он оставляет пост. Уже в следующем, 1978 году свердловские волейболистки впервые поднимаются на высшую ступень пьедестала почета союзного первенства, нарушив многолетнюю монополию московских клубов на этот титул. Тогдашняя «золотая серия» «Уралочки» продлится 5 лет (1978–1982).
В октябре 1978 года Н. Карполь создает на базе «Уралочки» и возглавляет национальную сборную СССР, имея сверхзадачей победу на московской Олимпиаде-80. Цель была успешно достигнута, и вряд ли правомочно считать, что блеск олимпийских медалей высшей пробы меркнет оттого, что в Москву по известным причинам не приехали некоторые сильные соперники – сборные Кубы, ГДР в мировой табели о рангах стояли ничуть не ниже наших волейболисток.
В 1982 году женская волейбольная сборная СССР неудачно выступает на чемпионате мира (6-е место), после чего Николая Васильевича отстраняют от работы с национальной сборной. У него появляется возможность сконцентрироваться на работе в «Уралочке», и это выливается в новый эксперимент. Для того чтобы естественная и неизбежная смена игроков не влияла на выступление команды мастеров, Карполь принимает решение создать еще одну команду, которая играла бы в классе «А» — «Уралочка-2». И эксперимент удается: так, в 1988 году новая команда выиграет Кубок СССР, а по итогам чемпионата страны 1991 года первую и вторую команды «Уралочка» будет разделять лишь одна строчка – мастера выиграют золотые медали, их «коллегам» достанутся бронзовые. Успешными будут выступления «Уралочки-2» и в чемпионатах России, где она не раз станет обладательницей «серебра» и «бронзы». Одновременно Карполем прикладываются эффективные усилия по развитию юношеской команды «Малахит», также выступающей в классе «А».
В 1981–1983 годах «Уралочка» добивается серьезных успехов на международном уровне, трижды завоевав Кубок европейских чемпионов. Однако поистине золотой век в тренерской карьере Н.В. Карполя начинается в середине 1980-х годов. С 1986 года и по 2005 год «Уралочка» не проигрывает ни одного национального чемпионата, трижды становится обладательницей Кубка СССР (1986, 1987, 1989), завоевывает Кубок европейских чемпионов (1987, 1989, 1990, 1994, 1995), Кубок обладателей кубков (1986).
В 1987 году после чемпионата Европы Н.В. Карполь возвращается на капитанский мостик сборной СССР. Магистральным направлением его работы становится подготовка советских волейболисток к Олимпиаде в Сеуле (1988). Главный тренер вносит коррективы в состав команды и убеждает своих подопечных в том, что они способны выигрывать. И победа приходит: из Кореи наша сборная привезла медали высшей пробы. Сам Н.В. Карполь считает драматический полуфинальный матч против китаянок лучшим среди всех встреч, который сыграли его воспитанницы. Добавим, что по накалу страстей и финальный поединок с волейболистками Перу можно отнести к явлениям эпического масштаба.
Еще дважды национальные женские сборные по волейболу под руководством Н.В. Карполя поднимутся на олимпийский пьедестал почета, завоевав серебряные медали: в Барселоне (1992, сб. СНГ) и Сиднее (2000) и Афинах (2004). Возглавляемая Н.В. Карполем женская сборная страны стала обладательницей золотых (1990) и бронзовых (1994, 1998, 2002) медалей чемпионатов мира; выигрывала чемпионаты Европы (1989-1993, 1997-2001), завоевывала на них серебряные (2003) и бронзовые (1995) медали.
Кроме успехов на родине в активе Н.В. Карполя, по существу, создание женского волейбола Хорватии (с 1990 года он работал в должности главного тренера загребской «Младости», чемпиона страны в 1992–1996 годах. В 1995–1999 годах хорватки три раза подряд выигрывали «серебро» чемпионатов Европы). Одновременно Николай Васильевич работал советником с правами главного тренера в испанском клубе «Мурсия» (1993–1996). Под руководством Н.В. Карполя клуб стал трижды чемпионом Испании. Интересный факт: в 1995 году «Уралочка» и «Мурсия» играли в финале Кубка европейских чемпионов. В качестве советника (1998 года – н. вр.) Н.В. Карполь сотрудничает в одном из клубов Японии, успешно выступающем в чемпионате Страны восходящего солнца. За «тылы» он мог быть спокоен: в его отсутствие у штурвала «Уралочки» нередко становилась супруга.
Всего за годы Мэтр волейбола Николай Карполь подготовил 15 олимпийских чемпионок, более 50 мастеров спорта международного класса. Его «Уралочка» — это команда, которая в отечественном волейболе имеет непререкаемый авторитет, обладает практически всеми титулами мирового клубного волейбола, неоднократно выигрывала престижнейший «Гран-при» (1997, 1999, 2002 – «золото», 1998, 2000 – «серебро», 1993, 1996 и 2001 – «бронза»). На базе клуба «Уралочка-3» создана команда «Динамо» (Моск. область), которая успешно стартовала в высшей лиге российского волейбольного первенства. И при всем том Карполь не чинит искусственных препятствий выступлениям своих учениц в зарубежных чемпионатах на правах легионеров и старается не портить отношений, если те решаются поменять гражданство.
В июне 2009 года Карполь был назначен техническим директором женской сборной Белоруссии, а в августе  сменил Виктора Гончарова на тренерском мостике белорусской команды. В ноябре 2010 года вследствии неудачного выступления команды в отборочном цикле чемпионата Европы-2011 ушел в отставку, при этом ему было предложено возглавить тренерский совет белорусской сборной.
Сам Николай Васильевич с иронией относится к титулам «гений селекции» и «мастер управления тонкой женской натурой», присвоенным ему прессой. Для него всегда были и остаются наиважнейшими вещами победные для его команд и его страны цифры на табло и счастливые лица его очаровательных подопечных.
Н.В. Карполь — заслуженный тренер СССР и РФ, заслуженный работник физической культуры России. Вице-президент Всероссийской федерации волейбола (с 1995), член волейбольного Зала славы. За особые трудовые заслуги перед государством и народом 23 апреля 2018 года Н.В. Карполю присвоено звание Героя Труда Российской Федерации с вручением знака особого отличия – золотой медали «Герой Труда Российской Федерации». Награжден также орденами «За заслуги перед Отечеством» III степени, Дружбы, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов. Имеет знаки отличия: «За заслуги перед Свердловской областью» II и III  степени, «Спортивная доблесть», а также почетный знак «За заслуги в олимпийском движении». Дважды удостоен премии «Спортивный Оскар» в номинации «Лучший тренер по волейболу среди женских команд». Ему присуждена национальная премия в области физической культуры и спорта 2017 года (номинация «Эпоха в спорте»). Почетный гражданин города Екатеринбурга, Нижнего Тагила и Свердловской области.
Страстный поклонник хорошей литературы: в разные годы увлекался творчеством Шолохова, Серафимовича, Белова, Распутина, Трифонова; любит жанр исторического романа. 

 

Николай Васильевич Карполь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector