Этот сюжет является довольно распространенным в фильмах, книгах и любых других формах повествования. Когда душа главного героя вот-вот отойдет в мир иной, его мозг прокручивает все яркие события из прошлой жизни. Мы говорим об этом причудливом явлении так: вся жизнь пронеслась перед глазами. Западные ученые придумали этому феномену лаконичное название LRE (life review experiences), что можно перевести как «опыт перемотки жизни».Жизнь

Это явление не ограничивается художественной литературой

Ученые детально наблюдают за переживаниями людей, переживших клиническую смерть либо находившихся в предсмертном состоянии. Нейрохирург Эбен Александр утверждает, что в подобной ситуации говорил с Богом. Другие люди уверены в том, что этот опыт является подтверждением существования загробной жизни. Однако вернуться с того света и рассказать о своих переживаниях удалось лишь единицам. К тому же все эти рассказы носят субъективный характер, и мы не можем заглянуть внутрь мозга в тот момент, когда люди находятся в предсмертном состоянии. Именно поэтому долгое время ученые объединяли LRE с галлюцинациями и сновидениями.Глаза

Появился новый подход к оценке феномена


Новое научное исследование, результаты которого были опубликованы в журнале «Сознание и познание», использует иной подход к оценке LRE. По мнению авторов эксперимента, существуют неврологические доказательства опыта перемотки жизни. Команда исследователей под руководством Джудит Кац, невропатолога из Университета Хадасса в Иерусалиме, проанализировала семь отчетов о LRE с развернутыми интервью людей, переживших этот необычный опыт. В итоге было обнаружено, что все эти рассказы имеют несколько общих элементов, в том числе и противоречащих общепринятым представлениям, сформированным в большей степени под влиянием художественной литературы.Мозг

Некоторые интересные выводы

Например, порядок событий опыта перемотки жизни не всегда хронологический. Чаще респонденты сообщали о случайном порядке увиденных событий либо их наслоении друг на друга. Вот что рассказал один из участников, которому чудом удалось избежать встречи со смертью: «Там наблюдается отсутствие временных ограничений. У меня возникало ощущение, что я был там в течение многих столетий. Я не был помещен в условия времени или пространства. И хотя это нереально, сравнивать минуту и тысячелетие, но все это промелькнуло перед глазами одновременно. Странно, но мой разум сумел разделить эти события на отдельные фрагменты».

Какими бывают эмоциональные переживания?


Другим распространенным элементом LRE было включение глубоко эмоциональных переживаний. Один из участников так описывал свой опыт: «Я мог войти в каждого человека и прочувствовать всю боль, которую ему пришлось испытать в своей жизни. Мне разрешили увидеть эту потаенную часть. Например, я видел и чувствовал события из жизни моего отца. Он делился со мной тем, что происходило с ним в раннем детстве, хотя это было для него необычайно трудно». Все интервьюируемые отметили, что после перенесенного опыта перемотки жизни они получили существенные изменения в перспективе относительно близких людей и важных жизненных событий. По мнению автора исследования, это была наиболее интересная часть эксперимента.Жизнь

Могут ли обобщения указывать на реальность феномена?

Авторы исследования пишут в своем заключении, что общие моменты в рассказах совершенно незнакомых друг другу людей добавляют аргументов в пользу реальности LRE. Нет сомнения, что этот феномен не может быть выдумкой литераторов и сценаристов, он реален, но до сих пор необъясним. Чтобы понять опыт перемотки жизни, ученые должны были идентифицировать процессы, которые происходят в это время в головном мозге человека. Доктор Кац и ее коллеги предложили сразу несколько теорий, объясняющих данное явление, одна из которых заслуживает пристального внимания.


Ученые сфокусировались на областях, которые хранят автобиографические воспоминания. Отметим, что сразу несколько зон головного мозга связаны с этим: префронтальная кора, медиальная височная или париетальная кора. Но каждый из отделов, попадающих в эту категорию, особенно уязвим перед гипоксией, или кислородным голоданием. В том случае, если происходит остановка сердца, мозг моментально перестает снабжаться кровью, обогащенной кислородом. Любопытно, что гипоксию может вызвать не только клиническая смерть, но и сильный стресс, при котором человек почти теряет сознание.Глаза

Заключительная стадия исследования

Авторы собрали воедино все выводы, которые были получены в ходе интервью, и предложили их для ознакомления онлайн-волонтерам, которые никогда не переживали подобный опыт. Оказалось, что многие вещи, которые были идентифицированы, большинство людей испытывает в тот или иной момент своей жизни в разных контекстах. К их числу можно причислить дежа-вю или сожаление о некоторых событиях из прошлого. Результаты онлайн-эксперимента показывают, что феномен LRE основан на изменении общего нейрокогнитивного механизма, который присущ основной массе здорового населения.Мозг

Это не является реакцией мозга на смерть


Когда ваша жизнь проносится перед глазами, это не является реакцией мозга на смерть. Это можно назвать суперконцентрированной версией умственных процессов, которые работают в вашем мозге день за днем. По мнению исследователей, здесь нет ничего мистического. Опыт перемотки жизни может возникнуть в любой момент, стоит вам встать перед лицом любой опасности.

Они стояли в девчачьем туалете, когда раздались первые звуки выстрелов из автоматического пистолета: тра-та-та. Они доносились откуда-то издалека, словно звучали не наяву, и девочки продолжали причесываться и прихорашиваться перед зеркалом…

Тра-та-та…

Зеркало, маленькое и узкое, типично казенное, но чисто вымытое, серебрилось загадочным блеском. Чуть раньше уборщица прошлась по нему тряпкой и специальным средством, и теперь мир в его глубине мерцал, словно внезапно открывшееся взору Зазеркалье. Прозрачное и ясное, словно мысли Бога. Словно мысли Создателя всего сущего, отраженные в неподвижной спокойной воде.

Девочки стояли совсем близко, плечом к плечу, стараясь одновременно видеть друг друга в зеркале:


— темноволосая, сияющая красотка, сжимающая локоть подружки крендельком согнутой рукой;

— и заплаканная, но уже опять улыбающаяся блондинка. Правда, свое отражение в зеркале она видела слегка размытым из-за недавних слез, как на фотографии, сделанной из-под мерцающей поверхности пруда, да и тушь немного размазалась.

— Я так за тебя рада, — обратилась она к подружке.

— Тогда почему же ты плачешь? — засмеялась брюнетка.

— От счастья!

— Ты уверена, что не завидуешь? — Темноволосая передала белокурой щетку для волос.

Тра-та-та.

Тра-та-та.

— Что это?

Блондинка затолкнула щетку, в которой запутались золотистые и темные шелковистые волоски, в рюкзак, рядом с хрестоматией английской литературы. Тонкие страницы книги напоминали полупрозрачную кожу мертвого ребенка, и, кажется, все мысли и идеи, существующие или, возможно, когда-либо существовавшие в мире, были собраны и записаны в одной этой книге.

Так-так-так-так-так.

Снова этот звук, и сразу после — мягкий булькающий всхлип. Короткий вскрик — так может охнуть человек, поскользнувшись и плюхнувшись в ванну с теплой водой.

— Что за черт? — проговорила одна из девушек.

— Что это было?..

Вторая направилась к двери, но подружка схватила ее за локоть:

— Стой, не ходи. А вдруг там?..

— Что?

— Не знаю. — Она выпустила ее локоть.


— Кто-то дурачится. Наверное, Райан Балбес…

Тра-та-та…

На этот раз громыхнуло близко, отчетливо, с металлическим звоном — так, что обе взвизгнули. За вскриком последовало молчание, бессмысленное, холодное и твердое, как керамическая плитка на стенах туалетной комнаты. Вдруг одна из подруг прошептала:

— Это Майкл Патрик. Вчера на тригонометрии он говорил, что принесет в школу пистолет, чтобы убить…

— Кого? Убить кого?

— Всех.

— Что?

— Он сказал, что все — долбаки. Я думала, он шутит… Все знают, что он придурок и урод.

— Почему ты никому не сказала?

— Я…

За дверью раздался еще один крик — отчаянный и безнадежный. «Помогите…» — застонал мужчина. И настала тишина.

Мистер Макклеод?

Повисло плотное, глухое молчание. И вдруг у одной девушки на правом запястье звякнули серебряные браслеты. Обе в ужасе замерли. Девушка плотно зажала браслеты второй рукой.

Дверь медленно открылась, и в туалет вошел юноша. Перед собой он держал большой иссиня-черный пистолет, обхватив его обеими руками.

Это был Майкл Патрик.

— Привет, — улыбнулся он.

Одна из подружек тяжело сглотнула, заталкивая назад готовое вырваться рыдание:

— Майкл…

На нем была переливающаяся рубашка — чистая светлая рубашка, — но под мышками уже расползлись огромные уродливые пятна пота. На шее, чуть ниже подбородка, виднелась воспаленная царапина, должно быть, порезался утром при бритье, когда торопился.


Майкл Патрик усмехнулся. Тяжело дыша, убрал одну руку со ствола и сунул ее в карман джинсов. Он был обут в белые с голубыми молниями по бокам кроссовки с болтающимися шнурками.

— Ну? — Его голос разорвал тишину.

Девушки вздрогнули.

— Ну, — повторил он чуть мягче, словно извиняясь за то, что их напугал. — Которую из вас пристрелить?

Обе старались не дышать.

Молча смотрели ему в лицо, словно видели впервые. Кто это здесь с направленным на них пистолетом? Сколько раз в классе и в коридоре они проходили мимо Майкла Патрика и никогда даже не взглянули на него? Ненависть, живая и осязаемая, притаилась, поджидая. Уродливая и зловещая, как черная дыра, которая поглощает все на своем пути.

Он направил револьвер на одну из них, потом на другую:

— Ну, так кого же мне убить?

На этот раз они даже не вздрогнули. В зеркале у них за спиной — немного бесстрастного бессмертия и равнодушной бесконечности — как ни в чем не бывало продолжали в полной безопасности жить их отражения.

Одна из них наконец сглотнула, перевела дыхание и прошептала:

— Пожалуйста, не убивай никого из нас.

Майкл ухмыльнулся:

— Я убью только одну. Но вот кого?

Ткнул пистолет им в лицо так, чтобы они ощутили его запах — запах серы и масла.

Темноволосая девушка откашлялась и проговорила отчетливо и ясно, словно готовилась к этому годами:


— Если тебе надо убить одну из нас, убей меня. Майкл Патрик согласно кивнул в ответ и засмеялся. Теперь он не спешил.

— Ну а ты? — Он повернулся к другой девушке. — Что ты можешь сказать?

Блондинка увидела свое отражение в зеркале за его спиной, заново ощутила рядом тепло подружки, влажное живое тепло. Слегка отодвинулась от нее. Опустила глаза к полу. Подруга дышала уже совсем спокойно. На сером линолеуме отчетливо виднелись царапины и странные золотые точки, словно кто-то каблуками втаптывал в пол драгоценности.

Она закрыла глаза.

Вокруг повисло ожидание.

И никого, кроме них троих. И никого, и ничего за ее пределами, по крайней мере, так казалось. Ни флага, хлопающего снаружи на ветру на верхушке флагштока. Ни вспыхивающей на солнце стойки для велосипеда. Ни оранжевых двойных дверей, открытых или закрытых. Ни стеклянного стеллажа в зале с наградами и кубками. Ни самого спортивного зала, пахнущего резиной и матами. Ни директорского кабинета с письменным столом, заваленным фотографиями смущенно улыбающихся детей и их мамаш, таких разных и все-таки чем-то неуловимо похожих, молодых и красивых или среднего возраста и полноватых, что уставились прямо в объектив.

Вся жизнь перед глазами с Умой Турман- объясните? [PDA] — Littleone 2009-2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector